Мне нужен труп! Я выбрал Вас!
Добро пожаловать на форум «Клуб любителей детективов» . Нажмите тут для регистрации

  • Объявления администрации форума, интересные ссылки и другая важная информация
КЛУБ ЛЮБИТЕЛЕЙ ДЕТЕКТИВОВ РЕКОМЕНДУЕТ:
КЛАССИКИ ☞ БАУЧЕР Э.✰БЕРКЛИ Э. ✰БРАНД К. ✰БУАЛО-НАРСЕЖАК ✰ВАН ДАЙН С.С.✰КАРР Д.Д. ✰КВИН Э. ✰КРИСТИ А. ✰НОКС Р. ✰СЭЙЕРС Д.
СОВРЕМЕННИКИ ☞ АЛЬТЕР П.✰БЮССИ М.✰ВЕРДОН Д.✰ДИВЕР Д.✰КОННЕЛЛИ М.✰НЕСБЁ Ю.✰ПАВЕЗИ А.✰РОУЛИНГ Д.✰СИМАДА С.

В СЛУЧАЕ ОТСУТСТВИЯ КОНКРЕТНОГО АВТОРА В АЛФАВИТНОМ СПИСКЕ, ПИШЕМ В ТЕМУ: "РЕКОМЕНДАЦИИ УЧАСТНИКОВ ФОРУМА"

АЛФАВИТНЫЙ СПИСОК АВТОРОВ: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


  “ДЕТЕКТИВ — ЭТО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ ЖАНР, ОСНОВАННЫЙ НА ФАНТАСТИЧНОМ ДОПУЩЕНИИ ТОГО, ЧТО В РАСКРЫТИИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ ГЛАВНОЕ НЕ ДОНОСЫ ПРЕДАТЕЛЕЙ ИЛИ ПРОМАХИ ПРЕСТУПНИКА, А СПОСОБНОСТЬ МЫСЛИТЬ” ©. Х.Л. Борхес

Артур Б. Рив ”Производитель бриллиантов”

Модераторы: киевлянка, Роджер Шерингэм

Артур Б. Рив ”Производитель бриллиантов”

СообщениеАвтор Клуб любителей детектива » 24 фев 2021, 16:36


   АРТУР Б. РИВ [ARTHUR B. REEVE]
   ПРОИЗВОДИТЕЛЬ БРИЛЛИАНТОВ [THE DIAMOND MAKER]
   1st ed: Cosmopolitan”, May 1911
   Series: Craig Kennedy

   © Перевод выполнен специально для форума “КЛУБ ЛЮБИТЕЛЕЙ ДЕТЕКТИВА”
   Переведено по изданию: “Amazing Detective Tales”, June 1930
   Перевод: Александр Кузнецов
   Редактор: Ольга Белозовская
   © Клуб Любителей Детектива, 24 февраля 2021 г.
    Здесь можно заказать сборник рассказов о Крейге Кеннеди и другие книги серия “Дедукция”


!
  Весь материал, представленный на данном форуме, предназначен исключительно для ознакомления. Все права на произведения принадлежат правообладателям (т.е согласно правилам форума он является собственником всего материала, опубликованного на данном ресурсе). Таким образом, форум занимается коллекционированием. Скопировав произведение с нашего форума (в данном случае администрация форума снимает с себя всякую ответственность), вы обязуетесь после прочтения удалить его со своего компьютера. Опубликовав произведение на других ресурсах в сети, вы берете на себя ответственность перед правообладателями.
  Публикация материалов с форума возможна только с разрешения администрации.


   ВНИМАНИЕ! В ТОПИКЕ ПРИСУТСТВУЮТ СПОЙЛЕРЫ. ЧИТАТЬ ОБСУЖДЕНИЯ ТОЛЬКО ПОСЛЕ ПРОЧТЕНИЯ САМОГО РАССКАЗА.

=Библиография | +
“THE DIAMOND MAKER” by ARTHUR B. REEVE 「Craig Kennedy」 「short story」
 1st ed “Cosmopolitan”, May 1911
  Selected Publications:
   ✪ The Silent Bullet, Harper & Brothers, 1912 「author's collection」
   ✪ Amazing Detective Tales [v1 #6, June 1930] 「pulp magazine」
   ✪ Крейг Кеннеди, профессор-детектив серия “Дедукция”, 2021 「авторский сборник」

   — Профессор Кеннеди, я пришел, чтобы посмотреть, справитесь ли вы с делом, которое, как я думаю, не по силам даже вам. Лишь небеса знают, кому оно по силам!
   Посетитель был крупным мужчиной. Шляпу он положил на стол, а перчатки даже не стал снимать. Он присел на кресло, тут же заполнив его собой.
   — Меня зовут Эндрюс, я третий вице-президент крупнейшей страховой компании восточного побережья. У нашей фирмы есть свои детективы, и, хотя среди них хватает толковых людей, никто из них не смог разобраться в этом деле. Мне необходима ваша консультация.
   Кеннеди быстро согласился, и, когда формальности были улажены, мистер Эндрюс продолжил:
   — Полагаю, вам известно, что во всех крупных страховых компаниях есть свои сыщики, которые очень внимательно отслеживают подозрительные происшествия со своими клиентами. Дело, которое я хочу передать в ваши руки, это дело Соломона Моровича, ювелира с Мейден-лейн. Полагаю, вы читали газеты, в которых рассказывалось о его смерти и странном ограблении его сейфа?
   — Очень мало, — ответил Крейг. — Там читать было особо нечего.
   — Разумеется, — удовлетворенно заметил мистер Эндрюс. — Смею полагать, что мы приложили все усилия, чтобы в газеты попало как можно меньше информации. Не хотим вспугнуть врага, пока сети не расставлены. То есть пока мы хотя бы не выясним, кто же этот враг. Это сбивает нас с толку.
   — Я к вашим услугам, — вставил Крейг, — но вы должны просветить меня насчет обстоятельств дела. Ведь я знаю не более того, о чем говорилось в газетах.
   — О, конечно-конечно. Но поскольку вы ничего не знаете, то можете подойти к вопросу без предвзятости. — Эндрюс сделал паузу, а затем, словно заметив что-то в поведении Крейга, поспешно добавил: — Скажу вам напрямую. Это нерасторжимый полис на сто тысяч долларов. Бенефициар — жена покойного. Компания готова заплатить, но сначала мы должны удостовериться, что все чисто. Есть довольно подозрительные обстоятельства, и мы считаем, что было бы справедливо прояснить их. Вот и все — поверьте мне. Мы не стремимся увильнуть от исполнения обязанностей.
   — И в чем же заключаются эти, как вы их называете, подозрительные обстоятельства? — спросил Крейг, по-видимому, удовлетворившись оправданиями Эндрюса.
   — Это строго конфиденциально. Нам стало известно, что в один из вечеров на прошлой неделе мистер Морович вернулся домой поздно, очень слабым и в полубессознательном состоянии. Вскоре, хоть и не сразу, вызвали его семейного врача, доктора Торнтона. Тот объявил, что мистер Морович страдает от закупорки легких, что напоминает внезапный приступ пневмонии. Мистер Морович сразу же отправился в постель, а может, он и так был в ней, когда прибыл доктор. Но его состояние быстро ухудшалось, так что доктор спешно применил кислород, от которого мистер Морович пришел в себя. Торнтон вышел, чтобы осмотреть другого пациента, но вскоре его снова спешно вызвали, сообщив, что мистер Морович быстро угасает. Ювелир умер еще до возвращения доктора. Тот больше ничего не сказал о причинах внезапного заболевания мистера Моровича и выписал свидетельство о смерти (у меня есть его копия). В нем говорится, что причиной смерти была пневмония. Один из наших людей встречался с доктором Торнтоном, но не смог ничего узнать от него. Перед смертью с мистером Моровичем была только его жена.
   В голосе Эндрюса было что-то такое, что заставило меня обратить особое внимание на этот факт.
   — Возможно, во всем этом не было ничего настолько удивительного, но на следующее утро мистер Коэн (младший партнер мистера Моровича) обнаружил, что ночью кто-то наведался в их контору. Замок на огромном сейфе, в котором хранились бриллианты ценой в тысячи долларов, был цел и невредим, но в верхней части сейфа зияла дыра — неровное и круглое отверстие, в которое могла бы пролезть нога. Профессор Кеннеди, только представьте себе: огромная дыра в сейфе из хромированной стали, подобные сейфы являются самыми защищенными местами в мире, за исключением разве что банковских хранилищ. О такую сталь затупится даже алмазное сверло! Сверлить ее было бы слишком долго. Даже если бы у преступника была возможность создать искусственное давление, для того, чтобы просверлить такую дыру, ему потребовалось бы восемнадцать или двадцать часов. Что касается полиции, то у них все еще нет никакой теории.
   — А что с бриллиантами?
   — Они пропали, как и все, что имело какую-либо ценность. Даже папки с бумагами были уничтожены! Письменный стол был взломан, и из него были вынуты все бумаги. Тщательной такую работу не назвать. Разве это не достаточное основание для подозрений?
   — Мне бы хотелось осмотреть сейф, — сказал Кеннеди.
   — Будь по-вашему, — ответил мистер Эндрюс. — Значит, вы беретесь за наше дело? Моя машина ждет внизу. Если хотите, мы можем сразу же отправиться на Мэйден-лейн.
   — Я берусь при одном условии, — не двигаясь, заявил Крейг. — Я должен иметь возможность добираться до истины независимо от того, принесет это компании пользу или вред, — расследование должно быть полностью в моих руках.
   — По рукам, — согласился мистер Эндрюс, вынимая из кармана жилета три или четыре фиги. — Мой шофер отлично водит. Он домчит быстрее, чем метро.
   — Но сначала в мою лабораторию, — вставил Крейг. — Это займет всего минуту.
   Мы подъехали к университету и остановились у кампуса, а Крейг сбегал забрать что-то из химического отделения.
   — Мне нравится ваш профессор криминальных наук, — сказал мне Эндрюс.
   Мне же понравился вице-президент. Казалось, что он всецело наслаждается жизнью и способностью выжимать все возможное из того, что имел. Выглядело так, будто он получал удовольствие от расследования дела Моровича.
   — Профессор разгадал несколько запутанных дел, — ответил я. — Думаю, его сметливости нет предела.
   — Надеюсь, что так. Но с этим делом ему придется нелегко, мой мальчик.
   Я даже не обиделся на такую фамильярность. Эндрюс был одним из тех, кому мы, газетчики, инстинктивно доверяем. Я понимал, что это дело будет “не для печати” только до тех пор, пока оно не будет завершено. А когда подходит должное время, такие, как он, предоставляют нам наилучший материал для публикации.
   Вскоре Кеннеди вернулся к нам, принеся с собой пару стеклянных пузырьков.
   
   Когда мы приехали, “Морович & Co”, естественно, были закрыты, но нас без проблем пропустил внутрь полицейский, ведь было приказано сторожить стойло уже после того, как лошадь украли. Все было точно так, как и говорил мистер Эндрюс. Мистер Коэн показал нам сейф. Наверху была проделана дыра. Я говорю «проделана», потому что не знал на тот момент, каким именно образом она образовалась — была ли она прорезана, просверлена, прожжена или еще что.
   Кеннеди внимательно осмотрел края дыры, и на его лице промелькнула слабая улыбка удовлетворения. Не говоря ни слова, он вынул стеклянную пробку из принесенного им пузырька и высыпал его содержимое на сейф, возле дыры. Кеннеди добавил к горке красноватого порошка содержимое второго пузырька и поджег смесь спичкой. Зажигая ее, он скомандовал:
   — Все назад — к стене!
   Бросая спичку в красную смесь, он и сам отскочил назад и в два-три прыжка присоединился к нам в дальней части комнаты.
    Практически сразу же вспыхнуло ослепительное пламя. Мы наблюдали, затаив дыхание. Почти невероятно, но пылающий порошок буквально на глазах погружался прямо в недра стали. Мы ждали в напряженном молчании. На потолке мы могли наблюдать отблески от расплавленной массы, которая погрузилась в углубление, которое она прожгла в крышке сейфа.
   Наконец она прожгла крышку и провалилась внутрь — провалилась так, как падает крыша горящего дома. Никто не произнес ни слова. Осторожно заглянув в сейф, мы инстинктивно обернулись к Кеннеди, ожидая объяснений. Глаза полицейского округлились, как пятидесятицентовики, а вел он себя так, словно ему очень хотелось надеть на Кеннеди наручники. Теперь в крышке сейфа появилась еще одна дыра, поменьше, но во всем остальном точно такая же, как и первая.
   — Термит, — вот и все, что сказал Кеннеди.
   — Термит? — переспросил Эндрюс, жуя погасшую сигару.
   — Да, изобретение химика по имени Гольдшмидт. Он из Эссена, это в Германии. Это смесь из оксида железа (то есть окалины, остатки которой слетают с наковальни кузнеца) и алюминиевого порошка. Можете ткнуть в нее раскаленным прутом, и ничего не произойдет, но если вы подожжете порошок магния и поместите его в термитную смесь, то она воспламенится, причем температура горения вскоре достигнет 5 400 градусов по Фаренгейту[1]. Но тепло сконцентрируется непосредственно в той точке, где находилась смесь. Это один из самых мощных известных нам оксидантов, но остальную часть стальной поверхности он даже не оплавил. Вы видите, как он разъел сталь. Хоть красная, хоть черная термитная смесь работают одинаково хорошо.
   Никто ничего не сказал. Говорить было нечего.
   — Эту работу доложен был сделать кто-то очень умный (или проинструктированный кем-то очень умным), — добавил Крейг. — Ну, здесь больше ничего нельзя сделать, — сказал он, бегло осмотрев офис. — Мистер Эндрюс, можно вас на пару слов? Джеймсон, пошли. Доброго дня, мистер Коэн. Доброго дня, офицер[2].
   Снаружи мы на какое-то время задержались у дверей машины Эндрюса.
   — Мне нужно увидеть бумаги в доме мистера Моровича, — сказал Крейг, — а также навестить доктора Торнтона. Думаете, у меня возникнут какие-либо трудности?
   — Никаких, — ответил Эндрюс. — Я отправлюсь с вами и прослежу за тем, чтобы у вас не возникло проблем. Профессор Кеннеди, а это было удивительно. Я и не думал, что такое возможно. Но разве вы не думаете, что в конторе можно было осмотреться и узнать что-нибудь еще?
   — А я уже узнал что-то еще, — ответил Крейг. — Замок в двери был цел, а значит, тот, кто все это проделал, вошел внутрь при помощи ключа. Другой возможности войти не было.
   Эндрюс присвистнул и невольно взглянул вверх — на окно конторы с позолоченной вывеской “Морович & Co”.
   — Не смотрите вверх, — сказал он. — Думаю, Коэн наблюдает за нами. Интересно, сказал ли он все, что знает? Знаете, он и есть то самое “Co” из названия фирмы, но на самом деле его участие в бизнесе было совсем небольшим. Чесслово…
   — Мистер Эндрюс, не так быстро, — прервал его Кеннеди. — Прежде чем составлять теории, нам нужно увидеться с миссис Морович и доктором.
   — Она очень милая женщина, — сказал Эндрюс, когда мы уселись в машину. — Намного моложе мужа. Ха, а ведь Коэн весьма недурно выглядит, разве нет? Я слышал, что он часто заходил в дом партнера. Ну, куда сначала: к миссис М. или к доктору?
   — В дом, — ответил Крейг.
   
   Мистер Эндрюс представил нас миссис Морович. Она была в полном трауре, но это отнюдь не уменьшало ее красоту, а лишь усиливало ее. Траур подчеркивал насыщенный природный цвет ее лица и изящество ее фигуры. Она была очень привлекательной молодой вдовой.
   Казалось, что она испытывает перед Эндрюсом страх — то ли оттого, что тот представляет страховую компанию, от которой столько зависит, то ли у ее страхов были другие причины. Эндрюс был очень учтив, но я задумался о том, что это может быть профессиональной, а не личной вежливостью. Вспомнив, как он подчеркивал то, что она была наедине с мужем перед смертью последнего, я вдруг вспомнил, что читал о детективе, который становился все более вежлив по отношению к преступнику по мере того, как его сеть все плотнее оплетала того. Я знал, что Эндрюс подозревает ее в связи с преступлением. А что касается меня самого, то на тот момент я не знал, кого подозревать.
   Наша просьба осмотреть личные вещи мистера Моровича не встретила сопротивления, и Крейг тщательно обыскал его письменный стол и папку с письмами. Но там практически ничего не нашлось.
   — Получал ли мистер Морович угрозы ограбления? — спросил Крейг.
   — Насколько мне известно, нет, — ответила миссис Морович. — Конечно, каждый ювелир должен быть осторожен, когда работает с большим количеством бриллиантов. Но я не думаю, что у мужа были особые причины опасаться ограбления. Он никогда не говорил ни о чем подобном. А почему вы спросили?
   — О, ничего особенного. Я лишь подумал, что в этом мог бы быть ключ, — ответил Крейг. Он перебирал один из тех настольных календарей, где у каждого есть своя страница с чистым местом для записей.
   — “Заключить сделку с Пуассоном”, — прочел он одну из них. — Странно. Вся корреспонденция на букву “П” в конторе была уничтожена, здесь я тоже не нашел ничего на эту букву. Кто такой Пуассон?
   Миссис Морович замешкалась, то ли она не знала, то ли не желала отвечать.
   — Думаю, химик, — сказала она. — У мужа были с ним какие-то дела — он хотел купить какое-то изобретение. Я об этом ничего не знаю. Я думала, что сделка сорвалась.
   — Сделка?
   — Мистер Кеннеди, вам лучше спросить об этом у мистера Коэна. О делах муж почти не говорил со мной.   
   — А что за изобретение?
   — Не имею понятия. Я лишь слышала, как Морович и Коэн упоминали какое-то изобретение, связанное с бриллиантами.
   — Значит, мистер Коэн знает о нем?
   — Полагаю, да.
   — Миссис Морович, благодарю вас, — сказал Кеннеди, когда стало ясно, что миссис Морович то ли не может, то ли не хочет ничего добавить к сказанному. — Извините за беспокойство.
   — Ничего страшного, — вежливо ответила она, хотя я видел, что каждое слово или движение Кеннеди и Эндрюса страшно беспокоили ее.
   Кеннеди остановил машину у аптеки через несколько кварталов и попросил телефонный справочник. Вскоре он нашел раздел “Химики”, и его палец застыл напротив одного имени — “Генри Пуассон, электротермические установки, Уильямс-стрит”.
   — Завтра утром я поговорю с ним. А сейчас — к доктору.
   
   Доктор Торнтон был превосходным примером врача для богатых — изысканный, спокойный и обходительный. Как я говорил, с ним уже увиделся один из подчиненных Эндрюса, но их разговор ни к чему не привел. Однако с тех пор доктор явно прокрутил ситуацию в голове еще раз и теперь переменил мнение. Сейчас его манеры стали подчеркнуто любезны. Закрыв двери, он стал расхаживать по своему кабинету.
   — Мистер Эндрюс, я сомневаюсь, кому лучше рассказать — вам или коронеру. Это профессиональный секрет, врачебная тайна, которую доктора обязаны соблюдать. Такова профессиональная этика. Но в подобных случаях, когда дело затрагивает интересы общественного правопорядка, врач должен заговорить.
   Он сделал паузу и взглянул на нас.
   — Не скрою — мне не нравится публичность, которая появилась бы, если бы я что-либо рассказал коронеру.
   — Точно, — заявил Эндрюс. — Я отлично понимаю вашу позицию. Остальным вашим пациентам было бы неприятно увидеть, что вы оказались вмешаны в скандал, да и вам самим не хотелось бы, чтобы они увидели, что вы вовлечены в него, ведь все это попадет в газеты.
   Доктор Торнтон бросил на Эндрюса быстрый взгляд, словно желая узнать, насколько много знает или подозревает его посетитель.
   Эндрюс вынул из кармана бумагу.
   — Это копия свидетельства о смерти, — ее нам предоставил Департамент здравоохранения. Врачи из нашей страховой компании говорят, что такая неопределенность диагноза довольно необычна. Мне кажется, что одного только нашего слова будет достаточно для того, чтобы привлечь к этому внимание определенных людей. Но, доктор, в том-то и дело. Мы так же, как и вы, вовсе не желаем огласки. Мы смогли бы добиться эксгумации тела мистера Моровича, но я предпочитаю получить необходимые факты, не прибегая к столь крайним мерам.
   — Из этого не выйдет ничего хорошего, — торопливо вставил доктор. — И если вы защитите меня от огласки, я расскажу почему.
   Эндрюс кивнул, но свидетельство он продолжал держать на виду, постоянно напоминая доктору о нем.
   — В этом документе причиной смерти я указал отек легких вследствие острого приступа пневмонии. В значительной степени это верно. Когда меня вызвали к мистеру Моровичу, я застал его в полубессознательном состоянии, он едва дышал. Миссис Морович сказала мне, что какой-то человек подобрал его на Уильямс-стрит и привез домой на такси. Честно говоря, сначала я подумал, что он стал жертвой алкоголя, так как иногда, заключая выгодную сделку, мистер Морович позволял себе вольности. Я присмотрелся к его дыханию — оно было очень слабым. От него исходил тошнотворно-сладкий запах, но в то время я не придал этому значения. Я послушал его легкие при помощи стетоскопа. Конгестия была очень заметна, и в качестве рабочего диагноза я поставил пневмонию. Действовать нужно было быстро и смело. Я тут же послал за баллоном кислорода из госпиталя.
   За это время я успел подумать о запахе, и мне пришло в голову, что это могло быть отравлением. Как только прибыл кислород, я тут же применил его. Институт Рокфеллера как раз недавно опубликовал отчет об экспериментах с новым противоядием от различных ядов — его суть заключалась в новом методе проведение принудительного искусственного дыхания, яд таким образом окислялся и выводился из организма. В любом случае, будь это пневмония или отравление, данная стратегия лечения была в тот момент наилучшей. Я дал ему немного стрихнина, чтобы тонизировать работу его сердца. Послали за сиделкой, но она еще не успела прийти, как ко мне прибежал посыльный с сообщением о внезапной болезни миссис Морей, жены сталелитейного магната. Поскольку до дома Мореев всего полквартала, я покинул мистера Моровича, оставив его жене ясные инструкции о том, что делать.
   Я собирался тут же вернуться, но не успел — к моему приходу мистер Морович был уже мертв. Теперь я думаю, что рассказал вам все. Понимаете, это было всего лишь подозрение, и едва ли стоило подымать из-за него шум. Как видите, я выписал свидетельство о смерти. Наверное, на том бы все и закончилось, если бы не известия о том странном ограблении. Они заставили меня думать об этом снова. А теперь я рад, что смог избавиться от этого гнетущего чувства. Я много думал об этом с тех пор, как ваш человек приходил ко мне.
   — А какую же причину запаха вы подозревали? — спросил Кеннеди.
   — Ну, это всего лишь подозрения, — замешкал доктор. — Цианид калия или цианистый газ, и тот и другой могли дать такой запах.
   — Будь вы уверены в этом, лечение было бы точно таким же?
   — Точно таким же — в соответствии с рокфеллеровской статьей.
   — Это мог быть суицид? — спросил Эндрюс.
   — Думаю, для него не было мотива, — ответил доктор.
   — Но в доме Моровичей был такой яд?
   — Я знаю, что они очень интересовались фотографией. Цианид калия используется в фотографировании.
   — Кто интересовался фотографией, мистер или миссис Морович?
   — Оба.
   — Она тоже?
   — Как он, так и она. Вместе, — торопливо повторил доктор. Было ясно, к чему клонит Эндрюс, но точно так же было ясно, что врач боялся сказать лишнее или быть неправильно понятым.
   Кеннеди несколько минут молча сидел и обдумывал услышанное. Полностью проигнорировав Эндрюса, он спросил:
   — Доктор, допустим, причиной закупорки легких был цианистый газ, и допустим, что его количества было недостаточно, чтобы убить сразу. Вы считаете, что мистер Морович был достаточно слаб, чтобы умереть от скопления газа даже после того, как от газа и следа не осталось?
   — Именно это я и хотел сказать.
   — Могу ли я спросить, говорил ли он в своем полубессознательном состоянии что-либо такое, что могло стать ключом к разгадке случившегося?
   — Говорил он бессвязно и сбивчиво. Насколько я помню, он считал себя миллионером и даже миллиардером. Он говорил о бриллиантах, бриллиантах и еще раз о бриллиантах. Он словно ощупывал их, гладил их, а один раз мне показалось, что он хочет послать за мистером Коэном, чтобы что-то сообщить ему. “Я могу производить их, Коэн, самые прекрасные, самые крупные, самые чистые, я могу производить их!”
   Кеннеди заинтересованно слушал.
   — Знаете, — продолжал доктор, — отравление цианидом может вызывать самые странные галлюцинации. Но бред, вызванный пневмонией, способен на то же самое.
   Судя по поведению Кеннеди, я понял, что впервые с начала расследования перед ним забрезжил лучик света. Мы собрались уходить, и доктор пожал нам руки. Последние слова он сказал с облегчением:
   — Джентльмены, у меня словно груз с души упал.
   Прощаясь, Кеннеди обратился к Эндрюсу:
   — Помните, что вы пообещали, когда я взялся за дело?
   Эндрюс кивнул.
   — Тогда ничего не предпринимайте, пока я не скажу вам. Наблюдайте за миссис Морович и мистером Коэном, но так, чтобы они не заметили, что вы в чем-то их подозреваете. Позвольте мне разобраться с уликой о Пуассоне. Другими словами, передайте это дело полностью в мои руки. Давайте мне знать обо всех новых фактах, которые могут выясниться, а завтра я позвоню вам, и мы определимся с нашим следующим шагом. Доброй ночи. Хочу поблагодарить вас за это дело. Думаю, мы все удивимся тому, как оно завершится.
   
   ✎﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏﹏
   
   Моя очередная встреча с Кеннеди состоялась только под вечер следующего дня. Он был в своей лаборатории и аккуратно наматывал две платиновые проволоки на фарфоровую деталь, а также намазывал на нее черное, стеклообразное зернистое вещество. Я заметил, что он старался поддерживать равное расстояние между двумя проводами по всей длине фарфоровой детали, так что я ничего не сказал, дабы не отвлечь его, хотя у меня на языке вертелось множество вопросов о ходе расследования.   
   Но вместо того, чтобы задавать их, я внимательно наблюдал за ученым. Черная субстанция служила своего рода мостом, соединявшим и накрывавшим провода. Закончив, Крейг сказал:
   — Теперь можешь спрашивать, а я тем временем прогрею и обожгу это приспособление. Я вижу, что тебя просто распирает от любопытства.
   — Ты увиделся с Пуассоном? — спросил я.
   — Да, сегодня вечером он собирается продемонстрировать мне свое изобретение, — отвечая, Кеннеди нагревал увитый проводами фарфор.
   — Его изобретение?
   — Помнишь “галлюцинацию” Моровича? Врач называл ее так, но это не галлюцинация, это реальность. Этот Пуассон говорит, что он нашел способ искусственного изготовления бриллиантов из чистого углерода посредством электропечи. Полагаю, Морович купил его секрет. Его мечты о миллионах были реальностью — по крайней мере для него.
   — А Коэн и миссис Морович знают это?
   — Пока что об этом мне не известно, — ответил Крейг, завершая обжиг.
   Черная субстанция стала тускло-серой.
   — А что это за штука на проводах? — спросил я.
   — А, это всего лишь отходы, получаемые при производстве серной кислоты, — ответил Кеннеди, добавив, словно меняя тему разговора: — Я хочу, чтобы вечером ты пошел со мной. Пуассону я сказал, что был профессором университета и что мне бы хотелось привести с собой одного из наших молодых попечителей, Т. Пьерпонта Спенсера, сына банкира, который может вложить в его схему капитал. Теперь, Джеймсон, пока я заканчиваю работу здесь, сбегай в нашу квартиру и возьми мой автоматический револьвер. Вечером он может понадобиться. Я связался с Эндрюсом, и он будет готов. Демонстрация начнется в половину девятого, в лаборатории Пуассона. Я пытался заманить его сюда, но он наотрез отказался.
   
   Спустя полчаса я вновь присоединился к Крейгу в его лаборатории, и мы направились к зданию страховой компании.
   Эндрюс ждал нас в своем богато меблированном офисе. В коридоре я заметил пару крепких парней, которые, похоже, ожидали приказаний.
   По манере, с какой вице-президент поприветствовал нас, было видно — он глубоко заинтересован в том, что же Кеннеди собирается предпринять.
   — Так вы считаете, что сделка Моровича была связана с приобретением секрета производства бриллиантов? — пробормотал он.
   — Я уверен в этом, — ответил Крейг. — Убежденность пришла в тот момент, когда, наводя справки о Пуассоне, я обнаружил, что он является изготовителем электрических печей. Помните то громкое дело Лемуана в Лондоне и Париже?
   — Да, но Лемуан был жуликом чистой воды, — ответил Эндрюс. — Думаете, что и этот тоже?
   — Сегодня вечером это я и собираюсь выяснить, прежде чем делать следующий ход, — заявил Крейг. — Нет никаких сомнений, что при должном использовании электропечи можно получить крохотные, почти микроскопические бриллианты. Нет ничего необычного в предположении, что кто-то когда-то найдет способ получать крупные искусственные бриллианты подобным образом.
   — Может быть, это как раз наш человек, — вставил Эндрюс. — Кто знает? Держу пари, что если он добился этого, а мистер Морович купил его изобретение, то Коэн узнал об этом. Ему палец в рот не клади. А миссис Морович не станет терять времени, если речь идет о деньгах. Теперь только предположим, что мистер Морович купил подобный секрет, а Коэн влюблен в его жену — и тогда они…
   — Мистер Эндрюс, давайте не будем ничего предполагать, — перебил его Кеннеди. — По крайней мере пока. Сейчас десять минут девятого. До Пуассона идти всего несколько кварталов. Я бы хотел оказаться там на пару минут раньше назначенного. Пошли.
   Когда мы вышли из офиса, Эндрюс дал знак двум парням в коридоре, и они последовали за нами, но на некотором расстоянии — притворяясь, что они никак не связаны с нами.
   
   Лаборатория Пуассона находилась на чердаке здания с дюжиной этажей. Это было необычное здание с несколькими входами, помимо грузового лифта в задней части дома и пожарных лестниц, выходивших на крыши соседних, более низких, зданий.
   В тени возле угла мы остановились, и Кеннеди с Эндрюсом стали обсуждать план действий. Насколько я понял, Кеннеди настаивал на том, что Эндрюсу и его людям лучше не заходить в здание, а подождать внизу, пока мы с ним сходим наверх. Наконец, они договорились.
   — Вот маленький электрический звонок с парой новых батареек, — сказал Кеннеди, разворачивая свой сверток. — А провода хватит по крайней мере на четыреста футов. Вы с вашими людьми подождите в тени у этого бокового входа. Ждите пять минут, начиная с того момента, когда мы с Джеймсоном поднимемся наверх. Затем вам нужно каким-то образом отвлечь ночного сторожа. Пока он будет отсутствовать, вы найдете в шахте лифта два свисающих провода. Присоедините их к проводкам от звонка и батарейки (вот к этим двум), вы знаете, как это сделать. Провода будут свисать в третьей шахте — по ночам работает только один лифт, первый. Как только вы услышите звонок, бросайтесь в лифт и отправляйтесь на двенадцатый этаж — это будет означать, что нам потребовалась ваша помощь.
   Пока мы с Кеннеди поднимались в лифте наверх, я не мог не думать о том, что офисное здание в центре города является идеальным местом для совершения преступления, даже в самом начале вечера. Если на улицах было просто пусто, то мрачно-темная тишина офисного здания казалась просто жуткой, ведь свет горел только в редких помещениях.
   Лифт в первой шахте снова отправился вниз, и, когда он исчез из виду, Кеннеди вынул из кармана две катушки провода и быстро протолкнул их в решетку шахты третьего лифта. Те быстро размотались, и я услышал стук от их падения на крышу пустующей кабинки в подвале. Это означало, что Эндрюс сможет достать провода и подсоединить их к звонку.
   Кеннеди быстро присоединил их концы к той любопытной катушке, над которой он работал в лаборатории, и мы прошли по коридору к помещениям, занимаемым Пуассоном. Кеннеди протянул провод из шахты лифта по коридору, укладывая его возле стены таким образом, чтобы ни у кого не было возможности заметить или же споткнуться об него.
   В коридоре я заметил окно из матового стекла, через которое пробивался свет. Кеннеди остановился у окна и положил свою катушку на выступ у стекла. После этого мы вошли в помещение.
   
   — Минута в минуту, профессор, — прокомментировал Пуассон, захлопывая свои часы, — а это, полагаю, тот банкир, что заинтересовался моим великим изобретением, позволяющим производить искусственные бриллианты любого цвета и размера? — добавил он, указывая на меня.
   — Да, — ответил Крейг, — как я говорил вам, это сын мистера Пьерпонта Спенсера. Профессор Пуассон, мистер Спенсер, — представил он нас друг другу.
   Я пожал Пуассону руку, попытавшись напустить на себя максимально важный вид — играть чью-то роль для меня было в новинку.
   Кеннеди небрежно положил пальто и шляпу на подоконник окна из матового стекла — того самого, что выходило в коридор, и на которое он положил катушку. В дневное время это окно должно было пропускать свет из коридора в помещение.
   В нем все мне казалось жутким, тем более что ассистент Пуассона был крупным парнем и выглядел, как злобный обитатель парижских трущоб, куда опасно заходить без надежного проводника. Я был рад, что Кеннеди захватил револьвер, но жаль, что он не попросил меня поступить так же. Тем не менее я надеялся, что мой друг знает, что делает.
   Мы сели на некотором расстоянии от стола, на котором находилось огромное продолговатое приспособление, напоминавшее мне параллелепипеды, которые было так нудно изучать на уроках геометрии в колледже.
   — Это электропечь, сэр, — сказал мне Крейг, принимая почтительный вид профессора, поясняющего происходящее сыну крупного финансиста. — Видите электроды на концах? Если включить ток и пропустить его через них, то вы получите на удивление высокую температуру внутри печи. От такой жары могут разрушиться даже самые огнеупорные химические соединения. Профессор, какова самая высокая из достигнутых вами температур?
   — Более трех тысяч градусов по Цельсию, — ответил Пуассон, что-то делая у печи вместе с ассистентом.
   Мы молча наблюдали за ними.
   — Джентльмены, теперь я готов, — объявил он, когда они завершили. — Вот кусок углерода, чистого аморфного углерода. Бриллианты, как вы знаете, состоят из углерода, кристаллизованного огромным давлением. Моя теория состоит в том, что если мы сможем скомбинировать огромное давление и огромную температуру, то сможем создавать искусственные бриллианты. Проблема заключается в давлении, так как электропечь решает только температурный вопрос. И мне вдруг пришло в голову, что при остывании расплавленного чугуна образуется огромное внутреннее давление. Это давление я и намереваюсь использовать.
   — Спенсер, — пояснил мне Крейг, — твердый чугун плавает в расплавленном чугуне подобно тому, как лед плавает в воде.
   Пуассон кивнул.
   — Я помещу этот углерод в чугунную чашу и закрою крышкой, прикрутив ее. А теперь я помещу этот металл в горнило печи и включу ее.
   Он повернул выключатель, и из электродов по обе стороны печи вырвались длинные желто-голубые полосы пламени. Выглядело это странно и ужасно. Можно было почувствовать жар от колоссального электрического разряда.
   Пока я смотрел на желто-голубые языки пламени, они постепенно стали пурпурными, а помещение заполнилось тошнотворно-сладким запахом. Поначалу печь грохотала, но, когда пара стало больше, она стала лучше проводить электричество, и шум прекратился.
   Железо расплавилось в мгновение ока. Внезапно Пуассон погрузил чугунную чашу в бурлящую массу. Сначала она плавала в ней, но быстро начала плавиться. Пуассон при этом выжидал нужный момент. Затем он при помощи длинных щипцов ловко выхватил ее и погрузил в чан с водой. Помещение буквально утонуло в огромном облаке пара.
   Тошнотворно-сладкий запах из печи усилился, и я почувствовал, что меня одолевает сонливость. Схватившись за спинку стула, я встрепенулся, внимательно наблюдая за Пуассоном. Тот действовал быстро. Когда расплавленная масса остыла и затвердела, он вынул ее из воды и положил на наковальню.
   Его ассистент начал осторожными, но резкими движениями отбивать от нее кусочки.
   — Понимаете, нам нужно осторожно добраться до сердцевины, — пояснил Пуассон, подбирая и отбрасывая кусочки железа в мусорное ведро. — Сначала идет хрупкий чугун, потом твердый чугун, затем железо и углерод, потом каменный уголь и только в самом центре будут бриллианты. Ах! Вот и они. Вот маленький бриллиант. Мистер Спенсер, смотрите (Франсуа, осторожнее), — скоро начнутся крупные.
   — Профессор Пуассон, один момент, — прервал его Крейг. — Позвольте вашему помощнику добыть их, а я стану у него за спиной.
   — Это невозможно! Вы просто не узнаете, даже когда увидите их. На вид они — просто грубые камни.
   — Я узнаю.
   — Нет, стойте на месте. Если я не займусь этим, то бриллианты могут быть испорчены.
   В его упрямстве было что-то странное, и после того как Пуассон подобрал очередной бриллиант, я навряд ли был готов услышать следующие слова Кеннеди:
   — Дайте взглянуть на ваши ладони!
   Пуассон бросил на Крейга злобный взгляд, но рук не раскрыл.
   — Мистер Спенсер, — Кеннеди обратился ко мне, — я просто хочу продемонстрировать вам, что это не ловкий трюк, и что профессор не скрывает в руках несколько необработанных бриллиантов, как это делают фокусники.
   Француз взглянул на нас, его лицо побледнело от ярости:
   — Вы обозвали меня фокусником, и вы поплатитесь за это! Sacrebleu! Ventre de Saint Gris![3] Никто не смеет оскорблять честь Пуассона! Франсуа, воду на электроды!
   Ассистент брызнул несколько капель воды на электроды. Тошнотворный запах невероятно усилился. Меня едва не вырубило, но я собрал все силы в кулак и выстоял. Я недоумевал — как же Крейг переносит эти испарения, ведь я так страдал от головной боли и тошноты.
   — Стоп! — приказал Крейг. — В этом помещении теперь достаточно цианида. Я знаю вашу игру — в результате химической реакции выделяется цианистый водород. Нас вы тоже хотите отравить? Когда я потеряю сознание, вы выставите меня на улицу и попросите врача диагностировать у меня пневмонию? Или вы думаете, что мы должны тихо умереть в каком-нибудь госпитале, как это произошло в прошлом году с одним банкиром после того, как тот наблюдал за алхимиком, производившим серебро?
   Это ужасно повлияло на Пуассона. Вены на его лице вздулись, и он ринулся на Кеннеди. Потрясая указательным пальцем, он прорычал:
   — Так вы знаете это, так? Никакой вы не профессор, а это — не банкир. Оба вы — шпионы! Пришли сюда от друзей Моровича, так? Но вы зашли слишком далеко.
   Кеннеди ничего не ответил и отступил назад, стащив с подоконника пальто и шляпу. Матовое стекло озарилось светом ужасного пламени из печи.
   Пуассон глухо рассмеялся.
   — Мистер Кеннеди, положите пальто и шляпу на место. После того как вы вошли сюда, дверь была заперта. Это окно зарешечено, телефонный провод перерезан, и мы находимся на высоте в триста футов от тротуара. Когда испарения одолеют вас, мы оставим вас здесь. Мы с Франсуа можем до какой-то степени выдерживать их, и как только мы достигнем этой степени, мы уйдем.
   Но вместо того, чтобы испугаться, Кеннеди осмелел еще больше, тогда как я чувствовал себя настолько слабым, что опасался исхода схватки с Пуассоном или Франсуа, ведь они казались бодрыми и сильными, словно ничего не происходило.
   — Никакой пользы это вам не принесет, — возразил Кеннеди, — у нас ведь нет сейфа, наполненного драгоценностями, который вы смогли бы обчистить. Как нет и ключей от офиса, которые можно было бы изъять из наших карманов. Позвольте мне сказать — вы не единственный человек в Нью-Йорке, которому известен секрет термита. Я сообщил о нем полиции, и теперь для поимки грабителя им осталось лишь найти того, кто уничтожил корреспонденцию Моровича под буквой “П”. Ваш секрет раскрыт.
   — Месть! Месть! — выкрикнул Пуассон. — Я отомщу. Франсуа, принеси сюда драгоценности… ха! ха! ха! В этой сумке лежат драгоценности мистера Моровича. Этой ночью мы с Франсуа спустимся на лифте к секретному выходу. А через два часа вся полиция Нью-Йорка не сможет отыскать нас. Но за эти два часа вы, двое самозванцев, задохнетесь, а может, вы умрете от цианида — так же, как и Морович, чьи драгоценности, наконец-то, у меня.
   Он прошел к двери в коридор и разразился издевательским смехом. Я было дернулся к бандитам, но Кеннеди жестом остановил меня.
   — Вы задохнетесь, — снова прошипел Пуассон.
   Затем мы услышали щелчок дверей лифта и быстрые шаги в холле.
   Крейг выхватил свой револьвер и начал безостановочную стрельбу. Когда дым от нее рассеялся, я ожидал увидеть Пуассона и Франсуа лежащими на полу. Но оказалось, что Крейг стрелял в замок на двери. Тот не выдержал, и в помещение ворвались Эндрюс с его людьми.      
   — Будь ты проклят! — пробормотал Пуассон, стукнув по теперь уже бесполезному замку. — Кто вызвал этих парней? Вы что, волшебник?
   Крейг спокойно улыбнулся, а смертоносный цианид выветрился из комнаты.
   — На подоконнике со стороны коридора лежит селеновый фотоэлемент. В темноте селен плохо проводит электричество, но при свете это отличный проводник. Я всего лишь взял с подоконника пальто и шляпу, позволив свету из печи пробиться через стекло на фотоэлемент. Электроцепь замкнулась, а вы даже не заподозрили, что я связался с внешним миром — на улице раздался звонок, и вот — мои товарищи здесь. Эндрюс, это — убийца Моровича, и он завладел драгоценностями…
   Пуассон бросился к печи. Он быстро схватил длинные щипцы. Облако удушливого пара вырвалось из печи. Кеннеди прыгнул к выключателю и обесточил печь. Щипцами он вытащил бесформенный кусок графита.
   — Вот и все, что осталось от бесценных сокровищ Моровича, — промолвил он. — Но убийцу мы задержали.
   — А завтра миссис Морович получит чек на сто тысяч долларов, а также мои извинения и соболезнования, — добавил Эндрюс. — Профессор Кеннеди, вы заслужили свой гонорар.

Notes
  • ↑ [1]. В более привычной для читателя системе измерения это 3 000 градусов по Цельсию.
  • ↑ [2]. В англоязычных странах термин “офицер” применяется ко всем служащим полиции.
  • ↑ [3]. Черт побери! Черт возьми! (фр.)
"Детектив — это интеллектуальный жанр, основанный на фантастическом допущении того, что в раскрытии преступления главное не доносы предателей или промахи преступника, а способность мыслить" ©. Х.Л. Борхес

За это сообщение автора Клуб любителей детектива поблагодарили: 7
buka (24 фев 2021, 17:48) • elemath (12 мар 2021, 16:46) • Гастингс (24 фев 2021, 22:30) • Герцог Денверский (03 мар 2021, 12:19) • Stark (24 фев 2021, 20:23) • Виктор (26 фев 2021, 12:40) • Леди Эстер (25 фев 2021, 12:06)
Рейтинг: 46.67%
 
Аватар пользователя
Клуб любителей детектива
Освоился
Освоился
 
Автор темы
Сообщений: 177
Стаж: 58 месяцев и 8 дней
Карма: + 21 -
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 845 раз.

Re: Артур Б. Рив ”Производитель бриллиантов”

СообщениеАвтор Роджер Шерингэм » 24 фев 2021, 21:22

Типичный Рив. Никаких твистов с личностью злодея и впечатляющее объяснение чисто технической стороны дела (что до научной достоверности, сложно судить), а в общем, приятное чтение с ароматом эпохи (примерно так Жюль Верна можно читать).
Ну, будем ждать выхода полноценного сборника с остальными рассказами :)
- Я человек маленький, - произнес Болванщик дрожащим голосом, - и не успел я напиться чаю... прошла всего неделя, как я начал... хлеба с маслом у меня уже почти не осталось...
Аватар пользователя
Роджер Шерингэм
Главный модератор
Главный модератор
 
Сообщений: 4077
Стаж: 141 месяцев и 15 дней
Карма: + 75 -
Откуда: Edinburgh-of-the-Seven-Seas
Благодарил (а): 218 раз.
Поблагодарили: 1539 раз.

Re: Артур Б. Рив ”Производитель бриллиантов”

СообщениеАвтор Леди Эстер » 25 фев 2021, 21:13

Вижу, Рив - это совершенно не моя разновидность детектива. Не люблю, когда все строится на каких-то чисто научных факторах, даже если они действительно научные. А то ведь часто бывает, что в таких детективах законы природы очень альтернативные.
Помнится, профессор, читавший нам курс физики, говорил, что когда выйдет на пенсию, засядет за учебник физики в форме детективного романа. Думаю, он хотел написать что-то похожее на этот рассказ.
Чтение было для меня наилучшим средством против неприятностей в жизни.
Шарль Луи де Монтескьё
Аватар пользователя
Леди Эстер
Свой человек
Свой человек
 
Сообщений: 491
Стаж: 43 месяцев и 13 дней
Карма: + 17 -
Благодарил (а): 717 раз.
Поблагодарили: 483 раз.

Re: Артур Б. Рив ”Производитель бриллиантов”

СообщениеАвтор Доктор Немо » 26 фев 2021, 08:28

А мне из писателей научного детектива нравится совсем другой Артур. В рассказах которого законы природы очень альтернативные :)
Нет ничего невозможного. Не говорите так. Меня это раздражает.
Августус С. Ф. К. Ван Дузен, Д.Ф., Д.П., Л.К.О., Д.М., и пр., и пр.
Аватар пользователя
Доктор Немо
Ветеран
Ветеран
 
Сообщений: 1593
Стаж: 64 месяцев и 18 дней
Карма: + 31 -
Откуда: Гомель, Беларусь
Благодарил (а): 449 раз.
Поблагодарили: 960 раз.

Re: Артур Б. Рив ”Производитель бриллиантов”

СообщениеАвтор Роджер Шерингэм » 26 фев 2021, 09:59

Я специально сравнил Рива с Жюль Верном. При всей разнице масштаба и жанра (хотя у Жюль Верна есть криминальные произведения). Там тоже достоверность научных данных весьма сомнительна (и не только с высоты наших теперешних знаний, но и по тогдашним меркам), но вот есть у обоих какая-то атмосфера эпохи, когда в подобную науку верилось, и она казалась последним словом.
- Я человек маленький, - произнес Болванщик дрожащим голосом, - и не успел я напиться чаю... прошла всего неделя, как я начал... хлеба с маслом у меня уже почти не осталось...
Аватар пользователя
Роджер Шерингэм
Главный модератор
Главный модератор
 
Сообщений: 4077
Стаж: 141 месяцев и 15 дней
Карма: + 75 -
Откуда: Edinburgh-of-the-Seven-Seas
Благодарил (а): 218 раз.
Поблагодарили: 1539 раз.

Re: Артур Б. Рив ”Производитель бриллиантов”

СообщениеАвтор Виктор » 28 фев 2021, 13:05

1. Я как раз люблю такие произведения. Буквально отдыхаю, читая подобное.
Атмосфера (как верно заметил Роджер Шерингэм) имеет здесь особое значение.
Я с детства люблю Жюля Верна, и мне очень нравится подобный стиль, к которому сегодня близок так называемый "паро-панк" (steampunk).

2. Что касается детективной линии, то загадки объясняются чисто "научными" способами с той или иной степенью достоверной реальности:
- прожечь крышку стального сейфа ДЕЙСТВИТЕЛЬНО МОЖНО при помощи описанной в рассказе термитной смеси.
- получение искусственных (синтетических) алмазов - это тоже РЕАЛЬНЫЙ процесс (высокое давление и высокая температура). Сегодня используемые в промышленности алмазы - почти все (97%) синтетические.
Но вот по-настоящему крупные алмазы получить искусственно проблематично. На этом в рассказе А. Рива и строится схема мошенничества
То есть, о том, что Пуассон - банальный мошенник, можно было догадаться почти сразу (учитывая вышесказанное мною).
А в остальном этот рассказ - отличная старомодная приключенческая история, в чём (лично для меня) и состоит её прелесть.

3. Единственно очень неясной для меня осталась следующая фраза:
- По рукам, - согласился мистер Эндрюс, вынимая из кармана жилета три или четыре фиги. - Мой шофер отлично водит. Он домчит быстрее, чем метро.

Это о каких фигах идёт речь? Фрукты (инжир) или кукиш? И какое отношение эти непонятные фиги имеют к сюжету рассказа??? Поясните, пожалуйста.
"Если у вас пропал джем, а у кого-то выпачканы губы,
это ещё не доказательство вины".

Эдмунд К. Бентли
Виктор
Куратор темы
Куратор темы
 
Сообщений: 2899
Стаж: 95 месяцев и 6 дней
Карма: + 83 -
Откуда: г. Великий Новгород
Благодарил (а): 1980 раз.
Поблагодарили: 2334 раз.

Re: Артур Б. Рив ”Производитель бриллиантов”

СообщениеАвтор Роджер Шерингэм » 28 фев 2021, 13:18

Там он вынимает из кармана три-четыре "brevas", и, полагаю, в данном случае это всего лишь сигары.
- Я человек маленький, - произнес Болванщик дрожащим голосом, - и не успел я напиться чаю... прошла всего неделя, как я начал... хлеба с маслом у меня уже почти не осталось...
Аватар пользователя
Роджер Шерингэм
Главный модератор
Главный модератор
 
Сообщений: 4077
Стаж: 141 месяцев и 15 дней
Карма: + 75 -
Откуда: Edinburgh-of-the-Seven-Seas
Благодарил (а): 218 раз.
Поблагодарили: 1539 раз.

Re: Артур Б. Рив ”Производитель бриллиантов”

СообщениеАвтор Виктор » 28 фев 2021, 13:35

Оказывается, по-испански "breva" означает "инжир, фига".

Да, скорее всего, речь идёт о марке сигар типа "Quintero Brevas".

Но при чтении на этих "фигах" происходит "спотык", так что при редактировании эту фразу вообще можно было выкинуть.
"Если у вас пропал джем, а у кого-то выпачканы губы,
это ещё не доказательство вины".

Эдмунд К. Бентли
Виктор
Куратор темы
Куратор темы
 
Сообщений: 2899
Стаж: 95 месяцев и 6 дней
Карма: + 83 -
Откуда: г. Великий Новгород
Благодарил (а): 1980 раз.
Поблагодарили: 2334 раз.

Re: Артур Б. Рив ”Производитель бриллиантов”

СообщениеАвтор Роджер Шерингэм » 28 фев 2021, 13:38

Off topic:
Попытался представить человека, складывающего три-четыре кукиша одновременно. Мистер Эндрюс фокусник почище Мерлини :)
- Я человек маленький, - произнес Болванщик дрожащим голосом, - и не успел я напиться чаю... прошла всего неделя, как я начал... хлеба с маслом у меня уже почти не осталось...

За это сообщение автора Роджер Шерингэм поблагодарил:
Виктор (28 фев 2021, 13:40)
Рейтинг: 6.67%
 
Аватар пользователя
Роджер Шерингэм
Главный модератор
Главный модератор
 
Сообщений: 4077
Стаж: 141 месяцев и 15 дней
Карма: + 75 -
Откуда: Edinburgh-of-the-Seven-Seas
Благодарил (а): 218 раз.
Поблагодарили: 1539 раз.

Re: Артур Б. Рив ”Производитель бриллиантов”

СообщениеАвтор Доктор Немо » 01 мар 2021, 15:22

Ну, в принципе, чтобы догадаться, что Пуассон просто вытаскивает откуда-то бриллианты, особых научных познаний не надо :)

Спасибо за перевод!
Нет ничего невозможного. Не говорите так. Меня это раздражает.
Августус С. Ф. К. Ван Дузен, Д.Ф., Д.П., Л.К.О., Д.М., и пр., и пр.
Аватар пользователя
Доктор Немо
Ветеран
Ветеран
 
Сообщений: 1593
Стаж: 64 месяцев и 18 дней
Карма: + 31 -
Откуда: Гомель, Беларусь
Благодарил (а): 449 раз.
Поблагодарили: 960 раз.

Re: Артур Б. Рив ”Производитель бриллиантов”

СообщениеАвтор elemath » 12 мар 2021, 16:45

Леди Эстер писал(а): Не люблю, когда все строится на каких-то чисто научных факторах, даже если они действительно научные.

Интересно, но я много просто не понимаю. Что отвечает действительности, а что нет.

Спойлер:
В детективах читал, что стрихнин, которым доктор Торнтон тонизировал работу сердца мистера Моровича - это яд. Возможно, это не так в малых дозах. И, может быть, ясные инструкции, которые доктор Торнтон дал миссис Морович перед своим уходом к внезапно заболевшей мисс Морей должны были способствовать выздоровлению мистера Моровича. Но что могло помешать миссис Морович воспользоваться этой ситуацией и с консультацией доктора (который мог таким образом подрабатывать) или без неё, убить своего мужа, не понятно. Насколько понял, она осталась с ним наедине перед его смертью. Поэтому, не знаю, получила ли страховку миссис Морович от страховой компании.
Детективы как загадки, т.е. без применения любых детективных идей в жизни.
elemath
Начинает привыкать
Начинает привыкать
 
Сообщений: 66
Стаж: 3 месяца и 15 дней
Карма: + 2 -
Благодарил (а): 220 раз.
Поблагодарили: 6 раз.



Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Кто просматривал тему Кто просматривал тему?