Мне нужен труп! Я выбрал Вас!
Добро пожаловать на форум «Клуб любителей детективов» . Нажмите тут для регистрации

  • Объявления администрации форума, интересные ссылки и другая важная информация
КЛУБ ЛЮБИТЕЛЕЙ ДЕТЕКТИВА РЕКОМЕНДУЕТ:
Альтер П. Беркли Э. Блейк Н. Буало-Нарсежак Дивер Д. Карр Д.Д. Квин Э. Кобен Х. Коннелли М. Кристи А. Бюсси М.

В случае отсутствия конкретного автора в алфавитном списке, пишем в тему: "Рекомендации участников форума"

Анонс «Библиотечки форума»: Дж. Коммингс "Озеро Безумной Луны" (сенатор Баннер — 3) В рамках проекта "Мастера невозможного преступления —Дж. Коммингс"
Анонс Читального зала «У камина»: ...
Анонс «Убийства на улице ЭДГАРА»: Рут Ренделл «Упавшая завеса» (1975)

АЛФАВИТНЫЙ СПИСОК АВТОРОВ: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


«Детектив — это интеллектуальный жанр, основанный на фантастическом допущении того, что в раскрытии преступления главное не доносы предателей или промахи преступника, а способность мыслить» ©. Х.Л. Борхес

Эдмунд Криспин «Имя на окне»

Модератор: киевлянка

Эдмунд Криспин «Имя на окне»

СообщениеАвтор zaa » 07 фев 2016, 10:21

Внимание! В топике присутствуют спойлеры. Читать обсуждения только после прочтения самого рассказа.

Выход на русском языке двух романов Эдмунда Криспина наконец-то снял завесу забвения с этого замечательного автора. Теперь одно из лучших произведений не только Криспина, но и, пожалуй, всего детективного жанра — роман «Шагающий магазин игрушек», а также «Дело о золотой мушке» есть на русском языке, и уже планируется продолжение.
В библиотечке нашего клуба представлены рассказы Криспина, по которым можно оценить творчество этого незаслуженно забытого автора.


Этот широко известный (но пока что не русскоязычному читателю) рассказ Эдмунда Криспина о Жервезе Фене и инспекторе Хамблби из антологии «Берегись поезда», по которому мы однажды провели игру, заслуженно является классикой литературы о запертой комнате. Подождите — или не является? Вам решать… Впервые он представлен без сокрытий и утаек, в абсолютно оригинальном облике.

Первый перевод на русский язык.

Весь материал, представленный на данном форуме, предназначен исключительно для ознакомления. Все права на произведения принадлежат правообладателям (т.е. согласно правилам форума он является собственником всего материала, опубликованного на данном ресурсе). Таким образом, форум занимается коллекционированием. Скопировав произведение с нашего форума (в данном случае администрация форума снимает с себя всякую ответственность), вы обязуетесь после прочтения удалить его со своего компьютера. Опубликовав произведение на других ресурсах в сети, вы берете на себя ответственность перед правообладателями.
Публикация материалов с форума возможна только с разрешения администрации.


Edmund Crispin (pen name of Robert Bruce Montgomery) "The Name on the Window" [Gervase Fen; Inspector Humbleby]. (ss) The (London) Evening Standard 1949; EQMM Feb ’53. Collected in author's anthology Beware of the Trains (1952).


___День после Рождества; снег и лёд; дорога покрылась ледяной коркой в холодном тумане. В северном Оксфорде в доме профессора английского языка и литературы в три минуты восьмого вечера прозвонил дверной звонок.
___Этот праздничный сезон тяжело сказался на терпении и жизнерадостности Фена; завершился он в тот вечер исключительно скучным детским праздником, посреди остатков которого он теперь восстанавливал силы бокалом виски; и, услышав звонок, он пришёл к неизбежному выводу, что один из малышей, наконец выпровоженных им за дверь полчаса назад, забыл-таки у него какое-либо бесценное сокровище, вроде своего накладного носа, и вернулся потребовать его назад. Однако в данном случае, несмотря на его преждевременные стоны, это предположение оказалось в корне неверным: на его пороге стоял не капризный ребёнок с расстройством пищеварения, а аккуратно одетый седеющий мужчина с алым кончиком носа и страдающими глазами.
— Я не могу вернуться назад, — сказал этот призрак. — Мне не добраться до Лондона сегодня. Дороги непроходимы, а поезда все опаздывают на несколько часов. Вы не могли бы одолжить мне постель?
___Интонации показались знакомыми; и, внимательнее разглядев лицо, Фен обнаружил, что и оно знакомо ему тоже. — Мой дорогой Хамблби, — сердечно сказал он, — проходите. Разумеется, я постелю вам. Что занесло вас в эту часть света в такое время?
— Охота за привидениями. — Детектив-инспектор Хамблби из Нью-Скотленд-Ярда извлёк себя из пальто и шляпы и повесил их на крючок поверх двери. — Как раз по сезону, но ничего приятного. Он яростно постучал по полу ногами, что, судя по его выражению, не согрело его, а, наоборот, причиняло страдания, и уставился мимо Фена. — Дети, — вдруг мрачно простонал он. — Быть может, какая-нибудь из оксфордских гостиниц…
— Дети ушли, — объяснил Фен, — и уже не вернутся.
— Ах. Ну, тогда… — И Хамблби проследовал за Феном в гостиную, где горел громадный камин и стояла слегка покосившаяся рождественская ель, лишённая всей своей роскоши, с остатками мишуры, крошечными шарами и водружённой на верхушке феей в вызывающей позе. — Вот так-то лучше. У вас есть что выпить? И хороший совет мне бы тоже не помешал.
___Фен уже наливал виски. — Усаживайтесь и чувствуйте себя как дома, — сказал он. — Так вы верите в призраков?
— Доказательства в пользу полтергейстов, — осторожно ответил Хамблби, протягивая руки к теплу камина, — кажутся мне весьма убедительными… Уэсли, вы знаете, и Гарри Прайс, и все прочие. Что касается других их разновидностей, то я не столь уверен — хотя надеюсь, что они существуют, просто чтобы стереть усмешку с лиц газетчиков. — Он взял в руки потёртый медный паровозик, лежавший на диване рядом с ним. — Мне казалось, Жервез, что ваши дети гораздо старше…
— Сироты, — нахмурился Фен, ударив по сифону. — Я развлекаю сирот из близлежащего приюта… Так что касается того конкретного привидения, о котором вы говорили…
— О, в него-то я не верю, — уверенно потряс головой Хамблби. — То место, где оно якобы водится, само по себе отвратительно пахнет — как скисший пирог — и ещё там когда-то девушка убила  мужчину, склонявшего её к неким весьма не вдохновлявшим её поступкам; но история о призраке — не больше чем выдумка для развлечения посетителей. — Хамблби принял от Фена протянутый бокал и хмуро поглядел на него, прежде чем выпить. — Проклятый старший инспектор, — злобно процедил он, — срывает меня с рождественского ужина ради этого…
— В самом деле, Хамблби, — Фен был суров, — вы сегодня особенно непоследовательны. Где находится то место, о котором вы говорите?
— Это Райдаллс.
— Райдаллс?
— Райдаллс, — подтвердил Хамблби. — Место обитания, — он уточнил неохотно, — Чарльза Моберли, архитектора. Это в пятнадцати милях отсюда, по абингтонской дороге.
— Да, припоминаю. Эпохи Реставрации?
— Может быть. Старое, во всяком случае. И там большой парк, с павильоном восемнадцатого века в четверти мили от дома, среди деревьев. Вот там оно и случилось — убийство, то есть.
— Убийство человека, который соблазнял девушку?
— Нет-нет. То есть, да. То убийство произошло тоже в павильоне, без сомнения. Но потом было и другое — то, что позавчера, в смысле.
Фен уставился на него. — Сэр Чарльз Моберли убит?
— Нет-нет-нет. Не он. Другой архитектор, другой рыцарь — сэр Лукас Уэлш. В Райдаллс проходила большая вечеринка, сэр Лукас с дочерью Джейн были среди гостей, и, понимаете, в канун Рождества сэр Лукас решил, что хочет пойти и увидеть привидение.
— Вам-то всё это, наверное, ясно, но мне…
— Слушайте дальше… Очевидно, сэр Лукас крайне доверчив — был крайне доверчив во всём, что касалось привидений, так что он сказал, что отправится в павильон в темноте и полном одиночестве.
— И там он был убит, и вы не имеете понятия, кем именно.
— Нет, это-то я знаю. Сэр Лукас умер не сразу, понимаете: он успел написать на оконном стекле имя убийцы, и названный джентльмен, молодой немец Отто Мёрике, сейчас находится под арестом. Но чего я совсем не понимаю — как Мёрике вошёл в павильон и покинул его.
— Загадка запертой комнаты?
— Только в широком смысле слова. Не то чтобы павильон был действительно заперт, просто…
___Фен взял с каминной полки свой бокал, который поставил туда, чтобы ответить на звонок. — Начните, — предложил он, — с самого начала.
— Очень хорошо. — Откинувшись на спинку дивана, Хамблби благодарно отхлебнул свой виски. — Итак, вот эта рождественская вечеринка в Райдаллс. Хозяин — сэр Чарльз Моберли, известный архитектор… Вы с ним никогда не встречались?
Фен покачал головой.
— Человек полный, уже седеющий; в чём-то довольно хвастлив и глуповат, напоминает мне студента-регбиста. Не женат; вложения выгодные, даже очень, учитывая, с какой щедростью он расточает гостеприимство; среди прочего строил Уонсвортскую электростанцию и Бекфордское аббатство; спортсмен; человек широкой души, но того завистливого рода, я бы сказал, что ненавидит, когда щедрость проявляет кто-то, кроме него. Возможно, себе на уме — я бы с ним не смог быть на короткой ноге.Знаменитость, тем не менее; совершенно определённо. И сэр Лукас Уэлш, приглашённый среди прочих, тоже прославился на том же поприще. Никогда не видев сэра Лукаса вживую, я мало могу рассказать о его характере, но…
— Мне кажется, — перебил его Фен, — что я однажды его видел, когда он строил в моём колледже четвёртый дворик. Такой невысокий брюнет, не правда ли?
— Да, он выглядел так.
— Весь из себя нервный и упрямый.
— Да, упрямство его очевидно. И я так понимаю, что он верил во всю модную чепуху — йогу, то есть, бэконовскую гипотезу и прочие интеллектуальные — гм — отбросы того же рода: отсюда-то и появляется страсть к призракам. Джейн, его дочь и наследница (а сэр Лукас едва ли не состоятельней сэра Чарльза) — очаровательное создание восемнадцати лет, о которой ничего больше и не скажешь помимо того, что это очаровательное создание восемнадцати лет. Дальше идёт Мёрике, человек, которого я арестовал: худой, лет тридцати, пилот Люфтваффе во время войны, а теперь студент-архитектор, попал сюда по какой-то непонятной программе обмена, которые вечно устраивают университеты — отсюда знакомство с сэром Чарльзом и приглашение на домашнее мероприятие. И последний из важных гостей — с точки зрения преступления, я имею в виду — человек из Департамента криминальных расследований графства Суссекс по имени Джеймс Уилберн. Он важен тем, что его свидетельства совершенно достоверны — в этом деле нужно иметь точку опоры, и вот Уилберн — это она; так что не утруждайте себя сомнением в его словах о чём-либо.
— Я не буду, — пообещал Фен. — Я буду ему верить.
— Хорошо. Итак, за ужином в канун Рождества разговор переходит на привидение из Райдаллс — и я установил, что виновником перехода на эту тему был Отто Мёрике. Пока всё сходится: привидение из Райдаллс работает как приманка, на которую сэр Лукас не мог не клюнуть, что он и сделал, уговорив наконец не хотевшего соглашаться хозяина пойти в павильон после ужина и остаться там на час или два. Когда время пришло, сэр Чарльз и Уилберн проводили его на место испытания — никто из них собственно в павильон не входил. Уилберн спокойно вернулся в дом, оставив сэра Чарльза и сэра Лукаса за беседой. И затем сэр Чарльз, убедившись, что сэр Лукас вошёл внутрь, тоже направил свой путь обратно, как раз успев к сигналу тревоги.
— Сигналу тревоги?
— Многие уже и до этого пробовали увидеть призрака, и специально для них в павильоне поставили звонок на случай, если им понадобится помощь… Этот звонок прозвучал вскоре после десяти часов, и на помощь поспешил целый отряд людей, включая сэра Чарльза, Джейн Уэлш и Уилберна.
___Вам надобно знать, что павильон сам по себе весьма мал. В нём всего одна круглая комната с двумя окнами друг напротив друга (оба накрепко заколочены); в неё попадают через длинный и узкий коридор, отходящий перпендикулярно окружности, и единственная входная дверь находится в его торце.
— Как замочная скважина, — предположил Фен. — Если посмотреть сверху, то будет гигантская замочная скважина, круглая часть соответствует комнате, прямая — коридору, а дверь в самом низу.
— Вот именно. Он стоит на поляне посреди парка, на небольшой возвышенности — псевдопалладианского стиля, с пилястрами (или как вы там их называете): похож на заброшенный античный храм в миниатюре. Никто не ухаживал за ним много десятилетий, с тех самых пор, как прежнее убийство положило конец  его карьере любовного гнёздышка для поколений помещиков. Как там Элиот сказал — что-то про мысль и безжизненные тела? Вот такое впечатление он производит. Дом-то в порядке, потому что как только его не используют — едят, читают, рождаются, умирают и всё такое. Но это место предназначалось для одной-единственной цели и теперь её лишено…
Там нет никакой мебели, кстати. И пока проклятый сэр Лукас не отпер дверь, никто не заглядывал внутрь два или три года кряду.
Но вернёмся к истории.
___Погода стояла хорошая: вы ведь помните, что в канун Рождества этой метели и бурана ещё не было? И спасательная экспедиция, если так их назвать, не считала свой поход более чем увеселительной прогулкой; я имею в виду, что никого серьёзно не обеспокоил тревожный звон, за исключением Джейн, которая отлично знала, что её отец никогда бы не прервал своего надзора ради грубого розыгрыша; но даже она позволила себе быть убеждённой уверениями остальных. По прибытии на павильон, они нашли дверь захлопнутой, но не запертой; и, открыв её и посветив внутрь фонариками, увидели единственную цепочку следов, ведущую ко входу в круглую комнату. Действуя по инстинкту или же по опыту, Уилберн велел не затаптывать этих следов; и так они и вошли внутрь — теперь к ним присоединился и Отто Мёрике, по его дальнейшему заявлению, «одиноко прогуливавшийся по парку» — на место преступления.
___Камин, два окна, грубо расписанный потолок — и в избранном сюжете, и в исполнении — холщовый стул, выключенный фонарик, тонны паутины, и на всём, за исключением стула и фонарика, целые слои пыли. Сэр Лукас лежал на полу возле одного из окон, совсем рядом с кнопкой звонка; и старый стилет, впоследствии оказавшийся выкраденным из дома, был вонзён в тело под левой лопаткой (никаких проклятых отпечатков ни на нём, ни на чём более в окрестности). Сэр Лукас был всё ещё жив и даже в сознании. Уилберн нагнулся над ним и спросил, кто сделал с ним это. И сэр Лукас криво усмехнулся и едва слышно прошептал — здесь Хамблби достал блокнот и сверился с ним — прошептал: «Я написал это — на окне. Первое, что сделал, как очнулся. Ещё до того как позвонил или что-то ещё, на случай, если вы не успеете вовремя — вовремя, чтобы я сам сказал вам, кто…»
___Тут его голос стих. Но последним усилием он приподнял голову, посмотрел на окно, кивнул и опять улыбнулся. Так он и умер.
___Все слышали его, и все посмотрели туда же. За окном горел яркий лунный свет, и буквы на поверхности стекла выделялись отчётливо.
___ОТТО.
Тогда Отто вроде как подался назад, и сэр Чарльз схватил его в охапку, и они подрались, и наконец удар сэра Чарльза вышвырнул Отто прямо в вышеупомянутое окно, и сэр Чарльз выскочил за ним, и они продолжили драться снаружи, растоптав окно в пыль, пока Уилберн и компания не разняли их. Кстати, Уилберн говорит, что вылет Отто в окно показался ему подстроенным — отчаянной попыткой уничтожить улики; хотя, конечно, так много людей видели написанное имя, что оно остаётся прекрасным доказательством, даже будучи уничтоженным.
— Мотив? — спросил Фен.
— Вполне солидный. Джейн Уэлш хотела выйти за Отто замуж — влюбилась в него без ума, грубо говоря, — а отец совсем не одобрял; частично из-за его немецкого происхождения, а частично из опасений, что парень нацелился на перспективное наследство Джейн, а не её саму. Ну и в довершение бед, Отто служил в Люфтваффе, а мать Джейн погибла в 1941 году при авианалёте. Учитывая, что Джейн всего восемнадцать, отец убедил бы магистратов, что в силу таких проблематичных обстоятельств этот брак не должен состояться ни при каких условиях. Так что убийство сэра Лукаса, с точки зрения Отто, было выгодно вдвойне: оно делало Джейн богатой и убирало препятствие к браку.
— Если не воспротивится новый опекун Джейн.
— Новый опекун Джейн — дядюшка, которым она вертит вокруг пальца… Но вот в чём дело. — Хамблби оживлённо нагнулся вперёд. — Вот в чём дело: окна наглухо заколочены; никаких потайных дверей — даже в теории; труба, сквозь которую не пролезет и младенец; пыль на полу коридора, единственная цепочка следов, достоверно принадлежащая самому сэру Лукасу… Если вы думаете, что Отто мог войти и выйти, ступая в эти следы, как юный паж из истории короля Вацлава, то вы ошибаетесь. Ноги Отто слишком велики, для начала, и ни один из следов не был потревожен; так что это исключается. Но тогда как ему это удалось? В коридоре нет никакой мебели — ничего, по чему он мог бы пройти. Это длинная и пустая зала; а расстояние от входа до комнаты (в которой пыль на полу была всё же совершенно смешана спасательной экспедицией) слишком велика, чтобы допрыгнуть. Да и оружие не такого рода, что можно выстрелить из духового ружья или трубки, или прочей чепухи этого рода; оно не было ни достаточно острым, ни достаточно тяжёлым, чтобы войти так глубоко при броске. Так что, если отбросить призраков, где объяснение? Вы видите хоть одно?
___Фен ответил не сразу. В течение всего рассказа он оставался на ногах, опершись на каминную полку. Теперь он взял у Хамблби пустой бокал и свой собственный и понёс их к графину; и лишь наполнив их вновь, он заговорил.
— Предположим, — сказал он, — что Отто проехал по коридору на велосипеде…
— На велосипеде? — Хамблби был ошарашен. — Как?..
— Да, на велосипеде, — твёрдо повторил Фен. — Или, предположим опять же, что он принёс с собой ковёр, раскрутив его перед собой, когда входил, и свернув обратно, когда вышел…
— Но пыль! — простонал Хамблби. — Разве я недостаточно ясно выразился, что, помимо следов, пыль не была потревожена! Велосипеды, ковры…
— По крайней мере, на части пола, — заметил Фен, — пыль была сметена спасательной экспедицией.
— Ах, это… Да, но уже после того, как Уилберн осмотрел пол.
— Осмотрел во всех подробностях?
— Да. В тот момент они всё ещё не догадывались, что что-то не так; и когда Уилберн повёл их, они ухмылялись за его спиной, когда он, пародируя работу сыщика, обвёл фонариком каждый дюйм пола, притворяясь, что ищет кровь.
— Подобное развлечение, — старомодно высказался Фен, — меня бы не повеселило.
— Наверное, нет. В любом случае, суть в том, что Уилберн готов поклясться в отсутствии каких-либо повреждений или следов в слое пыли, кроме этих отпечатков… По мне, лучше бы он в этом не клялся, — жалостливо сказал Хамблби, — потому что только это меня удерживает. Но я не могу заставить его.
— Вы и не должны его заставлять, — сказал Фен с интонацией собственного морального превосходства. — Это неэтично. А что с кровью?
— Кровь? Её почти не было. В таких узких ранах почти не бывает наружного кровотечения.
— Ясно. Тогда ещё один вопрос; и если ответ таков, как я и ожидал, то я смогу сказать вам, как Отто сделал это.
— Если, я рискну предположить, — подозрительно сказал Хамблби, — вы думаете о ходулях…
— Мой дорогой Хамблби, не будьте столь наивны.
Хамблби еле сдержал себя. — Ну? — произнёс он.
— Имя на окне, — сказал Фен почти сонно. — Оно было написано заглавными буквами?
Чего Хамблби ожидал, так не этого. — Да, — ответил он. — Но…
— Подождите, — Фен опустошил свой бокал. — Подождите, пока я совершу один телефонный звонок.

___Он ушёл. Лишившись в миг покоя, Хамблби вскочил на ноги, зажёг сигару и начал ходить по комнате. Он нашёл заводной самолёт, брошенный под креслом, и запустил его. Тот задел голову Фена, как только он вновь появился в дверном проёме, вылетел в холл, ударился там в вазу и разбил её. — Извините, — слабо произнёс Хамблби. Фен не сказал ничего.
___Но полминуты спустя, когда он немного остыл, то горько заметил: — Запертые комнаты… Я скажу вам, что это такое, Хамблби: вы читаете слишком много литературы; у вас в голове только запертые комнаты.
___Хамблби решил, что не в его интересах протестовать. — Да, — сказал он,
— Гидеон Фелл однажды дал очень хорошую лекцию о проблеме запертой комнаты в связи с делом Пустого человека; но одного разряда он туда не включил.
— Ну?
Фен потёр лоб. — Он не включил запертую комнату, которая не является таковой: как, например, эту. Объяснение того, как Отто вошёл в эту круглую комнату и вышел, простое: он не входил туда и не выходил.
Хамблби опешил. — Но сэр Лукас не мог быть заколот до того, как вошёл в круглую комнату. Сэр Чарльз сказал…
— Ах, да. Сэр Чарльз видел, как он вошёл — но только с его слов. И к тому же…
— Постойте-ка, — Хамблби был весьма озадачен. — Я вижу, куда вы клоните, но этому есть серьёзные противоречия,
— Такие, как?
— Ну, для начала, сэр Лукас назвал имя убийцы.
— Ага, убийцы, подкравшегося со спины… Да я ничуть не сомневаюсь, что сэр Лукас действовал с самыми честными намерениями: Отто, видите ли, был единственным членом семьи, у которого, по мнению сэра Лукаса, был мотив. В действительности же, у сэра Чарльза он был тоже — как я только что выяснил. Но сэр Лукас-то этого не знал; и в любом случае, он вполне отчётливо не хотел, чтобы Отто женился на его дочери, так что риск ложно обвинить бывшего пилота вполне для него оправдывался… Следующее возражение?
— Имя на окне. Если, как уверял сэр Лукас, первое, что он сделал, очнувшись, было сообщение имени напавшего, тогда бы он, без сомнения, раз уж был способен войти в павильон и позвать на помощь, был бы способен и написать имя снаружи окна, что ближе и столь же мрачно, как и изнутри. Разумеется, при вашем предположении, что он был ранен, ещё не войдя в павильон.
— Я уверен, что он это и сделал — написал имя снаружи, то есть.
— Но все люди сказали, что оно было изнутри. Когда вы входите в банк, к примеру, вы не замечали, как название банка…
— Имя «Отто», — перебил его Фен, — больше, чем палиндром. Оно не только читается в обе стороны одинаково. Заглавные буквы в нём ещё и симметричны — не как B или P, или R, или S, а как A или Н, или M. Так что напишите его снаружи окна, и никто не отличит его от написанного изнутри.
— Боже мой, точно, — согласился Хамблби. — Я об этом не подумал. И обнаружение имени с наружной стороны было бы роковым для сэра Чарльза с его заверением, что сэр Лукас вошёл в павильон целым и невредимым; значит, «подстроенность», которую видел Уилберн, принадлежала сэру Чарльзу, не Отто; когда он понял, что имя написано снаружи — сэр Лукас сказал, что сделал надпись прежде всего, — он решил уничтожить окно, прежде чем кто-нибудь рассмотрит его повнимательнее… Хотя, стоп: не мог сэр Лукас войти в павильон, как сэр Чарльз и говорил, а потом выйти вновь, и…
— Один ряд следов, — возразил Фен, — на полу. Не три.
Хамблби кивнул. — Тут я оплошал. Сплошные запертые комнаты, как вы говорите, на уме. Но каков мотив сэра Чарльза — тот, о котором сэр Лукас не знал?
— Белчестер, — ответил Фен. — Белчестерский собор. Как вам известно, он был разрушен в войну, и должен был строиться новый. Я позвонил декану — он мой знакомый — и спросил, кто архитектор, и он сказал, что соревновались проекты сэра Чарльза и сэра Лукаса, и победил последний. Обоим сообщили об этом по почте, и вполне вероятно, что извещение пришло сэру Чарльзу прямо утром двадцать четвёртого. Сэру Лукаса, возможно, тоже; но оно было отправлено ему домой и, даже если бы его переслали, не успело бы добраться в Райдаллс до убийства. Итак, только сэр Чарльз знал о результатах конкурса; а поскольку со смертью сэра Лукаса был бы принят оставшийся вариант… — Фен пожал плечами. — В деньгах ли дело? Или просто была задета его профессиональная гордость? Ну-ну. Давайте ещё по бокалу, прежде чем вы пойдёте звонить. Перед лицом палача мы все равны.


Опубликовано в 1949 году.
Переведено 29 апреля - 28 июня 2014 года.


Литературный перевод zaa.
Редактура киевлянки.
© Данные материалы разрешается использовать с обязательным указанием авторства и ссылки на первоисточник (форум «Клуб любителей детектива»).
Niðib Aþravened!
"Vivre sans lire est la même chose que vivre sans voir le soleil".

За это сообщение автора zaa поблагодарили: 12
Борис Карлович (11 фев 2016, 13:37) • DeMorte (10 мар 2016, 20:55) • igorei (07 фев 2016, 18:31) • Iris (07 фев 2016, 10:34) • minor (19 фев 2016, 15:14) • Mrs. Melville (07 фев 2016, 13:26) • Гастингс (08 фев 2016, 23:46) • Stark (07 фев 2016, 12:02) • TheEndOfChapter (07 фев 2016, 10:48) • Полковник МАРЧ (07 фев 2016, 15:41) и ещё 2
Рейтинг: 80%
 
Аватар пользователя
zaa
Переводчик и генератор идей
Переводчик и генератор идей
 
Автор темы
Сообщений: 2578
Настроение: СчастливыйСчастливый
Стаж: 74 месяцев и 11 дней
Карма: + 54 -
Откуда: Глазов. Столица Северной Удмуртии. Увы, город без метро
Благодарил (а): 129 раз.
Поблагодарили: 971 раз.

Re: Эдмунд Криспин «Имя на окне»

СообщениеАвтор Виктор » 14 фев 2016, 18:44

Отлично!
Классическая загадка и классическое решение.
"Если у вас пропал джем, а у кого-то выпачканы губы,
это ещё не доказательство вины".

Эдмунд К. Бентли
Виктор
Куратор темы
Куратор темы
 
Сообщений: 1378
Стаж: 46 месяцев и 29 дней
Карма: + 34 -
Откуда: г. Великий Новгород
Благодарил (а): 804 раз.
Поблагодарили: 1188 раз.

Re: Эдмунд Криспин «Имя на окне»

СообщениеАвтор Полковник МАРЧ » 21 фев 2016, 00:54

zaa писал(а):заслуженно является классикой литературы о запертой комнате. Подождите — или не является? Вам решать…

Классика на все сто!!! Спасибо огромное за доставленное удовольствие от чтения этого рассказа!!!
Полковник МАРЧ
Бывалый
Бывалый
 
Сообщений: 918
Стаж: 56 месяцев и 12 дней
Карма: + 15 -
Благодарил (а): 435 раз.
Поблагодарили: 284 раз.

Re: Эдмунд Криспин «Имя на окне»

СообщениеАвтор Доктор Праути » 06 авг 2016, 15:20

Фен не дал внятного финального объяснения - что всё-таки на самом деле случилось у входа в павильон. Поминутно, поэтапно. Поэтому для меня осталось непонятным:
1. Фен говорит, что имя на окне, на внешней стороне, написала жертва. Зачем???? Стоят два человека, разговаривают о привидениях, вдруг один бьет стилетом другого под лопатку, и раненый пишет имя на окне, причем имя совершенно другого человека. Вот если бы имя написал убийца, тогда всё встает на свои места...
2. Почему жертва перед смертью выдает какую-то длинную, маловразумительную фразу? Почему бы просто не назвать имя убийцы, два слова?

Мне представляется объяснение таким образом: убийца наносит смертельный удар в спину и пишет имя на окне, чтобы свалить вину на другого. Жертва входит в павильон, добирается до звонка и падает. Прибежавшие видят имя на окне и думают, что его написал умирающий, который, умирая, решил сказать последние слова загадками... Затем убийца, видя свою оплошность в виде надписи не с той стороны, хватает Отто и вышибает им окно, тем самым уничтожая улики. Всё. Это должен был сказать ученый Фен. Четыре предложения. Простым человеческим языком. Но он этого не сделал.

Если же я не прав и чего-то не понял - помогите, подскажите, ткните пальцем, где я не увидел прелести этого рассказа?
В человеке, не желающем выходить из замкнутого пространства, есть нечто интригующее, как и в предположении, что зло можно удержать на безопасном расстоянии простыми средствами вроде музыки или клейкой ленты.
Даррел Швейцер "Тень смерти"
Аватар пользователя
Доктор Праути
Ветеран
Ветеран
 
Сообщений: 1092
Стаж: 40 месяцев и 28 дней
Карма: + 37 -
Благодарил (а): 561 раз.
Поблагодарили: 868 раз.

Re: Эдмунд Криспин «Имя на окне»

СообщениеАвтор Петр Алексеевич » 01 ноя 2016, 09:28

Второе замечание Доктора Праути - в точку. А насчет первого - видимо, убитый убийцу не видел, но, будучи предубежден против Отто, написал его имя и пошел звонить в колокольчик.
Петр Алексеевич
Свой человек
Свой человек
 
Сообщений: 291
Стаж: 85 месяцев и 29 дней
Карма: + 8 -
Благодарил (а): 4 раз.
Поблагодарили: 27 раз.



Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0

Кто просматривал тему Кто просматривал тему?