Мне нужен труп! Я выбрал Вас!
Добро пожаловать на форум «Клуб любителей детективов» . Нажмите тут для регистрации

  • Объявления администрации форума, интересные ссылки и другая важная информация
КЛУБ ЛЮБИТЕЛЕЙ ДЕТЕКТИВОВ РЕКОМЕНДУЕТ:
АЛЬТЕР П. БЕРКЛИ Э. БУАЛО-НАРСЕЖАК БЮССИ М. ДИВЕР Д. КАРР Д.Д. КВИН Э. КОБЕН Х. КОННЕЛЛИ М. КРИСТИ А.

В СЛУЧАЕ ОТСУТСТВИЯ КОНКРЕТНОГО АВТОРА В АЛФАВИТНОМ СПИСКЕ, ПИШЕМ В ТЕМУ: "РЕКОМЕНДАЦИИ УЧАСТНИКОВ ФОРУМА"

АЛФАВИТНЫЙ СПИСОК АВТОРОВ: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


  “ДЕТЕКТИВ — ЭТО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ ЖАНР, ОСНОВАННЫЙ НА ФАНТАСТИЧНОМ ДОПУЩЕНИИ ТОГО, ЧТО В РАСКРЫТИИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ ГЛАВНОЕ НЕ ДОНОСЫ ПРЕДАТЕЛЕЙ ИЛИ ПРОМАХИ ПРЕСТУПНИКА, А СПОСОБНОСТЬ МЫСЛИТЬ” ©. Х.Л. Борхес

Г. Китинг “Инспектор Готе и знаменитый английский писатель”

Модераторы: киевлянка, Роджер Шерингэм

Г. Китинг “Инспектор Готе и знаменитый английский писатель”

СообщениеАвтор Клуб любителей детектива » 08 окт 2020, 09:11


   ГЕНРИ Р.Ф. “ГАРРИ” КИТИНГ [HENRY R.F. “HARRY” KEATING]
   ИНСПЕКТОР ГОТЕ И ЗНАМЕНИТЫЙ АНГЛИЙСКИЙ ПИСАТЕЛЬ [INSPECTOR GHOTE AND THE NOTED BRITISH AUTHOR]
   1st ed: Ellery Queen Mystery Magazine, April 1977
   Series: Inspector Ghote

   © Перевод выполнен специально для форума “КЛУБ ЛЮБИТЕЛЕЙ ДЕТЕКТИВА”
   Переведено по изданию: “Inspector Ghote, his life and crimes”, Hutchinson, 1989.
   Перевод: Эстер Кецлах 「псевдоним」
   Редактор: Ольга Белозовская
   © “Клуб Любителей Детектива”, 8 октября 2020г.


!
  Весь материал, представленный на данном форуме, предназначен исключительно для ознакомления. Все права на произведения принадлежат правообладателям (т.е согласно правилам форума он является собственником всего материала, опубликованного на данном ресурсе). Таким образом, форум занимается коллекционированием. Скопировав произведение с нашего форума (в данном случае администрация форума снимает с себя всякую ответственность), вы обязуетесь после прочтения удалить его со своего компьютера. Опубликовав произведение на других ресурсах в сети, вы берете на себя ответственность перед правообладателями.
  Публикация материалов с форума возможна только с разрешения администрации.


   ВНИМАНИЕ! В ТОПИКЕ ПРИСУТСТВУЮТ СПОЙЛЕРЫ. ЧИТАТЬ ОБСУЖДЕНИЯ ТОЛЬКО ПОСЛЕ ПРОЧТЕНИЯ САМОГО РАССКАЗА.

    INSPECTOR GHOTE AND THE NOTED BRITISH AUTHOR by HENRY R.F. “HARRY” KEATING [INSPECTOR GHOTE] (NV) ELLERY QUEEN MYSTERY MAGAZINE, APRIL 1977 as “ INSPECTOR GHOTE AND THE LOOSE END” ; INSPECTOR GHOTE, HIS LIFE AND CRIMES, 1989

   Примостившись на скрипучем, шатком стуле в кабинете заместителя комиссара по уголовным делам, мальчишка-посыльный дотронулся пальцем со сломанным ногтем до имени “Инспектор Готе”, написанного на раскрашенном щите позади стола заместителя комиссара. Он покачнулся, едва не свалившись набок, выдернул толстую белую кнопку, означавшую “Бандобаст”[1], одним стремительным движением воткнул ее на нужное место и крепко прижал.
   Наблюдая за ним, Готе глубоко вздохнул. Бандобаст. Разумеется, кто-то должен заниматься тысячью и одним делом, необходимым для нормальной работы отдела по борьбе с преступностью, хотя в обязанности бандобаста и не входит ловить нарушителей закона. Но, похоже, ему эта работа выпадает чаще, чем другим детективам. Однако, в конце концов, глупо ведь было бы тратить время таких выдающихся личностей как, к примеру, инспектор Дандекар, на обычную рутину.
   — Да? Дандекар, да?
   Его внутренний монолог прервал телефон заместителя комиссара. А на другом конце провода, словно вызванный его мыслями, был сам Дандекар.
   — Да, да, конечно, — сказал заместитель комиссара, в ответ на страстные жалобные звуки, раздавшиеся из трубки, — разумеется, вам нужно. Я подумаю, что я могу сделать, эк дум[2].
   Он повесил трубку и повернулся к Готе. Глаза на остром властном лице, казалось, все еще высматривали нечто, обещанное им Дандекару.
   А потом, словно он вдруг увидел блестящее решение проблемы, на его лице мгновенно появилось довольное и деловитое выражение. Он повернулся к мальчишке, заботливо отодвигавшему свой дряхлый стул.
   — Нет, — сказал он, — воткни кнопку “бандобаст” напротив... э-э... инспектора Саванта. У меня есть задание, для которого нужен инспектор Готе.
   Мальчишка вяло повернулся на своем стуле обратно к большому раскрашенному щиту, изображавшему структуру местных борцов с преступностью, начиная с самого заместителя комиссара и заканчивая тремя полицейскими собаками, Акбаром, Моти и Цезарем. Готе, сидя перед широким, покрытым сукном, столом заместителя комиссара, светился от чистой радости.
   — Дело об убийстве в Шиваджи Парке[3] — сказал заместитель комиссара.
   — Да, да, заместитель комиссара. Двойное убийство, множественные ножевые ранения, да? Обнаружено сегодня утром тем малым, которого, когда он прибыл в Бомбей, газеты называли “знаменитый английский писатель”.
   Готе, надеявшийся, что, показав свою осведомленность, как в потоке текущих дел, так и в возможных ведомственных проблемах, он будет вознагражден хотя бы намеком на одобрение, был удивлен, встретив настороженно-подозрительный взгляд. Но ему некогда было думать о причинах этого.
   — Да, совершенно верно, — холодно сказал заместитель комиссара. — Делом, разумеется, займется инспектор Дандекар. Поскольку тут замешана такая важная шишка, как этот англичанин, необходимо как можно быстрее добиться результата. И вот здесь Дандекару нужна будет кое-какая помощь. Немедленно отправляйтесь к нему в кабинет, ясно?
   — Да, сэр. Да, заместитель комиссара.
   Щелкнув каблуками на прощанье, Готе поспешил прочь.    
   
✎﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏
   
   Какая помощь могла потребоваться Дандекару? Было много разных хороших способов взяться за подобное дело. Жертвы, владелец фирмы по производству мороженного и его жена, согласно ходившим в участке гап[4], были убиты в полночь. Их юного сына бандиты связали, и только когда тот сумел, наконец, освободиться и разбудить ближайшего соседа, этого заезжего англичанина (автора детективов, как утверждали газеты, очень популярных детективов), обнаружилось, что двое стариков были убиты. Такие гунды[5] не сунутся, разумеется, в первый попавшийся дом. Они сперва разнюхают обстановку. И оставят следы. А это значит, что придется расспрашивать десятки людей по соседству (обычно этим занимаются младшие инспекторы из ближайшего полицейского участка). Но, если в дело замешана такая важная шишка...
   
   Выйдя на солнечный свет, Готе прошел к кабинету Дандекара, выходившему прямо на окруженный деревьями двор. Он толчком распахнул створки барных дверей[6]. А там в точности такой, как на своей фотографии, во всей красе, перед ним предстал Знаменитый Английский Писатель. Он скорчился на низком стульчике перед обтянутым зеленой кожей столом Дандекара, похожий на большую нахохленную курицу, высиживающую драгоценное маленькое яичко. Его ягодицы, обтянутые брюками, уже пострадавшими от бомбейской пыли и грязи, с обеих сторон свисали со стула, а внушительный живот далеко выдавался вперед. Выше была борода, такая же большая и обширная, как тело под ней, а над бородой — пышная шевелюра, торчавшая во все стороны. Затерявшееся где-то между бородой и шевелюрой бледное английское лицо выражало живейшее любопытство.
   — Ах, Готе, слава богу, — Дандекар, кряжистый, мускулистый, с крючковатым носом, приветствовал его на своем свистящем маратхи[7]. — Послушайте, заберите с глаз моих эту творожную рожу. И побыстрей.
   Готе внезапно почувствовал ужасную слабость. Вот, значит, как он будет помогать Дандекару: держать подальше от него этого, без сомнения, знаменитого английского зануду. Даже дежурство в качестве бандобаста было бы приятнее.
   Но Дандекар вряд ли сможет добиться ожидаемого быстрого результата с подобной обузой.
   Готе расправил свои костлявые плечи.
   Дандекар вскочил на ноги.
   — Мистер Педанкл, — сказал он теперь уже по-английски, — я бы хотел, чтобы вы...
   — На самом деле я вовсе не Педанкл, — перебил его Знаменитый Писатель. — Понимаете ли, важно правильно расставить по местам все мелкие детали. Вот что всегда говорит старый коллекционер ракушек из моих книг (он-то и есть мистер Педанкл) своему другу инспектору Сагдену. Нет, мое имя Реймонд, Генри Реймонд, автор книг про мистера Педанкла.
   Пышная борода раздвинулась в широкой, назойливо-заискивающей улыбке.
   — Да, да, — быстро сказал Дандекар. — Но вот инспектор Готе. Он будет помогать мне. Готе, пропал слуга, работавший в этом доме, уроженец Гоа по имени Джон Лузадо. У них не было его адреса на родине, но мы можем узнать это у его прежнего работодателя. Вы займетесь этим? А мистер Пед... мистер Реймонд, так сильно заинтересовавшийся нашими методами, может присоединиться к вам. Я же тем временем поговорю с молодым человеком, которого связали, с сыном, или, точнее, с приемным сыном. Я думаю, так или иначе, он может рассказать гораздо больше.
   Готе протянул мистеру Реймонду руку для рукопожатия. Он не горел желанием отвечать на многочисленные вопросы (которые, вероятно, возникнут у писателя), удовлетворяя его сильный интерес к методам работы бомбейского департамента полиции.   
   
✎﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏
   
   Пока Готе вез Знаменитого Английского Писателя в одном из больших потрепанных автомобилей, принадлежавших полицейскому департаменту по Д. Н. Роад в сторону Колабы[8] (района, где жил прежний хозяин пропавшего слуги), он понял, что оправдываются его худшие предчувствия. Его спутник желал знать все: что это за здание? А вон то? Доволен ли этот человек, лежащий на тротуаре? Ему есть куда идти?
   Лавируя в потоке транспорта, объезжая велосипедистов, проскакивая мимо огромных, неуклюжих, раскачивающихся автобусов, Готе изо всех сил старался придумать приятные ответы. Но этот малый все никак не успокаивался. Ничто, казалось, не доставляло ему большего удовольствия, чем обнаружить какую-нибудь крохотную неувязку и упорно изучать ее со всех сторон, подражая своему мистеру Педанклу и руководствуясь его девизом: “Несоответствия важны: все секреты кроются в них”. Даже если Готе услышал эту фразу всего лишь однажды за всю их двадцатиминутную поездку, ему казалось, что он слышал ее уже десятки раз.
   Наконец, когда они остановились на светофоре, перед въездом на дамбу, он сам задал вопрос.
   — Как получилось, — перебил он писателя, — что мистер Реймонд живет в съемной квартире у парка Шиваджи? Разве отель “Тадж”, расположенный недалеко отсюда, не подошел бы больше для такого выдающегося гостя?
   — О да, я понимаю, что вы имеете в виду, — ответил автор, с восторгом, доставившим Готе удовольствие. — Но, видите ли, я здесь благодаря любезности “Айр Индия”, и их новой программе “Обмен странами”. Они находят для разных знаменитостей равных им по значению персон в Индии, чтобы те могли поменяться с ними домами. В высшей степени дальновидно. Вот так я и оказался в Шиваджи Парке, а писатель, живший там прежде (он, видите ли, писал такие короткие рассказы, хотя, насколько я понял, он, как выяснилось, — помощник инспектора из отдела борьбы с курением и родственник вашего министра внутренних дел и культуры). Ну, так вот. Он в настоящее время переехал в мой коттедж в Уилтшире и, без сомнения, получает столько же удовольствия от походов в паб, как я от того, что живу в квартире, где есть телефон. Люди все время забегают ко мне позвонить, и пока ищут нужный номер в такой маленькой книжечке, тараторят без умолку, словно не могут замолчать ни на миг, — глаза Знаменитого Английского Писателя сверкнули.
   — Да, — сказал Готе.
   Ему в голову пришла одна мысль. Возможен ли подобный обмен, к примеру, между неким полицейским инспектором из Бомбея и его коллегой, скажем, из Нью-Йорка? Но отчего-то, он не мог даже вообразить, что ему удалось бы получить на несколько месяцев внеплановый отпуск, и он сомневался, что многим другим бомбейским блюстителям закона было бы легче этого добиться.
   Однако он чувствовал, что высказать вслух свои сомнения было бы бестактно. И его колебания оказались роковыми.
   — Скажите мне, — попросил мистер Реймонд, — вот эта вывеска “Роскошно Звенящие Нейлоновые Костюмы”... — и в ту же минуту он вцепился в это новое “важное несоответствие”.
   В отчаянии Готе извлек еще один вопрос из того небольшого запаса, что смог придумать.
   — Прошу вас, что вы думаете о книгах Эрла Стенли Гарднера? Мне кажется, что Перри Мейсон, в общем и целом, необычайно умная личность.
   — Да, — сказал Знаменитый Английский Писатель. Он замолчал и не произнес ни слова, пока они не доехали до места назначения, на Секонд Паста Лейн.   
   
✎﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏
   
   Миссис Патель, жена чиновника и бывшая хозяйка Джона Лузадо, оказалась женщиной лет сорока, властной и лишенной даже намека на привлекательность; на ней было ситцевое сари с красноватыми узорами.
   — Вам повезло, что вы застали меня, инспектор, — сказала она, когда Готе объяснил ей, зачем они пришли. — В отделе планирования семьи, где я работаю, работа начинается ровно в десять.
   Готе невольно посмотрел на часы, хотя прекрасно знал, что была уже по меньшей мере половина одиннадцатого.
   — Ладно, ладно, — резко сказала миссис Патель, глядя на него. — Я уже выбилась из графика. Но мне тут еще столько нужно сделать. Столько нужно сделать.
   Она метнулась через гостиную, почти так же заваленную бумагами, как какой-нибудь кабинет в полицейском участке, и принялась взбивать диванную подушку.
   — Просто скажите, есть ли у вас адрес Джона, там, у него на родине, — сказал Готе.
   — Конечно, конечно. Он должен у меня быть. Я всегда очень тщательно навожу справки обо всех своих слугах. Так можно найти гораздо более надежных людей. Вы не находите, мистер... боюсь, я не расслышала... Как ваше имя?
   Она обратила исполненный пренебрежения взгляд на Знаменитого Английского Писателя. Готе, надеявшийся, что ему не придется объяснять, для чего он взял с собой своего спутника, коротко сказал:
   — Это мистер Реймонд из Англии.
   — Да, — сказала миссис Патель. — Да, так вы не находите... Ох, да ведь вы же тот самый мистер Реймонд, знаменитый английский писатель, да? Я так рада познакомиться с вами, мой дорогой сэр. Так рада. Как я всегда замечала, все эти книги о преступлениях всегда описывают один и тот же основной феномен (что подтверждают и многочисленные социологические исследования), а именно — невероятную человеческую беспечность. Вы согласны? Понимаете...
   Но, хотя ее слова лились, словно быстрая и полноводная река, ей попался достойный соперник.
   — Одну минуточку... Прошу прощения, что перебиваю вас... Но вы кое-что не учитываете. Понимаете ли, существуют два сорта книг о преступлениях. Вы говорите о социологических исследованиях, но я пишу в основном детективные романы. Как раз на подобные ошибки всегда указывал мистер Педанкл, старый коллекционер ракушек: “Несоответствия важны: все секреты кроются в них”.
   — Ах, все это так интересно, — снова начала миссис Патель, быстро оправившись, — Разумеется, я читала замечательные произведения Эрла Стенли Гарднера и всех остальных и должна сказать...
   Она принялась излагать свои взгляды так подробно, что Готе, наконец, как бы невежливо это ни было, почувствовал, что вынужден прервать ее.
   — Мадам, мадам, я прошу извинить меня. Дело в том, что нам нужен адрес Джона на Гоа.
   — Да, да. Я поняла.
   Миссис Патель бросилась к секретеру и откинула крышку. Их глазам открылась беспорядочная груда бумаг, а также нечто, похожее на перевязанный ленточкой подарок, который забыли отдать предполагаемому получателю.
   После длительных поисков были найдены сначала бесполезная адресная книга, потом “список вещей, которые нужно записать”, и, наконец, записная книжка, с различными рецептами и полезными советами, вырезанными из журналов. Но никакого адреса.
   — Мадам, — отважился, в конце концов, Готе, — не могло ли быть так, что вы его не записали?
   — Да ладно, нельзя же записывать все. Это один из моих принципов: свести всю бумажную работу к минимуму.
   И она привела английскому писателю несколько примеров индийской бюрократии. Один или два раза Готе пытался привлечь его внимание, но не добился успеха, даже потянув знаменитость за рукав. Только когда Реймонд в ответ сам принялся рассказывать, как британская бюрократия самым пагубным образом препятствует и вставляет палки в колеса таким людям, как инспектор Сагден из его собственных книг, Готе решился действовать.
   — Мадам, мистер Реймонд, сэр, прошу прощения. Мы ведем расследование. Это срочное дело.
   И с этими словами он вывел писателя на лестницу. Но, когда миссис Патель уже начала закрывать дверь, с многочисленными “До свидания”, “это было так интересно” и “я должна найти какую-нибудь вашу книгу”, мистер Реймонд в свою очередь остановил его.
   — Инспектор, тут есть небольшой хиатус.
   Готе уставился на него.
   — Простите, что такое “хиатус”?
   — Что-то пропущенное, пробел в рассуждениях. Вы не спросили эту леди, где работал Луаздо, до того как пришел к ней. Мистеру Педанклу стоило бы поговорить с вами. Мелкий хиатус, это именно то, за что он всегда готов уцепиться.
   Взлохмаченная борода раздвинулась, обнажив лукавую улыбку.
   — Да, — сказал Готе. — Вы совершенно правы. Мадам, у вас есть адрес прежнего хозяина Джона?
   — Да, конечно, а как же, — ответила миссис Патель, немного резковато. — Я помню его наизусть. Джона рекомендовали мне мои друзья, Датт-Дастары.
   И, слава богу, она тотчас же назвала адрес. Это оказалось немного южнее ипподрома, и Готе удалось даже помешать ей подробно, во всех деталях, рассказать об этих Датт-Дастарах с их так аристократично звучащей фамилией.    
   
✎﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏
   
   Поскольку их путь проходил мимо главного полицейского управления, Готе решил доложить о ходе расследования, даже рискуя тем, что Знаменитый Английский Писатель примется снова донимать инспектора Дандекара. Кроме того, если ему удастся удержать мистер Реймонда в своем собственном кабинете хотя бы на десять минут, он получит чудесную передышку от всех этих бесконечных вопросов.
   Итак, вручив именитому гостю кока-колу и передав его на попечение мальчишки-посыльного, Готе отправился к Дандекару.
   — Ну как, инспектор, — спросил он, — много ли рассказал вам этот сын?
   — Ему есть что рассказать, — отвечал Дандекар, потягивая чай и вытирая лицо полотенцем. — Но он не хочет говорить.
   — Выходит, он не стопроцентно честен?
   — Нет. Я был в Шиваджи Парке уже через полчаса после того, как он освободился от веревок. И я с первого взгляда увидел, что отметины от них совсем не такие, какие должны были быть.
   — Слишком высоко на запястьях?
   — Вот именно, инспектор. Этот молодой человек связал себя сам. А это означает, что он был в сговоре с теми парнями, что убили пожилую пару. Как еще они могли войти в дом, если не он открыл им? Нет, все трое были в этом деле заодно. Парень с Гоа и тот печально известный мошенник по имени Будху, что вечно крутился поблизости, скрылись, прихватив драгоценности. Можете поставить на это свои башмаки.
   — Но юноша не хочет говорить? — спросил Готе.
   — Он не желает говорить. Он, видите ли, учился в университете и воображает, будто знает все на свете.
   Готе кивнул в знак согласия. Типичная ситуация, главная проблема в жизни полицейских. Его решимость продвинуть дело, добыв адрес Джона Лузадо, удвоилась.
   — Ладно, — сказал он. — Я должен вернуться назад к мистеру Реймонду, не то он отправится разыскивать нас.
   В ответ Дандекар улыбнулся ему злорадной улыбкой киношного злодея.
   Но, вернувшись в свой кабинет, Готе обнаружил, что Знаменитый Английский Писатель занят чем-то еще более угрожающим, чем поиски Дандекара. Он яростно писал что-то в своей маленькой записной книжке.
   — Ах, — сказал он, когда Готе вошел. — Одна-две мысли, которые пришли мне в голову в связи с этим делом.
   Готе почувствовал, что это та самая последняя соломинка, что сломала спину верблюда.
   — О да, — ответил он, так насмешливо, как только мог. — Мы будем просто счастливы, если нам поможет великий мистер Педанкл с его волшебной коллекции ракушек.
   — Нет, нет, — быстро сказал знаменитый писатель. — Ракушки мистера Педанкла вовсе не волшебные. Тут есть небольшая разница. Мистер Педанкл исследует ракушки, чтобы обнаружить между ними мелкие различия. И точно так же он исследует все факты в деле и находит важные несоответствия.
   — Несоответствия важны: все секреты кроются в них, — процитировал Готе.
   Мистер Реймонд от всего сердца рассмеялся. Но в машине, пока они ехали на север по Сэр Дж. Дж. Роад, он тем не менее подробно объяснил все несоответствия, которые отметил в своей маленькой записной книжке.
   Похоже, что за относительно короткое время между появлением сына, казалось, обезумевшего от горя, рассказавшего, что на него напали, и приездом инспектора Дандекара, который отвез его в главное полицейское управление, мистер Реймонд собрал огромное количество фактов и обрывков слухов. Все они бурлили и кипели в его изобретательном уме. И теперь выплеснулись наружу.
   Большей частью это были незначительные мелочи, связанные с привычными порядками, заведенными в доме убитой пары, его собственной квартире или в квартирах по соседству. Однако он не всегда мог разобраться с новыми вопросами, которые порождали эти ответы. “Важные несоответствия”, казалось, появлялись, как жужжащие, пищащие насекомые с первым порывам муссона.
   Только один момент, по мнению Готе, мог иметь какую-то реальную связь с убийством. Однако связь эта была такой призрачной, что при любых других обстоятельствах Готе просто отмахнулся бы от нее.
   Дело было в том, что старый мусульманин по имени Фариква, слуга мистера Реймонда (точнее, слуга уехавшего индийского писателя), утром в день убийства был найден спящим в квартире англичанина, в то время как ему следовало быть в Андхери, отдаленном пригороде Бомбея, где он жил после прибытия английского писателя.
   — То есть я имею в виду, этот малый, действительно, похоже, спал на диване в гостиной, и я подумал, что это в самом деле было немного уж чересчур... И он не дал никаких объяснений. Так вот, — сказал мистер Реймонд, повернувшись на сиденье и покачивая пальцем перед самым носом Готе, — он, должно быть, прятался в кухне, пока я не пошел спать. И это как раз такая странность, за какую ухватился бы мой мистер Педанкл, и от которой отмахнулся бы мой инспектор Сагден? А, инспектор?
   Готе почувствовал, что на карту поставлена честь бомбейской полиции.
   — Разумеется, я вовсе не собираюсь отмахиваться от этого, мистер Реймонд, — сказал он. — После того как мы повидаемся с Датт-Дастарами, я поговорю с Фариквой. Но тогда, поскольку мы будем у вас дома, возможно, вы захотите вечером отдохнуть. Я знаю, что такая сырая погода очень выматывает наших гостей.
   Он с тревогой затаил дыхание. К его радости, мистер Реймонд после некоторого раздумья неохотно согласился.
   И если у Датт-Дастаров он получит адрес Лузадо...   
   
✎﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏
   
   Датт-Дастары, как выяснилось, полностью посвятили себя искусству. Их дом был забит написанными маслом картинами миссис Датт-Дастар, вытянутыми фигурами красного, как английские автобусы, или небесно-голубого цвета и металлическими скульптурами мистера Датт-Дастара, огромными сооружениями из зазубренного железа, уже начинающими ржаветь и представляющими собой, как выяснил Готе, угрозу для брючных штанин и рукавов рубашек. И, как ведется в Бенгалии, их преданность искусству выражалась не только на деле, но и на словах.
   Они вцепились в мистера Реймонда (своего собрата-художника), беспечно не обращая внимания на все его попытки указать на какую-нибудь неувязку, хиатус или “важное несоответствие”. Точно так же они снова и снова не обращали ни малейшего внимания на старания Готе получить ответ на единственный вопрос, который (как он все еще полагал, несмотря на странное, по словам мистера, Реймонда поведение Фариквы) позволил бы самым простым и очевидным способом раскрыть дело:
   — Есть ли у вас адрес на Гоа вашего бывшего слуги Джона Лузадо?
   Наконец, убедившись, к полному своему удовлетворению, что столь безалаберная парочка, разумеется, не могла записать, а тем более сохранить, адрес слуги, он встал перед миссис Дарт-Дастар, как раз объяснявшей, что между ее картиной “Силуэт орла с двумя синими фигурами” и книгой мистера Реймонда “Мистер Педанкл попался в сети” (которую она в действительности еще не читала) существует полная аналогия.
   — Мадам, будьте добры, скажите мне, кто был прежним хозяином Джона Луаздо?
   — Джон Луаздо? — переспросила миссис Дарт-Дастар, казалось, совершенно не понимающая, о чем речь.
   — Слуги, которого вы рекомендовали миссис Патель со Второй Паста Лейн.
   — Ах, Джон. Да, так что там с Джоном? Он не подходил нам, совершенно не подходил. Это было полнейшее безумие взять его после кого-то вроде Ширин Котавалы. Она милая женщина, но не понимает артистов. Но не могла же я так просто выгнать его со службы. И тут я вспомнила про эту смешную миссис Патель. Понимаете, она ведь все равно никогда не поймет, что это за слуга, правда?
   — Мадам, если у вас нет адреса Джона, может, у вас есть хотя бы адрес миссис Ширин Котавалы?
   — Ну, конечно же. Одна из этих чудесных, но безумно дорогих квартир на Нипен Си Роад. Жилой комплекс Галмарг. Кто-нибудь вам подскажет.
   — Мистер Реймонд, я ухожу, чтобы продолжить расследование.
   — Да, конечно, мой дорогой друг. Идемте, идемте.  
   
✎﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏
   
   На обратном пути благодаря недвусмысленным заверениям Готе, что он немедленно допросит Фарикву (хотя он лично твердо знал, что это ничего не даст), вопросы писателя по крайней мере ограничились социологией. Но прежде чем они приехали, Готе решил предупредить его.
   — Мистер Реймонд, в Индии (не знаю, как в Англии), часто есть вещи, которые слугам хотелось бы скрыть от своих хозяев; такие, например, как настоящая стоимость овощей на рынке. Поэтому, вы понимаете, было бы наверно лучше, если бы вы не присутствовали, когда я буду расспрашивать Фарикву.
   Готе с опаской посмотрел на писателя. Но, похоже, он зря беспокоился.
   — Прекрасная идея, инспектор, — ответил, к его удивлению, мистер Реймонд. А потом, словно объясняя, добавил: — У нас в Англии сейчас нет слуг, и мне трудно понять, как нужно себя с ними вести.
   Итак, Готе имел удовольствие заняться мусульманином, избавившись от своей неуклюжей английской тени. И это оказалось к лучшему. Потому что Фариква оказался именно таким скользким типом, каким описал его мистер Реймонд. С ним приходилось порой вести себя довольно грубо. И Готе понимал, что затрещины и угрозы  — это не тот способ, каким вел бы допрос мистер Педанкл.
   Но уже через десять минут, в течение которых Фариква шумно отрицал, что был в квартире у писателя прошлой ночью, он сдался и выдал историю, которая вполне могла оказаться правдой. Он играл в карты с “несколькими друзьями”. Игра закончилась слишком поздно, чтобы успеть на поезд до Андхери. Поэтому он дождался удобного момента, прокрался в квартиру писателя, до того как ее дверь заперли, и прятался между печью и стеной, до тех пор пока не смог занять свое (как он намекнул) законное место на диване в гостиной.
   Готе наградил его еще парой затрещин за наглость.
   — Ну-ка, как звали твоих друзей-картежников?
   — Инспектор, я не знаю.
   На этот раз Готе даже почти не понадобилось рычать на него, чтобы получить более подходящий ответ.
   — Ох, инспектор, инспектор. Я знаю только одного из них. Это Джагдев Сингх, сэр, шофер Раджиндер-сахиба из квартиры №6 в доме №2.
   — Ах-ха...
   Готе отпустил его. Ему следовало бы отправиться в дом №2 и поговорить с шофером упомянутого пенджабского джентльмена, но это может и подождать. Знаменитый Английский Писатель, возможно, изменит свое мнение и захочет отправиться туда вместе с ним. А пока он, может быть, узнает адрес Лузадо — простой способ доказать обвинение против тех троих, самый быстрый и без лишних хлопот.    
   
✎﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏
   
   Выяснилось, однако, что квартира парсианской[9] леди, “чудесная, но безумно дорогая” (как выразилась миссис Датт-Дастар), находилась не в жилом комплексе Галмарг на Нипен Си Роад, а в жилом комплексе с тем же названием на Уорден Роад, в Камбала Хилл[10]. Но, по крайней мере, миссис Котавала, женщина лет шестидесяти, изящно одетая, педантичная и аккуратная, оказалась полезной. Она знала с точностью до недели, как долго работал у нее Лузадо. Она знала, с точностью до последней анны[11], на какую сумму он ее обобрал. Она припомнила, что предупреждала о нем миссис Датт-Дастар, о чем миссис Датт-Дастар, ясное дело, забыла еще раньше, чем кончился их телефонный разговор. И она совершенно точно знала, что у нее никогда не было адреса Джона Лузадо на Гоа. Но, разумеется, она может сказать Готе, где работал Джон, прежде чем пришел к ней...
   Из-за ошибки миссис Датт-Дастар он потерял несколько часов. Позвонив, как того требовал долг, инспектору Дандекару, и убедившись, что Знаменитый Английский Писатель там не появлялся (а также узнав, что их подозреваемый по-прежнему стоит на своем), Готе понял, что в этот вечер он успеет сделать только еще один визит, оказавшийся таким же бесполезным, как и остальные (и даже еще хуже). Потому что вместо имени очередного предыдущего хозяина Лузадо ему пришлось удовольствоваться всего лишь именем леди, которая “наверняка его помнит”.   
   
✎﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏
   
   На следующее утро, прежде чем попытать счастья с ней, он, стиснув зубы, позвонил мистеру Реймонду, который, разумеется, горячо желал сопровождать его.
   — Я, вообще-то, собирался повидаться с инспектором Дандекаром...
   И только самым жестоким образом изменив географию Бомбея, Готе убедил писателя, что гораздо разумнее для него будет остаться в Шиваджи Парке, пока он, Готе, повидается с еще одним свидетелем. Что, как он пообещал, не займет много времени. Однако в действительности его задача оказалась чрезвычайно сложной. Потому что леди, которая, возможно, могла помочь, переехала, и никто из соседей не знал ее нового адреса. А обратившись к почтовым валлахам[12], он натолкнулся на множество бюрократических задержек. И только уже ближе к полудню он, наконец, получил нужный адрес. Поэтому он снова позвонил мистеру Реймонду и уныло договорился, что заедет за ним после обеда.
   — Сегодня я не дам вам покоя, инспектор, — заверил его жизнерадостный голос. — Мне многое хочется спросить у вас.
   — Да, — сказал Готе.
   Первое, что желал знать Знаменитый Английский Писатель, почему не арестовали Фарикву. Готе пересказал объяснения, которые тот дал “важным несоответствиям” в своем поведении.
   — Ах, так вот как все объясняется, — сказал мистер Реймонд, в кои-то веки, похоже, удовлетворенный. — Рад это слышать. Мне было бы неприятно думать, что омлет на завтрак мне готовил убийца.
   Готе весело рассмеялся. Сделать это ему было тем легче, что он был уверен — здесь есть некое несоответствие или хиатус, которые необходимо будет рассмотреть. Однако поездка продолжалась без дальнейших расспросов о странностях прохожих до тех пор, пока они почти не доехали до цели своей поездки — квартиры на самом берегу бухты Бак Бей, на шоссе Марин Лейн.
   Тогда писатель после удивительно долгого молчания вдруг сказал:
   — Инспектор Готе, я больше не могу обманывать себя. У нас имеется небольшой хиатус.
   — Да? — спросил Готе, его мучения стремительно возвращались.
   — Инспектор, вы не сделали этого, вы не проверили алиби Фариквы у шофера мистера Раджиндера? И я думаю, я почти уверен в этом, мистер Раджиндер — это тот человек, который уехал в отпуск на своей машине три дня назад.
   — Тогда я продолжу расследование, — уныло сказал Готе.
   Однако он попытался взглянуть на дело более оптимистично.
   — Во всяком случае, — сказал он, — вероятно, мы сможем здесь узнать, где можно найти Джона Лузадо на Гоа, а тогда, кто знает ‒ один звонок в тамошнюю полицию, и они упрячут парня за решетку; и у нас будет достаточно улик, а если нам повезет, даже украденные драгоценности.
   — Да, — сказал мистер Реймонд, — но в истории, выдуманной Фариквой, по-прежнему концы с концами не сходятся.   
   
✎﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏
   
   Однако поначалу казалось, что разговор в квартире на Марин Лейн пройдет именно так, как рассчитывали Готе и инспектор Дандекар.
   — Ах, Джон, да, — сказала ее очаровательная, холеная обитательница, миссис Актар Хазари. — Да, у нас должен быть адрес на Гоа. Не самого Джона, а священника (Джон был христианином), который дал ему рекомендации. На самом деле, когда мы услышали, что у Джона есть судимость, мы решили, что он должен уйти. Мой муж продает часы, и у нас в квартире часто хранится большой запас товара.
   Готе внезапно почувствовал, что все на свете было легко. Надежда кипела в его крови. Это будет не такой простой способ завершить дело, как он говорил мистеру Реймонду, но со всей этой историей еще можно покончить в течение нескольких дней.
   — Конечно, это было два или три года назад, — сказала миссис Хазари. — Но я всегда сохраняю письма. Я посмотрю. Не хотите ли чаю?
   
   Итак, они сидели в ее большой шикарной гостиной; Готе на огромной груде подушек, а Знаменитый Английский Писатель немного нервно раскачивался в плетеном кресле, подвешенном к полотку.
   Время шло.
   Вернулся слуга и справился, не желают ли они еще чаю. Мистер Реймонд поспешно отказался за них обоих. На самом деле Готе хотелось бы выпить еще чаю, но еще больше ему хотелось увидеть нужное письмо. Он задал мистеру Реймонду (который, казалось, счел необходимым говорить торопливым приглушенным шепотом) несколько вопросов о его книгах. Но его ответы были не очень удовлетворительными.
   А потом, наконец, пришла миссис Хазари.
   — Инспектор, — сказала она. — Я должна сообщить вам, что, как ни странно, у меня нет этого письма. Я думала, что оно было в альмире[13], куда я складываю такие старые бумаги. Я даже совершенно точно помнила, в каком ящике оно должно быть. Но моя память подвела меня. Около года назад я выбросила кучу всякого ненужного хлама, и оно, должно быть, оказалось там.
   Готе почувствовал себя ребенком, у которого отобрали конфету. И теперь, с тоской понял он, ему придется уныло возиться с теориями мистера Реймонда насчет Фариквы.
   — А Джон пришел к вам сразу после приезда с Гоа? — спросил он миссис Хазари, уже ни на что не надеясь.
   — Нет, — сказал она. — Сначала он недолго поработал в другом месте. Он устроился в одной семье, но там вскоре умерла жена, а мужу больше не нужно было столько слуг. Вот почему мы взяли его без рекомендаций. Я думаю, это был деловой знакомый мужа. К несчастью, сейчас он в Дели. Но, если вы позвоните мне сегодня вечером, возможно, тогда я смогу сказать вам.
   Готе пришлось удовлетвориться этим. Этим, а также сомнительной пользой, которую можно будет получить, разобравшись с последней ложью Фариквы.    
   
✎﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏
   
   К счастью, когда они вернулись в Шиваджи Парк, Фариква уже уехал в Андхери. Раньше, чем следовало бы, но не настолько рано, чтобы дать повод подозревать, что он сбежал, подобно Джону Лузадо. Чтобы умиротворить мистера Реймонда, Готе с грустью удостоверился, что Джагдев Сингх, с которым Фариква, по его словам, играл в карты в ночь убийства, действительно к тому времени уже покинул Бомбей.
   “Может быть, — думал Готе, произнося последние слова прощения, — тот мальчишка у нас в управлении, прервал свое упорное молчание и сознался. И тогда уже незачем будет на следующее утро заниматься этим без сомнения... без сомнения?.. досадным недоразумением. А может, то был хиатус?”
   Но у инспектора Дандекара не было хороших новостей. Наоборот, он выглядел сильно озабоченным.
   — Я продержал этого проклятого мальчишку восемь часов в комнате для допросов, — сказал он. — Я заставлял его стоять. Я пил перед ним чай и курил сигареты. Я поставил там козлы и старший констебль Кадам стоял возле них и размахивал латхи[14]. Но он стоял на своем и не сдвинулся ни на дюйм.
   — Инспектор, — поколебавшись, сказал Готе,— не могло ли быть так, что его плохо связали настоящие злодеи, что это вовсе не было фальшивкой?
   Дандекар сидел молча, повесив свой крючковатый нос и глядя в стол.
   — Что ж, все возможно, — сказал он, наконец. — Но, черт побери, я не могу в это поверить. Я просто не могу в это поверить.   
   
✎﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏
   
   Поэтому на следующее утро, незадолго до восьми часов, Готе был уже в Шиваджи Парке, ожидая коварного Фарикву и убеждая себя, что нет никакой причины, мешающей этому типу выйти на работу как обычно.
   Но огромное облегчение, которое он почувствовал, когда мусульманин появился, заставило его осознать, насколько он теперь был уверен, что все в этом деле пойдет не так, как следует. Он бросился на Фарикву, как коршун на древесную крысу.
   Не понадобилось много времени, чтобы заставить этого малого трястись от страха. И тогда он заговорил.
   — Айе, инспектор. Нет. Нет, инспектор-сахиб. Богом клянусь, я тут ни при чем. Инспектор, я просто был немного знаком с этими парнями. Мы частенько сидели и болтали, когда я ночевал тут. Инспектор, я не знал, что они были бадмахами[15]. Инспектор, я клянусь вам. А потом, той ночью, этот малый, Будху (инспектор, он настоящий злодей, он сущий дьявол, инспектор), он сказал больше, чем хотел, инспектор. Он сказал, кое-что должно было случиться той ночью. Мы были на кухне в их квартире, инспектор. Они все куда-то вышли, сахиб, мемсахиб и парнишка. Я не знал, что речь идет об убийстве, инспектор. Я думал, они собираются только украсть драгоценности, инспектор. Они сказали, что у нее есть драгоценности стоимостью в целый лакх[16], инспектор. Они спрячутся под кроватью. Но больше они ничего мне не говорили. А еще они угрожали мне и требовали, чтобы я остался с ними. А потом они сказали, что я могу уйти, инспектор. Тогда было уже поздно ехать в Андхери. Но двери у Реймонда-сахиба были еще не заперты, и я сумел пробраться туда. Клянусь вам, богом клянусь, инспектор, я ничего не знал про убийства. А еще они сказали, что убьют меня, если я проболтаюсь. Инспектор, вы ведь защитите меня? Вы защитите меня? Защитите?
   Готе стоял, глядя на съежившуюся, жалкую фигуру. Этот малый пытается опять обвести его вокруг пальца? Непохоже. То, что он рассказал на этот раз, казалось больше похожим на правду, чем история об игре в карты с шофером пенджабца. Этот рассказ о неоконченном разговоре с двумя убийцами в кухне, в квартире у жертв, звучал весьма правдиво. Не удивительно, что этот малый попытался придумать себе алиби, когда все случилось.
   Конечно, они не упоминали о каком-либо сговоре с сыном убитых. Но эти двое могли умолчать об этом. Да, то, что он выяснил, едва ли поможет Дандекару.
   — Ты будешь достаточно защищен от своих друзей, — рявкнул он на Фарикву, — В тюремной камере.
   Без двух других не было никаких улик, позволяющих говорить о соучастии. Но полезно будет иметь этого малого под рукой.
   Он повел его прочь.   
   
✎﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏
   
   Инспектор сообщил по телефону новость Знаменитому Английскому Писателю. Свидетель, то ли слышавший, то ли как следует не расслышавший о планах преступников, — едва ли такое событие годилось для книги “Мистер Педанкл шутит”. Человек, которого угрозами заставили присоединиться к грабителям, а потом отпустили, прежде чем ограбление началось, — не такими преступлениями занимается “Мистер Педанкл, охотник на павлинов”.
   И, разумеется, вопросы и возражения посыпались так быстро, что ему пришлось, в конце концов, резко указать мистеру Реймонду, что тот теперь остался без слуги. Услышав это, Знаменитый Английский Писатель выразил некоторое беспокойство. Поэтому Готе объяснил, что, поговорив с соседями, он, возможно, найдет ему замену, и был вознагражден тем, что писатель поспешно повесил трубку.
   Ободренный этим, он поспешил по тому адресу, что дала ему накануне поздно вечером миссис Хазари. Это был мистер Дасс, чья жена, теперь уже покойная, стала на короткое время первой хозяйкой Джона, только-только приехавшего в Бомбей. Он жил в многоэтажном здании на Б. Роад, позади Черчгейт[17].
   Поднимаясь в дом по выложенной кафелем лестнице, Готе понял, что, несмотря на довольно убогий вид здания, он настроен очень оптимистично. Он долго шел по следу Лузадо, но здесь этот след должен закончиться. В конце концов, именно здесь этот малый нашел свою первую работу в Бомбее. Дальше им не продвинуться. К тому же, вероятнее всего, что именно здесь наниматель Джона должен был записать его адрес на Гоа.
   На двери висела тонкая деревянная табличка, на которой сильно выцветшими буквами было написано: “Мистер и миссис Гопал Дасс”. Должно быть, подумал Готе, прошло много времени с той поры, как тут жила миссис Дасс, если ее внезапная смерть стала причиной увольнения Лузадо с его первой работы Бомбее. И, конечно, маленькая запыленная табличка неправильной формы выглядела очень запущенной.
   Он позвонил в дверь.
   Последовало такое долгое молчание, что он почти уверился, что его ожидает еще одна неудача. Он даже повернулся уже к двери соседней квартиры, чтобы навести справки там, когда дверь чуть-чуть приоткрылась.
   Он обернулся.
   — Мистер Гопал Дасс?
   Дверь приоткрылась немного шире. В ярком свете, падавшем из комнаты позади, Готе увидел мужчину, который когда-то был толстым.
   Позже он смог объяснить во всех деталях, откуда взялось это мгновенное впечатление. Отчасти оно сложилось из-за старого, сшитого по европейской моде костюма: пиджак болтался на плечах, как на вешалке, брюки мешковатыми складками свисали с бедер. И даже на лице видны были те же приметы — оно казалось каким-то осевшим.
   — Чего вы хотите?
   Голос тоже исходил от кого-то, словно уже не существующего, глухой и бессильный.
   Готе торопливо представился и изложил свою проблему. Он чувствовал, что любая мелочь может заставить этого высокого опустошенного человека закрыть дверь, и без того едва приоткрытую.
   Однако мистер Дасс выслушал его. Потом вздохнул, вздох его был слабым, как дуновение ночного бриза, не способного нарушить покой пустынных вод.
   — Ох нет, нет, — сказал он. — Нет адреса. Все пропало, когда моя жена покинула меня ради другой жизни. Все.
   Он медленно повернулся и посмотрел в комнату у себя за спиной. Готе, заглянув ему через плечо, увидел, что комната была почти пуста. Ни занавесей, ни ковров, ни изображений богов. Только маленький столик с медной миской, медным стаканом и пачкой кукурузных хлопьев на нем да раскладушка в углу.
   — Да, — сказал мистер Дасс. — Я избавился от всего. Моя жизнь подошла к концу, понимаете? Подошла к концу.
   Очень медленно, без малейшего признака невежливости, он повернулся и закрыл дверь.
   “И я тоже, — подумал Готе в глубокой печали; он словно чувствовал, как она просачивается к нему из-за захлопнувшейся двери, с нарядной некогда табличкой с именами, висевшей на ней. — Я тоже подошел к концу. К концу моей погони за Джоном Лузадо”.   
  
✎﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏
   
   Но еще одно дело, определенно, пока не закончилось. Знаменитый Английский Писатель, без сомнения, вскоре снова займется своими хиатусами. Возможно, он уже взялся за них. Ему достаточно будет одного разговора с соседями, чтобы найти себе нового слугу.
   Он протопал вниз по безлюдной гулкой лестнице и, как мог быстро, вернулся в главное полицейское управление. Прибыв на посыпанную гравием стоянку, он заглянул в кабинет Дандекара и побежал к своему телефону, чтобы помешать Знаменитому Английскому Писателю примчаться в управление без него.
   — Ах, инспектор Готе, — казалось, он видит обволакивающую улыбку писателя на другом конце линии, — Ах, прекрасно. Я как раз хотел повидаться с вами. Вы говорите из своего кабинета?
   — Да, — ответил Готе. — То есть, нет. То есть...
   — Похоже, здесь есть небольшое противоречие, — произнес хорошо поставленный голос.
   — Вовсе нет, — резко сказал Готе. — Я у себя в кабинете, и пробуду здесь все утро.
   
   Но, когда прибыл Знаменитый Английский Писатель, Готе самым прекрасным образом был избавлен от его общества. Через две минуты после этого звонка инспектор Дандекар попросил его взять на себя допрос. Для Дандекара это было нечто вроде признания своего поражения. Он сказал Готе, что не может больше откладывать поиск других возможных следов в преступном мире Бомбея. Если молодой человек, вопреки всему, невиновен, тогда сейчас необходимо особенно энергично заняться расспросами среди обычной сети перекупщиков и информаторов.
   — Запомните, — закончил он, — я все еще готов поклясться, что молодой Раджа виновен как дьявол. Надеюсь, вы сможете расколоть его.
   
   И вот, поскольку Дандекар расспрашивал всех известных ему грабителей в тех местах, где продавали краденное, таких как Чор-базар, и таким образом был избавлен от любых британских зануд, Готе почувствовал, что прекрасно может позволить английскому писателю подождать.
   А тем временем перед ним предстал молодой Раджа, самоуверенный выпускник бомбейского университета и приемный сын убитого производителя мороженого. Как выяснил в Шиваджи Парке Дандекар, он открыто возмущался тем, что в фирме приемного отца ему поручили довольно скромную работу — обходить рестораны и магазины — вместо того, чтобы дать ему кругленькую сумму, чтобы он мог открыть свое дело.
   С этого Готе и начал.
   — Садитесь, садитесь, — сказал он. — Я просматривал ваши ответы инспектору Дандекару, и есть одна мелочь, которую я не могу понять. Вам нужны были деньги, чтобы начать свое дело. Но совершенно непонятно, что это было за дело.
   Молодой человек уселся на жесткий стул перед столом Готе и с нарочитой небрежностью положил ногу на ногу.
   — Так ты меня не подловишь, бхай[18], — сказал он. — Я с самого начала отрицал и отрицаю, что просил денег.
   Готе вздохнул.
   — Однако нам известно об этом от соседа, которому вы сами жаловались, — сказал он. — Двое других также слышали громкую ссору.
   — Ложь, — презрительно ответил Раджа.
   Готе не позволил сбить себя с толку. Но при всем хладнокровии, с каким он придерживался сути дела, при всей аргументированности каждого вопроса, заданного им в течение двух последующих часов, он не добился, казалось, ничего. Некоторая грубость и откровенное пренебрежение исчезли из голоса молодого человека, и со временем они оба уже беседовали как добрые знакомые. Но ответы, хотя и сказанные другим тоном, были совершенно бесполезными.
   Поэтому, когда вошел констебль с запиской, сообщавшей, что инспектор Дандекар вернулся, Готе почувствовал явное облегчение. На самом деле он и не мечтал преуспеть там, где потерпел неудачу сам Дандекар, но где-то в глубине души он все же лелеял такую надежду. А теперь он понял, что этого не будет.
   Дандекар казался таким же мрачным.
   — Ничего, — сказал он, когда Готе осведомился, о его успехах с информаторами, — Ни звука. Конечно, там может еще что-то обнаружиться, вы же понимаете. Когда за дело берутся газеты, люди помалкивают. Но я не смог добиться ни одного слова.
   “А если уж не смог ты, — подумал Готе, — то не сможет и никто другой”.
   — Парень по-прежнему стоит на своем, — сказал он. — Я уговаривал, льстил ему, убеждал, но он не сказал ничего нового, если не считать того, что вовсе перестал отвечать.
   — Маленькая крыса. Я собираюсь расколоть его, Готе. Я заставлю его говорить, даже если это будет последним, что я сделаю. Я займусь этим сейчас же.
   И полный твердой решимости он вышел из комнаты.
   
   Готе сел на маленький стул возле стола Дандекара. Он чувствовал, что не в состоянии встретиться с ожидающим его английским писателем. Все свое терпение, до последней капли, он потратил на юного Раджу. Он наклонился вперед и постучал медным колокольчиком по столу. Когда вошел мальчик-рассыльный, он потребовал чаю.
   Он сидел, не спеша потягивая горячую жидкость, смешанную с молоком, и еще не успел закончить, когда барные двери вдруг распахнулись с грохотом, похожим на два пистолетных выстрела, и Дандекар быстрыми шагами вошел в кабинет.
   Но теперь лицо его светилось мрачным торжеством.
   — Добил его, — сказал он. — Добил его. Я знал, что сделаю это, и, видит бог, я это сделал.
   Первым чувством Готе было — он старался подавить его — унижение. Он потратил на Раджу все утро, и кончил там же, где начал. Дандекар провел с ним от силы двадцать минут и расколол его. Но неважно, кто сделал это. Главное — парень заговорил.
   — Он во всем признался? — спросил Готе Дандекара. — Что был связан для виду, что спланировал все это вместе с Лузадо и с этим Будху?
   — Во всем. Благодаря вам, Готе.
   — Мне?
   — О да. Когда я услышал, что вы вели допрос в такой мягкой манере, я подумал, что, возможно, один хороший удар решит дело. Так и вышло. Разумеется, они не собирались убивать. Но, когда этот Будху нашел не целый лакх драгоценностей, а всего лишь четыре или пять колец, он взбесился. Этим и объясняются все эти раны.
   — Шабаш, инспектор, шабаш[19], — сказал Готе, чувствуя внезапный прилив симпатии.
   Но когда Дандекар, тяжело опустился в кресло, выдвинул ящик стола и вытащил полотенце, чтобы вытереть вспотевшее лицо, он уже не выглядел таким торжествующим.
   — Все это так, Готе, — сказал он. — Но вам так же хорошо, как и мне известно, что, когда дело дойдет до суда, очень может быть, молодой Раджа бесстыдно откажется от каждого своего слова.
   — Да, — сказал Готе. — Нам нужен Будху. Хотя нам повезло, что мы нашли хотя бы этого. Или нам нужен Джон Лузадо.
   Он начал рассказывать, как оборвался этот след. Но, взглянув на крючконосое лицо Дандекара, увидел, как расширились его глаза. Готе медленно обернулся, хотя почти наверняка знал, что увидит.
   И он не ошибся: в дверях, словно растрепанная волосатая луна, маячило лицо Знаменитого Английского Писателя.
   Готе покорно поднялся на ноги.
   — Мистер Реймонд, — сказал он, звенящим от радости голосом. — Я как раз собирался рассказать вам. Мы раскрыли это дело.
   Но последовавшие поздравления были не такими щедрыми, как следовало ожидать. Действительно, по мере того, как он излагал свою историю, кустистая борода не раз раздвигалась, словно писатель с трудом сдерживался, чтобы не перебить его.
   “Неувязки, — подумал Готе. — Хиатусы. “Важные несоответствия”. Разумеется, не может быть, чтобы их здесь не оказалось”.
   В конце концов слова у него закончились, и он вынужден был выслушать возражения писателя.
   — Инспектор, я чувствую, что должен указать вам на некоторые моменты. Вы и инспектор Дандекар были очень добры ко мне. Я думаю, что как только вернусь домой, напишу книгу под названием “Мистер Педанкл и индийский инспектор”. И если бы я промолчал, это было бы просто предательством.
   — Вы очень любезны. Но, уверяю вас...
   — Нет, инспектор. Это самое меньшее, что я могу сделать. Во-первых, я хорошо знаю молодого Раджу. Мы с ним часто подолгу беседовали, когда он приходил звонить друзьям в Дели и в другие места. И я клянусь вам, инспектор, он — не тот человек, который может привести бандитов, чтобы ограбить своих благодетелей. Существует явное несоответствие между тем, что за человек этот юноша, и тем, что, по-вашему, он сделал. Но это еще не все.
   — Нет? — сказал Готе.
   — Нет. Видите ли, есть один кусочек головоломки, который все еще не встал на место. А мой мистер Педанкл снова и снова говорил инспектору Сагдену: “ Вы должны поставить на место каждый кусочек, мой дорогой друг, каждый кусочек головоломки”.
   — Но...
   — Нет, инспектор. Выслушайте меня. Я знаю, что с этим нелегко согласиться. Но вы не можете спорить с элементарной логикой. То, что вы услышали от Фариквы этим утром, просто никуда не годится. Вам нужно только подумать об этом. А если он лжет, то этому может быть только одно объяснение. Юный Раджа не был третьим грабителем. Им был Фариква.
   Готе просто кипел от злости. Да кто он такой, этот сочинитель детективных историй, чтобы прийти сюда и говорить им, что могло и чего не могло быть?! Он, его логика и его хиатусы...
   Но, даже давая волю переполнявшей его кипящей ярости, он в то же время чувствовал укол холодного сомнения.
   Логика. Что ж, логика есть логика. А подозреваемые, даже с университетским образованием, как известно, под давлением признавались в преступлениях, которых они не совершали, вплоть до убийства. А Дандекар, хоть он и был первоклассным полицейским, разумеется, мог надавить.
   Возможно ли, вопреки всем кажущимся очевидными фактам, чтобы история Фариквы, которая выглядит неправдоподобной, но прекрасно согласуется с тем, как все происходило, была всего лишь выдумкой?
   Одно было ясно. Даже если им кажется нелепым и досадным, что автор детективных романов первым нашел правильный ответ, это не должно заставить их отказаться рассматривать этот ответ. Если бы только они не были вынуждены полностью полагаться на это признание. Если бы только Лузадо или Будху тоже были у них в руках. Если бы адрес...
   И тогда, словно последний шторм сезона дождей, стремительно приближающийся по морю, неся с собой последнюю благословенную прохладу, когда сезону дождей уже следовало бы закончиться, в его мозгу стремительно возникла и забилась одна мысль.
   — Сэр, сэр, — сказал он, — пойдемте со мной прямо сейчас, прошу вас, сэр.
   И, не давая писателю возможности ответить, он впихнул его в машину, и они влились в стремительный поток транспорта.   
   
✎﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏
   
   Они добрались до квартиры в Шиваджи Парке за рекордное время. Там, все еще умоляя о терпении, Готе быстро оглядел гостиную — диваны, застеленные ситцевыми покрывалами, книжные полки, два стола и, да, телефон.
   А возле него та самая “маленькая книжечка”, в которой, как сказал ему Знаменитый Английский Писатель, когда они только познакомились, люди, жившие по соседству, искали нужные телефоны. Он только что упомянул, что Раджа звонил далеким друзьям, и это наконец-то заставило Готе вспомнить о ней. Он перелистывал снабженные алфавитным указателем страницы скользкими от пота пальцами. Вот “Л”, здесь должен быть Лузадо. И да. Да, да, да. Вот он. Адрес.
   Он схватил телефон, лихорадочно набрал номер, выкрикнул распоряжение о срочном вызове, и — о чудо! — через минуту уже разговаривал с полицией Гоа, в Панаджи[20]. Они быстро договорились о сотрудничестве. Они знают это место, они найдут этого человека, и, без сомнения, они найдут его долю украденных колец. Парень уже через полчаса будет за решеткой.
   Все было так, как если бы он сам схватил грабителя.
   Он отвернулся от телефона и посмотрел бородатому английскому писателю прямо в лицо.
   — Позвольте мне кое-что сказать вам, сэр, — проговорил он, наслаждаясь своей иронией до последней капли. — Позвольте кое-что сказать вам: никогда не забывайте о хиатусе.

Notes
  • ↑ [1]. Бандобаст — так в Индии называют работу по поддержанию порядка и предупреждению правонарушений на улице или на различных мероприятиях; а также людей, выполняющих эту работу. — Здесь и далее примеч. перев.
  • ↑ [2]. Эк дум — со временем, когда-нибудь (здесь и в дальнейшем — хинди).
  • ↑ [3]. Шиваджи Парк — самый большой парк в Бомбее, а также примыкающий к нему район элитной застройки.
  • ↑ [4]. Гап — сплетни, болтовня.
  • ↑ [5]. Гунда — головорез.
  • ↑ [6]. Барные, или качающиеся, двери — двери, створки которых открываются в обе стороны: и от себя, и к себе.
  • ↑ [7]. Маратхи ‒ один из индоарийских языков, является одним из 22-х официальных языков Индии и причисляется к 20-ти наиболее широко применяемым языкам мира.
  • ↑ [8]. Д. Н. Роад ‒ транспортная артерия, проходящая с севера на юг в деловом районе Форт в Южном Бомбее.
    Колаба — оживленный район в старом Бомбее, расположен на острове и соединен с материковой частью города дамбой.
  • ↑ [9]. Парсы — народность в Индии.
  • ↑ [10]. Камбалла Хилл — холм и престижный район в Бомбее.
  • ↑ [11]. Анна — мелкая монета(1/16 рупии) в Индии.
  • ↑ [12]. Валлах — человек; парень; почтовый валлах — соответственно, почтовый служащий.
  • ↑ [13]. Альмира — шкаф.
  • ↑ [14]. Латхи — бамбуковая палка.
  • ↑ [15]. Бадмах — мерзавец, злодей.
  • ↑ [16]. Лакх — сто тысяч рупий.
  • ↑ [17]. Черчгейт — район, а также станция метро в Бомбее.
  • ↑ [18]. Бхай — брат.
  • ↑ [19]. Как ни странно, на хинди “шабаш” означает “отлично сработано”, а совсем не то, что на русском (или на иврите).
  • ↑ [20]. Панаджи ‒ столица индийского штата Гоа.
"Детектив — это интеллектуальный жанр, основанный на фантастическом допущении того, что в раскрытии преступления главное не доносы предателей или промахи преступника, а способность мыслить" ©. Х.Л. Борхес

За это сообщение автора Клуб любителей детектива поблагодарили: 4
buka (08 окт 2020, 12:01) • Miranda (08 окт 2020, 13:40) • Гастингс (08 окт 2020, 19:33) • Stark (08 окт 2020, 19:01)
Рейтинг: 26.67%
 
Аватар пользователя
Клуб любителей детектива
Освоился
Освоился
 
Автор темы
Сообщений: 141
Стаж: 52 месяцев и 18 дней
Карма: + 7 -
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 617 раз.

Re: Г. Китинг “Инспектор Готе и знаменитый английский писате

СообщениеАвтор Роджер Шерингэм » 08 окт 2020, 12:15

Отличный рассказ. Особенно если понимать, кто этот знаменитый английский писатель :)
Поэтому неважно, что он не такой уж сложный как детектив. Хотя ход "история Фариджи выглядит неправдоподобно, значит, должна быть правдой, поскольку такое нелогично придумать и поскольку оно хорошо стыкуется с остальными данными" с поворотом "несмотря на всю неправдоподобность, это всё-таки неправда" мне понравился.
- Я человек маленький, - произнес Болванщик дрожащим голосом, - и не успел я напиться чаю... прошла всего неделя, как я начал... хлеба с маслом у меня уже почти не осталось...
Аватар пользователя
Роджер Шерингэм
Главный модератор
Главный модератор
 
Сообщений: 3830
Стаж: 135 месяцев и 25 дней
Карма: + 74 -
Откуда: Edinburgh-of-the-Seven-Seas
Благодарил (а): 191 раз.
Поблагодарили: 1396 раз.

Re: Г. Китинг “Инспектор Готе и знаменитый английский писате

СообщениеАвтор Доктор Фелл » 08 окт 2020, 12:28

  Я даже не подумал, что речь идет о каком-то конкретном писателе. И о ком же? Может это как то повлияет на мое восприятие рассказа. На данный момент, я его воспринял как в общем-то неплохой детектив, с небольшим утрированием над стандартом детектива “золотого века”. Условно говоря, серийный герой “Знаменитого английского писателя” это собирательный образ различных “Пуаро”.
“И сказал По: да будет детектив. И возник детектив. И когда По увидел, что создал, он сказал: и вот хорошо весьма. Ибо создал он сразу классическую форму детектива. И форма эта была и останется во веки веков истинной в этом бесконечном мире”. © Эллери Квин.
Аватар пользователя
Доктор Фелл
Хранитель Форума
 
Сообщений: 8525
Настроение: СпокойныйСпокойный
Стаж: 135 месяцев и 26 дней
Карма: + 100 -
Откуда: Россия, Москва
Благодарил (а): 700 раз.
Поблагодарили: 1492 раз.

Re: Г. Китинг “Инспектор Готе и знаменитый английский писате

СообщениеАвтор Роджер Шерингэм » 08 окт 2020, 12:33

Генри Китинг писал(а):Выше была борода, такая же большая и обширная, как тело под ней, а над бородой — пышная шевелюра, торчавшая во все стороны. Затерявшееся где-то между бородой и шевелюрой бледное английское лицо выражало живейшее любопытство.

Изображение
Автор рассказа не мелочился. Конечно, он знаменитый английский писатель :write:
- Я человек маленький, - произнес Болванщик дрожащим голосом, - и не успел я напиться чаю... прошла всего неделя, как я начал... хлеба с маслом у меня уже почти не осталось...
Аватар пользователя
Роджер Шерингэм
Главный модератор
Главный модератор
 
Сообщений: 3830
Стаж: 135 месяцев и 25 дней
Карма: + 74 -
Откуда: Edinburgh-of-the-Seven-Seas
Благодарил (а): 191 раз.
Поблагодарили: 1396 раз.

Re: Г. Китинг “Инспектор Готе и знаменитый английский писате

СообщениеАвтор Доктор Фелл » 08 окт 2020, 12:50

   ЖЕСТЬ! Действительно! Рассказ заиграл новыми красками :crazy:
“И сказал По: да будет детектив. И возник детектив. И когда По увидел, что создал, он сказал: и вот хорошо весьма. Ибо создал он сразу классическую форму детектива. И форма эта была и останется во веки веков истинной в этом бесконечном мире”. © Эллери Квин.
Аватар пользователя
Доктор Фелл
Хранитель Форума
 
Сообщений: 8525
Настроение: СпокойныйСпокойный
Стаж: 135 месяцев и 26 дней
Карма: + 100 -
Откуда: Россия, Москва
Благодарил (а): 700 раз.
Поблагодарили: 1492 раз.

Re: Г. Китинг “Инспектор Готе и знаменитый английский писате

СообщениеАвтор Леди Эстер » 08 окт 2020, 13:37

Там к тому же еще упоминаются книги "знаменитого английского писателя": " Mr Peduncle Caught in Meshes", "Mr Peduncle Hunts the Peacock" и "Mr Peduncle Plays a Joker". А в серии про Готе под номерами 3, 4 и 5 идут романы "Inspector Ghote Caught in Meshes " "Inspector Ghote Hunts the Peacock" "Inspector Ghote Plays a Joker". :)
Чтение было для меня наилучшим средством против неприятностей в жизни.
Шарль Луи де Монтескьё
Аватар пользователя
Леди Эстер
Свой человек
Свой человек
 
Сообщений: 388
Стаж: 37 месяцев и 23 дней
Карма: + 14 -
Благодарил (а): 577 раз.
Поблагодарили: 386 раз.

Re: Г. Китинг “Инспектор Готе и знаменитый английский писате

СообщениеАвтор Роджер Шерингэм » 08 окт 2020, 13:58

Лично я помню только ещё два примера детективов с участием самих авторов в качестве второстепенных персонажей.
Во-первых, "Убийство в Эй-Би-Эй" Азимова, во-вторых, один из романов Роусона, где появляется "Стюарт Таун" (правда, это самозванец, но реальный Таун, т.е. сам Роусон, по сюжету где-то существует, т.к. персонажи с ним связываются, чтобы доказать самозванчество).
- Я человек маленький, - произнес Болванщик дрожащим голосом, - и не успел я напиться чаю... прошла всего неделя, как я начал... хлеба с маслом у меня уже почти не осталось...
Аватар пользователя
Роджер Шерингэм
Главный модератор
Главный модератор
 
Сообщений: 3830
Стаж: 135 месяцев и 25 дней
Карма: + 74 -
Откуда: Edinburgh-of-the-Seven-Seas
Благодарил (а): 191 раз.
Поблагодарили: 1396 раз.

Re: Г. Китинг “Инспектор Готе и знаменитый английский писате

СообщениеАвтор Доктор Фелл » 08 окт 2020, 14:20

  “Маэстро” Карр в романе “Убийство в музее восковых фигур” Джозеф Марль (“Ватсон” Банколена) возвращается к себе домой, в Пенсильванию (место жительства ДДК). Этот же герой есть в “Отравление в шутку”. Многие знатоки творчества Карра, считают, что под видом молодого американского наблюдателя ДДК описал сам себя.
“И сказал По: да будет детектив. И возник детектив. И когда По увидел, что создал, он сказал: и вот хорошо весьма. Ибо создал он сразу классическую форму детектива. И форма эта была и останется во веки веков истинной в этом бесконечном мире”. © Эллери Квин.
Аватар пользователя
Доктор Фелл
Хранитель Форума
 
Сообщений: 8525
Настроение: СпокойныйСпокойный
Стаж: 135 месяцев и 26 дней
Карма: + 100 -
Откуда: Россия, Москва
Благодарил (а): 700 раз.
Поблагодарили: 1492 раз.

Re: Г. Китинг “Инспектор Готе и знаменитый английский писате

СообщениеАвтор buka » 08 окт 2020, 16:29

Доктор Фелл писал(а): Я даже не подумал, что речь идет о каком-то конкретном писателе. И о ком же?

А я поняла по имени :) Полное имя Генри Реймонд Фитцвальтер Китинг.
"Самое большое счастье, которое может выпасть в жизни, - это счастливое детство". (А. Кристи)
Аватар пользователя
buka
Свой человек
Свой человек
 
Сообщений: 423
Стаж: 79 месяцев и 19 дней
Карма: + 24 -
Благодарил (а): 2216 раз.
Поблагодарили: 525 раз.

Re: Г. Китинг “Инспектор Готе и знаменитый английский писате

СообщениеАвтор Леди Эстер » 08 окт 2020, 19:47

Если уж зашла речь о детективах, где фигурирует автор, то есть еще "Это слово – Убийство" Энтони Горовица, где главный герой, играющий роль Ватсона при ВД Дэниэле Готорне, писатель и сценарист Энтони Горовиц. По ходу дела упоминаются фильмы, для которых он писал сценарии, его встречи с режиссерами, работа над новыми сценариями и книгами и т.д.

Добавлено спустя 3 минуты 16 секунд:
Re: Г. Китинг “Инспектор Готе и знаменитый английский писатель”
Китинг относится к себе с юмором, что выгодно отличает его от многих других авторов. Созданный им образ "знаменитого английского писателя" - отличная самопародия.
Чтение было для меня наилучшим средством против неприятностей в жизни.
Шарль Луи де Монтескьё

За это сообщение автора Леди Эстер поблагодарил:
buka (09 окт 2020, 16:38)
Рейтинг: 6.67%
 
Аватар пользователя
Леди Эстер
Свой человек
Свой человек
 
Сообщений: 388
Стаж: 37 месяцев и 23 дней
Карма: + 14 -
Благодарил (а): 577 раз.
Поблагодарили: 386 раз.



Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Кто просматривал тему Кто просматривал тему?