О Бахус! О моя древняя шляпа!
Добро пожаловать на форум «Клуб любителей детективов» . Нажмите тут для регистрации

  • Объявления администрации форума, интересные ссылки и другая важная информация
КЛУБ ЛЮБИТЕЛЕЙ ДЕТЕКТИВА РЕКОМЕНДУЕТ:
Альтер П. Беркли Э. Блейк Н. Буало-Нарсежак Дивер Д. Карр Д.Д. Квин Э. Кобен Х. Коннелли М. Кристи А. Бюсси М.

В случае отсутствия конкретного автора в алфавитном списке, пишем в тему: "Рекомендации участников форума"

Анонс «Библиотечки форума»: Дж. Коммингс "Озеро Безумной Луны" (сенатор Баннер — 3) В рамках проекта "Мастера невозможного преступления —Дж. Коммингс"
Анонс Читального зала «У камина»: ...
Анонс «Убийства на улице ЭДГАРА»: Харлан Эллисон «Визг побитой собаки» (1974)

АЛФАВИТНЫЙ СПИСОК АВТОРОВ: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


«Детектив — это интеллектуальный жанр, основанный на фантастическом допущении того, что в раскрытии преступления главное не доносы предателей или промахи преступника, а способность мыслить» ©. Х.Л. Борхес

Убийство в летнюю ночь

Модератор: киевлянка

Убийство в летнюю ночь

СообщениеАвтор Doctor Nemo » 11 мар 2017, 02:07

Что, не ждали? :jokingly: Без лишних слов - вот оно.
А если выбор всем хорош, — война,
Болезнь иль смерть всегда грозят любви
И делают ее, как звук, мгновенной,
Как тень, летучей и, как сон, короткой.
Уильям Шекспир, «Сон в летнюю ночь», акт I, сцена 1


– Здравствуйте, мистер Макграт! – раздался сзади звонкий голос.
Старый садовник отвлёкся от работы и повернул голову. Возле клумбы с каннами стояла молодая Алиса Бентли (кажется, её звали так) и приветливо улыбалась. Макграт в ответ вежливо приподнял над головой свою соломенную шляпу.
– Доброго вам утречка, мисс. Цветочками любуетесь?
Девушка восхищенно кивнула рыженькой головкой.
– Да. Очень красиво. Наверное, мистер Дейкерс очень любит цветы. Я ещё никогда не видел такой большой цветник.
Садовник самодовольно посмотрел на растущие вокруг него цветы. Петунии, герань, флоксы, феллозии, тюльпаны, лилии, маки, гладиолусы, георгины, сирень, розы – из них состоял цветник в «Саммер-Найт». Конечно, мистер Дейкерс обожал эти цветы, но все они выросли только благодаря ему, Тому Макграту.
– А там что растёт? – мисс Бентли указала в сторону стеклянной оранжереи, находящейся в паре метров от них.
– А там мы с мистером Дейкерсом держим очень интересные цветы из Южной Америки. Ни у кого во всём Лондоне таких нет.
– Правда? – девушка с интересом разглядывала сооружение, похожее на большой парник. – Мистер Дейкерс обещал нам провести там небольшую экскурсию после завтрака. Нам, то есть девушкам, – она вздохнула. – Боюсь, что нашим джентльменам это будет не очень интересно.
Старый садовник не мог даже вообразить, что может быть интересней цветов, но он сдержал свои мысли при себе. Хотя нынешняя молодёжь стала много о себе воображать, каждый может иметь своё собственное мнение. Если кому-то не нравятся цветы, это его проблемы. Том Макграт никого не собирается заставлять на них смотреть.
Попрощавшись, Алиса Бентли медленно направилась в сторону оранжереи.
Бросив на неё короткий взгляд, старый садовник вернулся к своему прерванному занятию. Эти георгины сами себя не посадят.
***
Хозяин «Саммер-Найт», мистер Джордж Д. Дейкерс, имел два хобби. Первым хобби, о котором уже указывалось выше, были цветы. Цветы он просто обожал. Мистер Дейкерс готов был ухаживать за ними день и ночь сам, если бы не держал садовника, которому платил хорошее жалованье. Да и старый Макграт не позволил бы ему ползать по цветнику среди своих любимцев. Поэтому мистеру Дейкерсу приходилось просто стоять и наблюдать, как за цветами ухаживает старик садовник, печально вздыхая.
Второе хобби мистера Дейкерса было более специфическое. Мистер Дейкерс обожал знакомиться с молодыми людьми. Находясь целые месяцы в Лондоне, он разыскивал молодых джентльменов и леди и старался с ними подружиться. Он предпочитал людей одиноких. В сторону влюблённых пар он даже не смотрел. Как только у мистера Дейкерса набиралось одинаковое количество молодых людей обоих полов, он устраивал уик-энд, на который приглашал своих новых знакомых. Отдельно следует заметить, что все эти молодые люди между собой знакомы не были. Как только они оказывались в доме, мистер Дейкерс начинал с интересом следить за их поведением. Когда он видел, что какой-то молодой человек с интересом смотрит в сторону прелестной юной девицы, но стесняется подойти поближе, он начинал шептать ему на ухо какие-то ободряющие слова. Когда он видел молодую леди, бросающую восхищённые взгляды на импозантного джентльмена, он подходил к нему и тоже шепотом говорил ему какие-то слова, после чего джентльмен приближался к леди с соответствующим случаю намерением.
Полученные приглашения на свадьбу мистер Дейкерс прятал в специальную шкатулку.
В этот уик-энд в «Саммер-Найт» гостило шестеро. Было ровно 10:00 часов, подошло время завтрака. Устроившись во главе шестиногого дубового стола, мистер Дейкерс с удивлением отметил, что юной Алисы Бентли ещё нет. Зато все остальные были здесь. Молодые люди расположились с левой стороны стола, девушки сидели справа.
– Я вижу, что мы в не полном составе, – заметил Эндрю Марш, бросив взгляд на противоположную сторону стола. Молодой Марш был начинающим хирургом. Мистер Дейкерс познакомился с ним на приёме, куда его привело подозрение на аппендицит.
– Что ж, тогда мы должны подождать мисс Бентли, – глубокомысленно изрёк хозяин дома. – Может, она ещё спит.
– Я видел, как мисс Бентли полчаса назад беседовала с садовником, – возразил Чарли Кавендиш. – Наверное, она всё ещё гуляет во дворе.
С Чарли Кавендишем мистер Дейкерс познакомился на выставке современного искусства. Кавендиш был начинающим художником-модернистом (или авангардистом. Молодой человек ещё не решил).
– Мистер Дейкерс, а когда мы пойдём смотреть ваши цветы? – спросила Кэти О’Доннел. Цветы были общим интересом этой голубоглазой брюнетки и хозяина поместья.
– Сразу после нашего завтрака, разумеется.
– Боюсь, что из-за мисс Бентли завтрак ещё не скоро начнётся, – тихонько пробормотала (так чтобы услышали все) Нора Гарднер, миниатюрная блондинка. Мистер Дейкерс слегка нахмурился. Насколько он был знаком с Норой Гарднер, он не мог припомнить, чтобы она сказала что-то хорошее о своих знакомых или посторонних людях. С её лица никогда не сходила недовольная гримаска. И она не любила смотреть людям прямо в глаза. Мистер Дейкерс опасался, что мисс Гарднер может стать одной из его неудач.
«А может, и не только она,» – подумал хозяин дома, глядя на молодого Джерри Сойера, сидящего за столом с отсутствующим видом. Молодого Сойера ничего не интересовало в жизни. Всё, чего он желал, это сидеть дома на диване и ничего не делать. Мистер Дейкерс понял, что плохо помнит, как он с ним познакомился. Интересно, кто-нибудь из девушек сможет прельститься на него? В данный момент молодой человек ковырял большим пальцем в носу, делая вид, что чешет ноздрю.
В столовую заглянул дворецкий. Поймав взгляд мистера Дейкерса, он вопросительно поднял брови. Значит, завтрак уже готов.
– Господа, – обратился хозяин дома к мужской половине стола. – Никто из вас не хочет сходить и позвать мисс Бентли? Наверное, она всё ещё гуляет и совсем забыла о времени.
– Ну, давайте, я схожу, – вызвался Чарли Кавендиш. С неохотой поднявшись со стула, он направился в холл.
– Надеюсь, у вас нет помидоров, – заявила Нора Гарднер. – Терпеть не могу помидоры.
– Конечно, мисс Нора, – ласково сказал мистер Дейкерс. – Мистер Трауэн, мисс Гарднер помидоров не давать. Она их не любит.
Тем временем, Чарли Кавендиш вышел во двор. Обогнув дом, он оказался возле цветника, где Том Макграт всё ещё копался среди цветов.
– Доброе утро, – вежливо сказал Кавендиш, понимая, что понятия не имеет, как зовут садовника.
Тот довольно неприветливо взглянул на молодого человека, однако всё равно вежливо улыбнулся ему.
– Вы не знаете случайно, куда пошла мисс Бентли? Такая рыжеволосая леди.
– Посмотрите в оранжерее. Она хотела посмотреть цветы. Я всё утро тут работаю и не заметил, что она выходила.
– Благодарю. – Кавендиш задумался, следует ли дать садовнику монетку. Не стоит, решил он, старик ещё может обидеться.
Он подошёл к оранжерее. Постучав суставом пальца по двери, Кавендиш убедился, что она в самом деле сделана из толстого стекла. Помещение внутри оранжереи просматривалось плохо из-за того, что стеклянная поверхность отражала утреннее солнце. Поняв, что так он ничего не увидит, молодой человек открыл дверь и заглянул внутрь…
– Что с вами, уважаемый? – удивлённо спросил Макграт, глядя, как Кавендиш испуганно захлопнул дверь.
– Мисс Бентли… Она… она… Кажется, она мертва.
– Чего? – переспросил садовник, вздрогнув. Больше всего на свете он боялся мёртвых тел.
Чарли Кавендиш обхватил свою шею большим и указательным пальцами левой руки.
– Кто-то… её чем-то задушили, – внезапно он встрепенулся. – Позовите мистера Дейкерса! Позовите Эндрю Марша! Надо вызвать полицию. О Боже мой, убийство. Настоящее убийство. – Бессильно облокотившись спиной о стеклянную дверь, он съехал на землю.
Вскрикнув, старый Макграт побежал в дом.
***
– Значит, это и есть «Саммер-Найт», – кивнул старший инспектор Феррар на двухэтажное здание серого цвета.
– Хорошо люди живут, – покачал головой сержант Пибоди, вылезая из машины. – И всё равно, даже в таком красивом местечке происходят убийства.
Поместье окружала живая изгородь. Напротив входа в дом изгородь образовывала что-то вроде высокой арки. Полицейские направились к ней. Инспектор Феррар был коренастым человечком с большими чёрными усами. Сержант Пибоди же был почти в два раза выше инспектора. Усов он не носил. Предметом его гордости были бакенбарды, достающие до самого подбородка.
Внутренний двор поместья был покрыт газоном. По краям дома росли две яблони.
– Значит, оранжерея с другой стороны, – сказал сержант, устремив указательный палец вверх.
Инспектор обмахивал шляпой свою абсолютно лысую голову. Заявление сержанта он комментировать не стал.
На пороге дома находилась группа людей. Как только полицейские прошли через арку, к ним приблизился крупный седеющий мужчина с пенсне на носу.
– Наконец-то вы здесь! – воскликнул он, потрясая руку инспектору, в которую он сцепился своими двумя.
Феррар испугался, что руку ему могут оторвать, и вежливо, но решительно, извлёк её из широких ладоней джентльмена в пенсне.
– Старший инспектор Феррар. Это сержант Пибоди. Сейчас подъедут врач, дактилоскопист и фотограф с командой. Рассказывайте.
– Я Джордж Д. Дейкерс, владелец «Саммер-Найт». Это, – он указал на пальцем в стоящих на крыльце мужчин, – доктор Эндрю Марш, – высокий блондин, – Чарльз Кавендиш, – широкоплечий брюнет на полголовы ниже врача, – а это Том Макграт, мой садовник, – сутулый мужчина за шестьдесят. – Они нашли тело.
– Все трое?
– Нет, тело нашли мистер Кавендиш и мой садовник. Доктор Марш только проверил состояние тела.
– Кто жертва?
– Юная Алиса Бентли. Несчастное дитя, кто-то задушил её проволокой…
– Я, конечно, не специалист в таких делах, – вмешался Марш, – но я попытался определить время смерти…
– Чудесно, – перебил его инспектор, – поделитесь своими наблюдениями с нашим врачом. Мистер Дейкерс, – обратился он к хозяину, – кем вам приходилась покойная?
– Никем, просто знакомая.
– И как давно вы её знали?
– Хммм, недели две, кажется.
Инспектор решил, что ему послышалось.
– Простите, сколько вы сказали? – переспросил он. Мистер Дейкерс добродушно пожал плечами:
– Я говорю, мы познакомились недели две назад. Я встретил её в одном ресторане с таким смешным названием. «Курилос», кажется.
– Как вы с ней познакомились? – спросил инспектор. Здесь попахивало какой-то сектой.
– Юная леди сидела одна за столиком и откровенно скучала. Понимаете, долг джентльмена…
«Хотя нет, вряд ли это секта», – подумал Феррар. – «Старикан, наверное, просто обожает крутиться среди молодых людей».
Но всё-таки надо будет его проверить. Мало ли чем они там занимаются в поместье.
– Сержант, останьтесь здесь. А вы, мистер Дейкерс, покажите мне тело. Я надеюсь, вы его не двигали? – вопрос был к врачу. Марш покачал головой. – Вот и чудненько. Все стойте здесь, а мистер Дейкерс пусть мне покажет место преступления.
Обойдя поместье с правой стороны, пройдя мимо деревянного сарайчика, примыкающего к боковой стене, инспектор и хозяин дома подошли к задней части оранжереи.
Увидев гладкую стеклянную стену, Феррар удивился:
– А где вход?
– Вход с той стороны, инспектор.
– А другого входа сюда нет?
– Нет, инспектор. И это очень странно, – задумчиво произнёс мистер Дейкерс.
– Почему же? – поинтересовался инспектор.
– Ведь Макграт видел, как мисс Бентли заходила внутрь.
– И что такого? – спросил Феррар, пытаясь вспомнить кто такой Макграт.
– Как что? Ведь туда больше никто не заходил, кроме неё.
– С чего вы так решили, мистер Дейкерс?
– Потому что Макграт всё утро работал в цветнике и никого не видел.
«Только этого мне не хватало», – мысленно выругался инспектор.
– Конечно, я не в праве вам такое говорить, – сказал он вслух, – но вы не думали, что убийство мог совершить сам Макграт?
– Кто, старый Том? – мистер Дейкерс громко захохотал, но тут же прикрыл лот ладонью, вспомнив, что внутри оранжереи находится мёртвое тело.
– Это совершенно исключено. У старины Макграта было не больше мотивов убить бедняжку, чем у меня.
«Вот значит как. У вас, мистер Дейкерс, оказывается мотивов нет. Ладно, проверим!»
– Значит, получается, – Феррар прищурил глаза, – что жертва вошла в оранжерею, где её и убили? В это время рядом находился Макграт, которого вы считаете абсолютно невиновным и который заявляет, что, кроме жертвы, в оранжерею никто не заходил?
– Именно так, инспектор, – радостно закивал головой мистер Дейкерс. – Да это же получается настоящее убийство в запертой комнате!
– Минутку, а как, вы говорите, нашли тело? Ведь, кроме Макграта, там был кто-то ещё. Тот парень, Кавендиш, вроде бы.
Мистер Дейкерс пересказал ему, что произошло за завтраком, а потом поведал историю, услышанную от Кавендиша и Макграта.
– Значит, Кавендиш зашёл внутрь…
– Нет, он сказал, что только заглянул.
– Ах, вот как. Ещё чудеснее. Значит, Кавендиш заглянул внутрь, увидел труп, закричал, перепугал Макграта и отправил его за вами.
– Ну, наверное, так и было.
«Значит, этот парень Кавендиш и прикончил девушку», – размышлял инспектор. – «Отослав садовника, он вошёл в оранжерею и придушил беднягу. Где он взял проволоку? Как он её незаметно пронёс мимо Макграта? Почему девушка никак не отреагировала на заявления о её «смерти»? Может, он убедил её разыграть садовника? Ну, если она согласилась участвовать в такой затее, то вряд ли её можно назвать шибко умной. Разыграть садовника. Я ещё понимаю хозяина или гостя, но садовника…»
Все эти мысли пронеслись в голове Феррара буквально за пару секунд.
– Ладно, идёмте внутрь. Увижу я в конце концов этот труп или нет?
***
– Ну, что скажете, док? – жизнерадостно обратился старший инспектор Феррар к полицейскому врачу. Доктор был маленьким лысым человеком, больше всего похожим на сумасшедшего учёного из фильма ужасов и носившим необычную фамилию – Холмс.
– Когда обнаружили тело? – ответил доктор вопросом на вопросом. Феррар посмотрел в свои записи.
– Так… Завтрак… Они там немного поваляли дурака… Примерно, в 10 часов 5 минут.
Только у одного парня была возможность убить её.
– Того, кто обнаружил тело?
– Именно, старина. Ладно, сейчас формально опрошу остальных и поеду в Лондон за ордером. После этого я арестую Чарльза Кавендиша за убийство… – он взглянул в записи, – Алисы Бентли.
Доктор Холмс задумчиво перекатывался с пятки на носок.
– А если я вам скажу, что жертва была уже мертва примерно полчаса, когда её нашли.
– Проволоку мы уже нашли. Осталось… Что вы сказали? – инспектор вскочил со стула. – Как полчаса? Вы смогли это определить?
– Да. Мне помог коллега. Если хотите более точный отчёт, можно будет сделать вскрытие.
– Вам помог доктор Марш?
– Он самый. Когда Марш увидел тело, то обнаружил признаки окоченения. Она не могла быть убита пару минут назад. Когда же я стал осматривать тело (а это было примерно в одиннадцать часов), то решил, что девушка уже мертва не меньше часа, но не больше двух.
– Значит, всё-таки это сделал Макграт, – покачал головой инспектор. – Кстати, Холмс, вы знаете, зачем этот старый чудак собирает здесь молодых людей?
– Конечно, знаю.
– Уже? Вам Пибоди сказал?
– Нет. Просто я уже слышал про Дейкерса из «Саммер-Найт». В моём клубе его называли исключительно Старой Свахой из «Саммер-Найт».
– Вот ведь встречаются индивиды, – Феррар начал ходить по кухне. – Так кто же всё-таки убийца? Неужели Макграт? Довольно крепкий старикан, ему бы не составило труда придушить девицу.
– А мотив? – спросил доктор Холмс.
– Мотив… Ха, может, она случайно помяла какой-нибудь цветок, а старик вспылил. Дейкерс говорит, что он очень привязан к этим цветам.
– Я видел этого Макграта. Явных психических отклонений не наблюдается. Но более точно вам может сказать только психиатр.
– Что ж, арест Кавендиша откладывается, с арестом Макграта пока тоже подождём.
– Если не принимать вину Макграта, а учитывать его заявление, что в оранжерею никто не заходил, то выходит, что это убийство в запертой комнате, – заметил доктор Холмс. Инспектор подёргал себя за ус.
– Вы уже второй человек за сегодня, который мне это говорит. В чём тут у нас невозможность? В показаниях старика, который скорее всего и является убийцей.
– Не такой уж он и старик, – отметил врач.
– Но если Макграт прав и не он убивал Бентли, то кто её убил? Одна девушка может задушить другую с помощью проволоки?
– Может. Если нападёт неожиданно.
– А человека можно задушить бесшумно, доктор?
– Вполне. Жертва будет только хрипеть.
Инспектор побарабанил пальцами по кухонному столу.
– Нутром чую, что Макграт невиновен. Но вот факты говорят…
– Может, вызвать Огдена? – предложил доктор Холмс. Инспектор медленно повернулся к медику. На секунду ему показалось, что у Феррара задёргалось веко.
– Ну уж нет, доктор! – гневно воскликнул он. – Я с этим клоуном больше работать не буду. Мне надоело терпеть его оскорбления.
– Но никто лучше него не умеет разгадывать невозможные убийства.
– Не так уж и много невозможных убийств мы расследовали, – проворчал инспектор. Холмс начал загибать пальцы:
– А то дело, когда трое покончили с жизнью из-за проклятой статуэтки золотой пантеры?
– Ему повезло, – буркнул Феррар.
– А тот случай, когда человек был убит на самой верхушке сломавшегося колеса обозрения?
– Ну…
– А когда он понял, куда вор, который закрылся в платяном шкафу, спрятал чемодан с деньгами?
– Ладно.
– А когда он нашёл исчезнувший дом в лесу?
– Хватит. Я понял.
– А тот случай с отравленным бассейном…
– Достаточно, док, я всё понял!
Распахнув кухонную дверь, инспектор рявкнул:
– Пибоди! Привезите мне Саймона Огдена, будь он не ладен…
***
Поднявшись на третий этаж, сержант Пибоди постучал в дверь. Ответа не было. Сержант постучал снова, на этот раз более настойчиво. Снова ему ответом послужило молчание. Тогда сержант подёргал за ручку и, убедившись, что дверь открыта, зашёл внутрь, очутившись в маленьком коридоре.
– Огден? Где вы, чёрт побери?
Неужели он ушёл куда-то, забыв запереть квартиру? Саймон Огден славился своей рассеяностью. Что же, придётся, видимо, его дожидаться…
Неожиданно до ушей сержанта донесся звук кашля из-за соседней двери. Он попытался её открыть, но дверь оказалась заперта. Тогда Пибоди яростно забарабанил по ней.
– Огден, открывайте! Я знаю, что вы там.
– Оставите вы меня в покое или нет? – раздался изнутри комнаты раздражённый голос. – Кого там ещё принесло?
– Вы прекрасно знаете, кто это, – Пибоди раздражённо дёрнул ручку двери. – Открывайте, вы нам нужны.
Послышался скрип отодвигаемой щеколды, дверь распахнулась, и перед сержантом предстал Саймон Огден.
– А, Тимоти, – буркнул он. – Ну, и зачем вы сюда притащились? Кого-то прикончили, и Жавер сразу позвал меня?
– Кончайте кривляться. Вы прекрасно знаете, что меня зовут Пибоди.
– Тимоти, Пибоди, Смит. Какая мне разница?
Огден был маленьким худым человеком. На его достаточно крупной для такой тонкой шеи голове красовалась копна серых волос, которые всё время торчали в разные стороны, как будто маленького человека только что ударило током. Очки он не носил, при этом постоянно щурил правый глаз, вглядываясь в лицо собеседника. Последней заметной деталью его облика были уныло свисающие усы, которые он каждую секунду норовил поддеть языком.
Саймон Огден был писателем. Полупрофессиональным писателем детективных рассказов, как он сам себя называл. Писать он предпочитал о невозможных преступлениях. Делал он это весьма специфически. Обладая неплохой фантазией, Огден терпеть не мог придумывать характеры персонажей (аргументируя это тем, что для рассказов это не обязательно). Придумывать же мотивы он просто ненавидел. Ему приходилось вечерами просиживать над своими рукописями, придумывая адекватный мотив преступнику. Свои творения он отправлял в местные журналы, откуда их ему время от времени возвращали на доработку. Однако дорабатывать рассказы Огден также не любил и никогда этого не делал. Так что злосчастная рукопись отправлялась в топку, а идея очередной тайны запертой комнаты возвращалась в голову писателя, где он её обычно держал для следующего рассказа.
Пибоди никогда не видел миссис Огден, но по словам самого Огдена и подтверждениям инспектора Феррара она всё-таки существовала. Но сегодня он, видимо, так её и не увидит.
Сержант прошёл мимо хозяина квартиры в его комнату и уселся на вращающийся стул. Бросив взгляд на листки бумаги, разбросанные по всей комнате, он обратился к Огдену:
– У меня есть идея для вашего рассказа.
– Какого рассказа? – Огден поднял с пола из листков и, взглянув на него, бросил обратно.
– Будущего, – сержант откинулся на спинку стула. – Хозяин загородного дома собирает у себя группу молодых людей, которые, кстати, между собой не знакомы. Утром одна из гостей выходит прогуляться во дворе. Он подходит посмотреть на цветник, где работает садовник, который видит, как девушка заходит в оранжерею полюбоваться находящимися там растениями. Через полчаса хозяин замечает, что гостьи слишком долго нет. На её розыски отправляется один из молодых людей. Узнав от садовника, что леди всё ещё не выходила из оранжереи, он заглядывает туда и обнаруживает её. Несчастную кто-то задушил мотком проволоки, которая висела в сарае за домом, в котором садовник хранил свои инструменты. Перепуганный садовник клянётся, что никто другой в оранжерею не входил.
– Арестуйте садовника, и дело с концом, – фыркнул Огден.
– Инспектор Феррар считает, что, скорее всего, пожилой джентльмен не виновен.
Тогда Огден предложил версию, где обвинил молодого Кавендиша. Пибоди её вежливо опроверг, подобно доктору Холмсу.
Писатель раздражённо забродил по комнате. При ходьбе он прихрамывал на левую ногу.
– Кто ещё был в доме? – после некоторого раздумья обратился он к сержанту, остановившись.
– Молодой доктор, молодой бездельник, две девушки (одна ничего интересного из себя не представляет, зато другая по характеру похожа на вас). Разумеется, ещё хозяин, некий мистер Джордж Д. Дейкерс. При нём состоят кухарка и дворецкий.
– Этот врач осматривал тело?
– Осматривал. Он первым обнаружил, что жертва была мертва уже полчаса до того, как Кавендиш нашёл её такой. Доктор Холмс подтвердил его показания. Кстати, это он настаивал на том, чтобы пригласить вас.
«А будь моя воля, я бы с тобой, старый дурак, вообще не общался бы», – добавил Пибоди про себя.
– Какой ещё Холмс? – буркнул Огден, теребя себя за левую бровь. – Не знаю его. Что за проволока?
– Какой-то моток проволоки, висящий в сарае, как я уже сказал. Именно им и было совершенно убийство. Убийца проявил некое чувство юмора и после преступления повесил проволоку обратно на гвоздь.
– Отпечатков, конечно, нет?
– Это ведь моток проволоки. Обнаружили только несколько отпечатков разной степени паршивости, принадлежавших садовнику. И ещё кожу жертвы. Установлено, что кто-то чем-то протирал проволоку.
Огден задумался.
– Так вы хотите, чтобы я с вами поехал, Сармоти? – после продолжительного молчания спросил он.
– Конечно, – тон сержанта подразумевал совершенно обратное. Пробормотав себе что-то под нос, Огден снова стал кружить по комнате.
– Я должен поговорить с этим садовником. И с Жавером тоже. Поехали! Если это не хозяин, то, значит, кто-то из гостей уже был знаком с девушкой…
***
– О Боже, как всё это печально, – повторял мистер Дейкерс, схватившись за голову. При этом он раскачивался из сторону в сторону. Сидящая рядом с ним на диване Кэти О’Доннел попыталась ободряюще похлопать его по плечу:
– Пожалуйста, мистер Дейкерс, не корите себя так. Вы ведь ни в чём не виноваты.
Хозяин вместе с гостями устроился в гостиной. Мистер Дейкерс приходил в себя после беседы с инспектором. Сам же инспектор Феррар устроился в гостиной и допрашивал в это время Макграта. Нора Гарднер, сидевшая в одном из двух гостинных кресел, громко фыркнула:
– Конечно, вы не виноваты, мистер Дейкерс. Вы только заманили нас в эту глухомань, где бродит полоумный маньяк, обожающий убивать беззащитных женщин!
– Что вы такое говорите, – возмущенно возразила ей Кэти О’Доннел. – Никакого маньяка здесь нет.
– Но кто-то же убил бедную Алису Бентли, – и мисс Гарднер бросила выразительный взгляд на бессильно развалившегося в кресле напротив Чарли Кавендиша.
– Вы что, на меня намекаете? – возмущённо спросил он, поймав взгляд девушки. – Да как вы…
Кавендиш попытался встать, но стоящий позади кресла Эндрю Марш мягко положил ему руку на плечо, не давая подняться.
– Спокойно, мисс Гарднер никого не обвиняет. Да, мисс Гарднер? – строго спросил доктор.
Маленькая блондинка снова громко фыркнула и отвернулась.
– А вы тут, позвольте спросить, зачем сидите? – сердить обратилась к сидевшему на стуле рядом с окном доктору Холмсу, с интересом наблюдающим за остальными.
Старый врач улыбнулся:
– Меня вежливо попросили посмотреть за вами. Чтобы вы поменьше обсуждали детали убийства между собой.
– Посмотреть! – снова характерное фырканье. – Мы похожи на маленьких детей, по-вашему?
«Вы, милочка, больше всего похожи на капризного младенца», – подумал Холмс. – «Остальные больше похожи на взрослых людей. Вот только кто-то из них, скорее всего, убийца».
Неожиданно ко всеобщему удивлению голос подал Джерри Сойер, до этого никак не участвующий в разговоре.
– Я вот что думаю, – задумчиво произнёс он. – Если убийца – кто-то из нас…
– Как вы можете такое говорить! – возмущённо воскликнула Кэти О’Доннел.
– Нет-нет, – помахал пальцем доктор Холмс. – Продолжайте, молодой человек.
– Если убийца – кто-то из нас, то как он смог совершить это преступление?
– И что же вы думаете? – Холмс с интересом посмотрел на него поверх очков.
– Ну, как же, – Сойер щёлкнул пальцами. – Ведь Алису Бентли убили в тот промежуток, когда её видел садовник и когда её нашли мёртвой. Допустим, кто-то незаметно выскочил из дома, прокрался мимо старика, вошёл в оранжерею и задушил мисс Бентли. А потом так же вернулся в дом.
– Это невозможно, – покачал головой мистер Дейкерс. – Макграт не мог не заметить, что кто-то проник оранжерею. Он находился почти рядом с ней. Он вообще внимательно за ней следит после того случая с бродягой, который залез в неё переночевать прошлым летом.
– Конечно, бродяга! – воскликнула Кэти О’Доннел. – А может быть, убийцей тоже был какой-нибудь бродяга? Ранним утром он проник в оранжерею, а когда там появилась мисс Бентли… Мистер Кавендиш, внутри точно никого не было?
– Не было там никого, – пробормотал Кавендиш.
– Может, вы плохо смотрели? А потом, когда вы ушли, он выбрался оттуда и сбежал. Как вам моя версия? – обратилась она к старому доктору.
«Версия не плоха», – подумал он. – «Вот только зачем бродяге брать из сарая моток проволоки?»
Из столовой выглянул полицейский:
– Доктор Эндрю Марш. Попрошу вас пройти сюда.
***
– И так, доктор, – инспектор Феррар выразительно посмотрел на Марша, – благодаря вашему свидетельству, нам (то есть нашему врачу) удалось установить примерное время смерти – не раннее 9:30 и не позднее 9:40.
– Ну, я рад, что смог вам помочь. – Марш настороженно взглянул на полицейского за спиной инспектора, что-то пишущего в записной книжке.
– Тогда будьте добры ответить, доктор, на один вопрос.
– Пожалуйста.
– Где вы были сегодня утром между 9:30 и 9:40 и чем вы были заняты?
Феррар отметил про себя, что молодой врач заметно смутился.
– Э-э-э… Между 9:30 и 9:40? В этот… промежуток времени… я был, разумеется, в своей комнате. Читал медицинский журнал.
– Вы были там одни?
– М-м-м… Да.
– А где находится ваша комната?
– На втором этаже. Если смотреть со двора, то она будет самой крайней с задней стороны дома.
«То есть со стороны цветника», – отметил инспектор.
– Ещё один вопрос, доктор. Вы были знакомы с покойной до вашей встречи?
Раз, два, три…
– Нет.
***
– Мистер Кавендиш, расскажите, как вы обнаружили труп?
Взгляд инспектор скользил по лицу художника. В отличие от Марша Кавендиш выглядел более уверенным и спокойным.
– Значит, так, инспектор… – на секунду он задумался, припоминая детали. – Примерно в полдесятого я увидел из окна своей комнаты, что мисс Бентли гуляет возле цветника. Она побеседовала с садовником. До десяти часов я оставался у себя в комнате, рисовал…
– А вы можете предъявить эти рисунки?
– Конечно, – Кавендиш запустил руку во внутренний карман пиджака и достал блокнот в кожаном переплёте. – Вот. Это только наброски…
– Покажите, – протянул руку инспектор. Кавендиш открыл блокнот на нужной странице и подал ему Феррару.
– Продолжайте. – Инспектор уставился на рисунок. Это что такое? Что здесь вообще изображено? Пролистав ещё пару страниц, Феррар убедился, что совершенно не разбирается в современной живописи. Единственное, что он смог понять, – рисунки были выполнены карандашом.
– К десяти часам я спустился в столовую. На лестнице я встретил Джерри Сойера…
– Давайте не так подробно.
– Ладно. Значит, мистер Дейкерс заметил, что завтрак должен вот-вот начаться, а мисс Бентли всё ещё нет. Я сказал, что видел, как она шла в оранжерею. А потом он предложил кому-нибудь сходить и позвать её. Вызвался я.
– И что было дальше?
– Когда я подошёл к цветнику, там всё ещё работал садовник, Макграт, кажется. Я спросил её на всякий случай, не видел он мисс Бентли? Он сказал, что она всё ещё в оранжерее. Тогда я подошёл к оранжерее и заглянул внутрь. – Кавендиш замолчал, уставившись в пол.
– И-и?
– Она лежала там, среди цветов. На её шее была красная полоса. Всё перевернулось внутри меня. Я едва её знал, но это было… так, так ужасно! Я не мог сообразить, что мне делать. Поэтому я закричал Макграту, что мисс Бентли умерла. Он побежал за помощью. А я остался сидеть рядом с дверью. Скоро вернулся Макграт вместе с мистером Дейкерсом и Маршем. Ещё прибежали Сойер и дворецкий. Увидев мисс Бентли, мистер Дейкерс чуть не упал в обморок. Прямо как я. Марш пощупал ей пульс, сказал зачем-то, что она мертва. Дворецкий принёс какое-то покрывало, и мы накрыли её. Потом вернулись в дом. Мистер Дейкерс позвонил главному констеблю (они, кажется, знакомы). А потом приехали вы. Ну вот и всё, наверное.
– Где находится ваша комната?
– Прямо над цветником. Слева от комнаты, в которой живёт Марш.
– Вы были знакомы с покойной до вчерашнего дня?
– Нет, инспектор.
***
– Мистер Сойер, – Феррар с лёгким отвращением взглянул на собеседника. Взлохмаченный, с благодушным выражением лица, тот развалился на стуле, засунув при этом руки в карманы.
– Что вы делали в промежутке времени между 9:30 и 9:40?
– Ничего.
– Кто бы сомневался. А где вы были в это время?
– В своей комнате.
– А где находится ваша комната?
– Ну, она… – Сойер посмотрел в потолок и покрутил пальцами. – О, она рядом с комнатой Чарли Кавендиша, с левой стороны.
– Вы раньше встречали покойную?
– Не-а.
***
Феррару сразу не понравилась Нора Гарднер. Ей также не особенно понравился инспектор. Глядя, как она резко отбрасывает назад свои светлые волосы, Феррар задал неожиданный для себя вопрос:
– Ну и как вам здесь нравится, мисс Гарднер?
– Никак, – последовал незамедлительный ответ. – Отвратительное место.
– Почему?
– Вы видели этот двор? А эти клумбы с цветами? Хозяин – редкий болван. Еда также отвратительна. А как на меня смотрит эта кухарка? А ещё в этом доме скрывается кровожадный убийца.
«Зачем же ты, дорогуша, тогда сюда приехала?»
– Чем вы были заняты в промежутке времени между 9:30 и 9:40?
– Не помню, – вызывающе ответила девушка.
– Но а где вы были в это время?
– У себя. У меня нет никакого желания гулять по этому дому.
– У себя – это где? Где ваша комната?
– Моя комната прямо над входной дверью.
– Вы раньше встречались с покойной?
– Никогда её раньше не видела.
– Отлично. Теперь идите отсюда, дорогуша. Вы меня раздражаете.
– Нахал! – вскрикнула Нора Гарднер, вскочив со стула. Секунду она разглядывала инспектора, словно думая, залепить ли ему пощечину. Наверное решив, что он этого не стоит, она гордо развернулась и удалилась из столовой.
***
Кэти О’Доннел с улыбкой смотрела на инспектора.
– Пожалуйста, задавайте мне любой вопрос. Я с удовольствием отвечу.
– Это очень хорошо, мисс. Что вы делали в промежутке времени между 9:30 и 9:40?
«Сейчас она скажет, что была в своей комнате».
– Я была в своей комнате, инспектор.
– А что вы делали… – начал было Феррар, но тут с улицы донёсся автомобильный гудок. Услыхав его, инспектор засуетился.
– Вы раньше встречались с покойной?
– Кажется, нет.
– Что, значит, нет?
– Мне, кажется, я её раньше не видела.
– Ладно, вы свободны.
Мисс О’Доннел удивлённо округлила глаза:
– Это что, весь допрос?
– Да, можете идти.
Девушка, ещё раз с удивлением взглянув на инспектора, удалилась. Феррар посмотрел на полицейского с записной книжкой:
– Ты всё записал?
Тот молча кивнул.
– Дай посмотреть.
Инспектор пробежал глазами запись допроса. В столовою заглянул доктор Холмс.
– Слушайте, Феррар, у вас тут, конечно, очень весело, но мне нужно возвращаться в город.
– Как? – буркнул инспектор, захлопнув записную книжку и спрятал в карман. – А как же выступление Огдена, на котором вы так настаивали? Хотите его пропустить?
– Он уже приехал?
Ответом на вопрос доктора послужило то, что Саймон Огден бесцеремонно отпихнул его, зайдя в столовую.
– Привет, Жавер, – обратился он к инспектору. – Привет, Холмс. Что вам на этот раз от меня понадобилось?
– А Пибоди вам не рассказал? – спросил Феррар, глядя на сержанта, появившегося за Огденом. При входе в дверь, он нагнулся, чтобы не стукнуться головой о косяк.
– Всё я ему рассказал. Инспектор, больше я с ним в одну машину не сяду.
– Мне надо поговорить с этим садовником, – заявил Огден. – Приведите его мне.
Феррар подал знак полицейскому, стоящему возле двери и завороженно глядящему на маленького писателя.
– Я примерно понял, как могли совершить это убийство. Разумеется, мне тут же стало понятно, кто его совершил.
– Правда? – елейно спросил Пибоди. – Да вы просто Эркюль Пуаро, Гидеон Фелл, Генри Мерривейл и Эллери Квин в одном лице.
– Что вы сержант, – возразил Феррар. – Он всего лишь Шерлок Холмс и отец Браун в одном лице.
– А, ну, заткнитесь. Я могу и уйти.
«Поскорее бы», – подумал инспектор.
– Мотива я, конечно, не знаю, – продолжил Огден. – Но, тем не менее, одна мысль у меня есть.
– Мотивы вы предпочитаете оставлять нам, – заметил Феррар.
Вернулся посланный за Макгратом полицейский. Садовник зашёл следом за ним.
– Что вы ещё хотите спросить у меня, инспектор?
– Это кухня? – спросил Огден, ткнув пальцем в ещё одну дверь. Макграт не понимающе взглянул на него.
– Э-э-э… Да.
– Вот и отлично. Идёмте со мной туда, приятель, мне надо задать вам пару вопросов.
Огден ухватил садовника за руку и потащил на кухню. Зайдя туда, он закрыл дверь.
– Интересно, что он хочет у него такого спросить? – вопросительно взглянул на Феррара сержант.
– Видимо, что-то, что забыл спросить я. А я, кажется, ничего не упустил. – Инспектор вспомнил «допрос» Кэти О’Доннел и замолчал.
С кухни послышались приглушённые голоса. Феррар и Пибоди напрягли изо всех сил слух. Однако не удалось расслышать почти ничего. Инспектор смог лишь уловить «сарай». Пибоди услышал только слово «вошла». Доктор Холмс, про которого, казалось, все забыли, тихо стоял около стены, с интересом глядя на кухонную дверь. Голоса затихли. Дверь распахнулась, и из кухни вышел очень довольный Огден, потирающий руки. Шедший за ним Макграт лишь задумчиво почёсывал затылок.
– Слушайте, Жавер, – обратился Огден к инспектору, – вы ведь опрашивали свидетелей?
– Да, – в отличие от Пибоди, которого злило, что Огден «не может» запомнить его фамилию, инспектор вполне спокойно относился к прозвищу, которым его наградил писатель.
– Вы ведь записываете все вопросы и ответы? Дайте взглянуть.
Инспектор достал из кармана блокнот и протянул его писателю. Огден открыл его на середине и с интересом посмотрел на содержимое:
– Кто это писал? – спросил он.
– Джордан, – Феррар указал на полицейского, присутствующего на допросе, – он очень быстро пишет.
– Нет, это писала обезьяна, – Огден пролистал блокнот. – Жавер, что вы мне дали? Здесь нет записи допроса. Я вам больше скажу, здесь нет ни одного слова.
– Минутку, – инспектор неожиданно понял, что произошло. – Я дал вам блокнот Кавендиша, одного парня, который называет себя художником.
Он отдал Огдену записную книжку. Тот, пролистав её, быстро обнаружил то, что искал.
– Ага. Остался последний штрих. Я хочу увидеть ещё одну вещь.
– Труп мы уже увезли, – предупредил его инспектор.
– Он мне не нужен. Я хочу посмотреть на сарай.
– На что?
– Сарай. Такое сооружение, где садовник хранит газонокосилку, удобрения и прочий ненужный хлам. Я хочу его увидеть. Холмс, идёмте с нами.
Огден, инспектор, сержант Пибоди, доктор и Макграт вышли в холл, где столкнулись с хозяином дома.
– Это ещё кто? – удивленно спросил мистер Дейкерс, указав пальцем на маленького писателя. Огден даже не удосужился взглянуть на него и вышел во двор.
– Не волнуйтесь, он скоро уйдёт, – сказал Феррар. – Нам нужно взглянуть ещё раз на ваш сарай.
Мистер Дейкерс присоединился к их процессии, так как ему было интересно, кто же этот маленький лохматый человечек с очень грубыми манерами.
Подойдя к деревянному сарайчику, Огден распахнул ветхую дверцу и сунул голову внутрь.
– Ага. Холмс, идите-ка сюда. – Врач приблизился. – Лезьте в сарай.
Холмс беспрекословно подчинился.
– Можете лечь на пол?
– Это ещё зачем? – спросил инспектор.
– Я провожу следственный эксперимент.
– И в чём он заключается?
– Я проверяю, может ли человек спрятаться в этом сарае.
– И ваш эксперимент что-нибудь показал?
– Разумеется. Холмс, вставайте. Теперь всё стало на свои места.
Огден посмотрел на мистера Дейкерса:
– Эй, уважаемый, это вы здесь хозяин?
Мистер Дейкерс осторожно кивнул.
– У вас ведь есть кухарка?
Опять кивок.
– Тогда, Мориарти, будьте добры сходить за ней.
– Какой ещё Мориарти? – недоумённо спросил мистер Дейкерс.
– Пибоди, идите, – сказал инспектор.
– Пусть он нормально попросит, – проворчал сержант.
– Я нормально прошу, позовите кухарку, – сердито сказал Огден. Всё ещё сердитый Пибоди отправился в дом.
– Так, где у нас была кухарка во время убийства? – Огден заглянул в записную книжку. – Ага, она готовила завтрак. Я мог бы и догадаться.
– Слушайте, старина, может вы нам уже объясните ход своих мыслей? – вежливо, но настойчиво, спросил Феррар.
– Ладно, – писатель повернулся к Маграту. – Ну-ка, приятель, напомните, какие я задал вам вопросы?
– Вы спросили, запирается ли сарай.
– И что вы ответили?
– Я ответил, да. Я запираю его на ночь. Потом вы спросили, был сарай открыт сегодня утром. Я ответил – да. И потом вы спросили, – Макграт помешкал, – точно ли я видел, что мисс Бентли вошла в оранжерею.
– И что вы ему ответили? – вмешался инспектор.
– Я ответил, что… Кажется, я не видел, как мисс Бентли заходила в оранжерею.
– И что это всё значит? – спросил Феррар, взглянув на Огдена. Тот пожал плечами:
– Только то, что эта мисс Бентли в оранжерею не заходила.
– Как не заходила?! – взревел инспектор. – Тогда где же её убили?
– Я думаю, что где-то здесь, – ткнул пальцем в землю Огден.
– Тогда как она очутилась там?
Феррар неожиданно замер на месте. Казалось, будто он перестал дышать.
– Боже мой, – проговорил он. – Это он… Этот чёртов Кавендиш, эта обезьяна. Это он принёс её туда, пока Макграт бегал за помощью. Если он сделал это, значит, всё-таки он её убил…
– Необязательно, – возразил Огден.
– Почему? – яростно спросил Феррар.
– Её мог убить кто угодно из гостей. Задушить проволокой и спрятать труп в сарае.
– О чём вы, уважаемые, говорите? – вмешался мистер Дейкерс. – Я ничего не понимаю. Кто убил несчастную Алису Бентли?
– Сейчас я всё покажу. – Сказав это, Огден направился к цветнику. – Смотрите, я мисс Бентли (тьфу-тьфу-тьфу!). Я посмотрела на цветы, поболтала со стариной Макгратом, обратила его внимание на оранжерею и пошла к ней. Но! Я прохожу мимо. Макграт же занят своей работой и больше не обращает на меня внимания.
– А почему мисс Бентли не пошла в оранжерею? – спросил мистер Дейкерс.
– Честно говоря, не знаю. Вы, случайно, не обещали ей показать цветы?
– О да, обещал! Я сказал нашим леди, что покажу им цветы в оранжереи и расскажу про них.
– Ну, вот и всё встало на свои места. Зачем мисс Бентли идти смотреть цветы утром одной, если вы обещали всё сами показать и рассказать. Поэтому, прогуливаясь, она заходит за дом. – Огден прошёл мимо оранжереи и вернулся к сараю. – Здесь её уже кто-то поджидал.
– Мы не помешали? – спросил сержант Пибоди. – Знакомьтесь, Огден, – это миссис Мэри Фелл.
Кухарка оказалась миловидной бледноватой женщиной средних лет.
– Здравствуйте, сэр, – поприветствовала она Огдена, вежливо улыбаясь ярко-красными губами.
– Привет, Мэри. На чём я остановился? Ага, значит, мисс Бентли кто-то уже ждал. Наверное, он начинает с ней разговаривать, однако разговор переходит в ссору. Он же приходит в ярость, хватает проволоку, которая висела вот на этом гвозде, и душит до смерти мисс Бентли. Всё произошло очень быстро и неожиданно, поэтому девушка не успела закричать и позвать на помощь.
– И что было дальше? – спросил инспектор, обмахивая себя шляпой.
– Убийца, видит, что он натворил, заносит тело в сарай, с помощью носового платка стирает с мотка возможные отпечатки пальцев и возвращается в дом.
– Но зачем тогда Кавендиш устроил это представление с переносом трупа?
– Как зачем? – Огден с удивлением посмотрел на инспектора с таким видом, словно сомневался в его умственных способностях. – Потому что он её убил.
– Что?! Вы же сказали, что он её не убивал!
– Э, нет. Я только сказал, что не только он мог её убить. Но зачем кому-то устраивать все эти переносы? Только тому, кого могли обвинить в убийстве.
– Нет, вы сказали… – Феррар попытался вспомнить, что сказал Огден. – Ой, да пошли вы…
– Инспектор! – воскликнул мистер Дейкерс. – Это очень некультурно.
– Но тогда зачем он её убил? Или разгадывать мотив вы великодушно разрешаете нам?
– Зачем молодому мужчине убивать молодую женщину? – спросил Огден. – Это же художник, они все ненормальные.
– Это я присяжным всучить не смогу.
– Что вам непонятно? Скорее всего, они уже были знакомы. Даже очень близко знакомы. Но они расстались, при чём инициатором, скорее всего, была мисс Бентли. Встретившись здесь, он понадеялся возобновить былые отношения. Кавендиш следил за ней. Увидев, как она беседует с Макгратом, он спрятался за сараем. Когда она сюда подошла, он стал, наверное, к ней приставать, она ему велела убрать руки, ну, и…
– Какой ужас, – прошептал голос, принадлежащий миссис Фелл.
– Я считаю, сначала Кавендиш планировал оставить труп в сарае, пока его не обнаружит Макграт. Но неожиданно ему пришла в голову идея превратить это убийство в невозможное. Он рассчитывал на то, что если даже полиция раскопает его связь с Бентли, ему всё равно ничего не смогут предъявить.
– Я и сейчас ничего не могу ему предъявить, – заметил инспектор. – Мне нужно хоть одно доказательство, а что у нас есть? Только моток проволоки. Как вы его вычислили?
– Очень просто. Я с самого начала обратил внимание на то, что некоторое время Каведиш оставался на месте преступления один. Вы также обратили на это внимание и даже решили, что у него была прекрасная возможность расправиться с жертвой. Однако мы помним, что эта версия сорвалась. Тогда я понял следующее: Кавендиш всё равно мог совершить это убийство, если бы Бентли в оранжерее не было; у него была возможность отнести труп в оранжерею. Мне надо было самому опросить садовника, чтобы выяснить, он лично видел, как девушка зашла в оранжерею? Также я посмотрел допрос Кавендиша и увидел, что он собирался подробно пересказать вам всё, что с ним произошло утром. Например, там был момент, когда Кавендиша= встретился на лестнице с парнем по имени… Я не помню, как его звали, но это не важно. Гораздо важнее то, почему Кавендиш запомнил такую мелочь?
«Джордан всё-таки это записал?» – с удивлением подумал инспектор.
– Значит, – сказал он, – вы поняли, что он стал таким внимательным и всё запоминал, потому что…
– Совершил убийство. Он хотел предстать перед вами в роли безупречного свидетеля.
– Но это всё равно не доказательства, – почти с отчаянием произнёс инспектор.
– Старина, у нас есть Макграт, который сможет подтвердить то, что он не видел, как девушка вошла в оранжерею. Прощай, запертая комната, мы скучать не будем! А ещё у нас есть миссис Фелл.
– А вы тут при чём? – спросил Феррар у кухарки.
– Я не знаю, о чём он говорит.
– Огден, о чём вы говорите?
– Жавер, какое первое правило полицейского инспектора?
– Если доказательств нет, мы не имеем права арестовать убийцу.
– А первое правило сыщика-любителя гласит: «Если доказательств нет, надо блефовать». Миссис Фелл, знаете, что вы делали сегодня утром?
– Готовила завтрак.
– Нет. Вы были там, – Огден показал на окно, которое находилось над сараем. – Что там?
– Коридор между мужскими и женскими спальнями.
– Вот, вы были там и видели, как мистер Кавендиш задушил мисс Бентли и спрятал её тело в сарай. Понятно?
– Нет, сэр, не понятно.
– Вы свидетель убийства. Вы видели, как оно было совершено.
– Но ведь это вранье!
– Вы помогаете полиции, поэтому это не настоящее вранье.
– Приятно слышать, – фыркнул инспектор.
– Миссис Фелл, теперь вам всё понятно? Тогда пойдёмте.
– Куда? – спросил инспектор Феррар.
– Арестовывать Кавендиша.
– Минутку, мы его не можем арестовать без ордера.
– Эй, Пибоди, принесите ордер, – сказал Огден.
– Откуда у вас ордер? – спросил инспектор.
– Как вы меня назвали? – спросил Пибоди.
– По пути сюда мы заехали к старине Калкину.
– Как вы смогли убедить Калкина выписать вам ордер? – удивился Феррар. Огден пожал плечами:
– Ему мои доводы показались убедительными.
– То есть вам выписали орден, хотя вы ещё не видели место преступления, не говорили с Макгратом…
– Ага, – радостно закивал Огден. Феррар странно посмотрел на него и сказал:
– Ладно, пошли.
***
– Миссис Фелл, – сказал инспектор Феррар, – покажите кого из этих молодых людей вы видели возле сарая вместе с мисс Бентли.
Миссис Фелл внимательно осмотрела присутствующих в зале и медленно показала пальцем:
– Вот его. Мистера… Я не знаю, как его зовут.
– Мистер Кавендиш, – обратился Феррак к резко побледневшему художнику, – скажите, зачем вы сегодня утром задушили Алису Бентли вот этой проволокой?
Чарли Кавендиш резко выдохнул и повалился на пол без чувств. Нора Гарднер завизжала.
– Это можно считать за признание? – неуверенно спросил сержант Пибоди.
– Думаю, да, – сказал Саймон Огден. – Ладно, Смити, отвезите меня домой.
Феррар махнул сержанту, словно бы говоря: «Вези, вези его отсюда». Его помощники в это время приводили Кавендиша в чувство с помощью бренди.
Огден повернулся и, прихрамывая, направился к двери.
– Минутку, – сказал Пибоди. – Почему вы хромаете на правую ногу? Ведь вы хромали на левую…
– Пибоди, – рявкнул инспектор, – увезите отсюда Саймона Огдена, будь он не ладен…
Если он не мог идти разумным путем, он тщательно и скрупулезно действовал вопреки разуму.

За это сообщение автора Doctor Nemo поблагодарили: 4
igorei (11 мар 2017, 08:45) • Mrs. Melville (13 мар 2017, 14:07) • Виктор (13 мар 2017, 12:20) • Доктор Праути (11 мар 2017, 02:59)
Рейтинг: 26.67%
 
Аватар пользователя
Doctor Nemo
Свой человек
Свой человек
 
Автор темы
Сообщений: 295
Настроение: УсталыйУсталый
Стаж: 16 месяцев и 8 дней
Карма: + 8 -
Откуда: Гомель, Беларусь
Благодарил (а): 189 раз.
Поблагодарили: 137 раз.

Re: Убийство в летнюю ночь

СообщениеАвтор Виктор » 17 мар 2017, 14:05

Буду первым.
Doctor Nemo, спасибо за рассказ. Вот ведь, можно и сегодня создавать детективы, стилизованные под "Золотой век". И образ "безумного" писателя Огдена очень интересный - можно развивать его в качестве серийного героя.

Что касается детективной загадки:
1. Я сначала думал, что будет какое-то хитроумное устройство с использованием проволоки, то есть я настроился на "научный" детектив. И... не обратил внимания на то обстоятельство,
Спойлер:
что мисс Бентли лишь направилась в сторону оранжереи.
Так что тут автор обвёл меня вокруг пальца :hi:

2. А вот доказательная база какая-то шаткая.
Спойлер:
Прибегать к лжесвидетельству (псевдопоказания кухарки) ради изобличения преступника - по-моему, спорный метод.

Хорошо, что
Спойлер:
Кавендиш оказался слаб и упал в обморок, тем самым выдав себя. А если бы у него оказались более крепкие нервы? Он упорно отрицал бы свою причастность к убийству. И реальных доказательств против него не было.


3. И ещё, почему
Спойлер:
"Убийство в летнюю ночь"? Ведь дело происходит утром.
"Если у вас пропал джем, а у кого-то выпачканы губы,
это ещё не доказательство вины".

Эдмунд К. Бентли

За это сообщение автора Виктор поблагодарил:
Doctor Nemo (17 мар 2017, 14:53)
Рейтинг: 6.67%
 
Виктор
Куратор темы
Куратор темы
 
Сообщений: 1378
Стаж: 46 месяцев и 26 дней
Карма: + 34 -
Откуда: г. Великий Новгород
Благодарил (а): 804 раз.
Поблагодарили: 1188 раз.

Re: Убийство в летнюю ночь

СообщениеАвтор Doctor Nemo » 17 мар 2017, 15:03

На Огдена у меня большие планы :cool: Ждите.
А насчёт названия: первоначально действие рассказа должно было проходить в театре, где актёры репетировали пьесу «Сон в летнюю ночь». Невозможность и решение должны были быть аналогичными окончательному варианту (только убийство должно было произойти в гримёрке). Вот только я не смог придумать, зачем какому-то сидеть возле гримёрки. А вот садовник и оранжерея - более хорошее сочетание. Вот фон сменился, а название осталось - название поместья «Саммер-Найт».
Если он не мог идти разумным путем, он тщательно и скрупулезно действовал вопреки разуму.

За это сообщение автора Doctor Nemo поблагодарил:
Виктор (17 мар 2017, 15:33)
Рейтинг: 6.67%
 
Аватар пользователя
Doctor Nemo
Свой человек
Свой человек
 
Автор темы
Сообщений: 295
Настроение: УсталыйУсталый
Стаж: 16 месяцев и 8 дней
Карма: + 8 -
Откуда: Гомель, Беларусь
Благодарил (а): 189 раз.
Поблагодарили: 137 раз.

Re: Убийство в летнюю ночь

СообщениеАвтор Доктор Праути » 17 мар 2017, 18:25

Doctor Nemo писал(а):Вот только я не смог придумать, зачем какому-то сидеть возле гримёрки...

Нет проблем. Замените садовника электриком, маляром и любым рабочим сцены. Как у Криспина в "Мушке"...
В человеке, не желающем выходить из замкнутого пространства, есть нечто интригующее, как и в предположении, что зло можно удержать на безопасном расстоянии простыми средствами вроде музыки или клейкой ленты.
Даррел Швейцер "Тень смерти"
Аватар пользователя
Доктор Праути
Ветеран
Ветеран
 
Сообщений: 1091
Стаж: 40 месяцев и 25 дней
Карма: + 37 -
Благодарил (а): 561 раз.
Поблагодарили: 866 раз.

Re: Убийство в летнюю ночь

СообщениеАвтор Doctor Nemo » 17 мар 2017, 18:57

Доктор Праути писал(а):
Doctor Nemo писал(а):Вот только я не смог придумать, зачем какому-то сидеть возле гримёрки...

Нет проблем. Замените садовника электриком, маляром и любым рабочим сцены. Как у Криспина в "Мушке"...

Открою ещё один секрет :hi: В принципе первоначально и планировался некий подсобный рабочий, который находился рядом. Но
Спойлер:
почему он бы не заметил, как жертва НЕ заходила в гримёрку, я не смог придумать. Хотя это было и не нужно, благодаря свидетельству врача о том, что жертва мертва уже, скажем, полчаса, а этот самый рабочий находился тут более продолжительное время. Но почему-то тема театра мне стала как-то мало интересна, и я решил обратиться к более классическому загородному особняку. Но, возможно, произведение про театр ещё будет.

P.S. У меня есть примерно 15 заготовок для будущих рассказов (и почти все с невозможностями). Конечно, не все идеи ПОЛНОСТЬЮ оригинальны, но до откровенного плагиата я стараюсь не опускаться.
Если он не мог идти разумным путем, он тщательно и скрупулезно действовал вопреки разуму.

За это сообщение автора Doctor Nemo поблагодарил:
buka (01 апр 2017, 07:36)
Рейтинг: 6.67%
 
Аватар пользователя
Doctor Nemo
Свой человек
Свой человек
 
Автор темы
Сообщений: 295
Настроение: УсталыйУсталый
Стаж: 16 месяцев и 8 дней
Карма: + 8 -
Откуда: Гомель, Беларусь
Благодарил (а): 189 раз.
Поблагодарили: 137 раз.



Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Кто просматривал тему Кто просматривал тему?