Мои маленькие серые клеточки
 
 
 
Все новости сайта 
 
  История жанра
Авторы
Рецензии
Маэстро
Анри Бенколен
Гидеон Фелл
Генри Мерривейл
Вне серии
Исторические
Герои
Разное
Статьи
Галерея
Форум
  Друзья сайта
На главную
Почта сайта
     
 
Великие детективные романы
Уиллард Хантингтон Райт

 
    
Глава 1
 
 





    Среди современных критиков существует тенденция оценивать все книги по одним и тем же критериям — критериям, которые фактически применимы только для произведений, явно намеренных прочно занять свою нишу среди творений высокой фантазии. Очевидно, что не все они стремятся в эту возвышенную компанию, и потому совершенно несправедливо их судить по тем правилам, которые их создатели намеренно игнорируют. Романы чисто развлекательные и написанные для эстетического и интеллектуального удовольствия принадлежат к разным категориям; развлекательные доставляют мимолётное удовольствие, избегая глубоких проблем искусства.

    Роман, написанный исключительно для развлечения, и художественный роман создаются из совершенно разных побуждений. Их цели также не имеют между собой ничего общего. Психологические выкладки, лежащие в их основе, совершенно различны: одни вызывающе поверхностны, другие усердно глубоки. Эти романы достигают прямо противоположных результатов; их воздействие на читателя не имеет между собой ни малейшего сходства; фактически, они не в состоянии достигать целей друг друга, а читатель, в разное время способный наслаждаться произведениями обеих категорий без интеллектуального конфликта, не может заменить один роман другим. Любая попытка применить к ним одинаковые правила столь же непоследовательна, как разбор водевиля и пьес Шекспира с одной и той же позиции или применение к мюзиклу тех стандартов, по которым мы оцениваем оперы. Даже к «Анатолю» Шницлера1 нельзя подойти с тех же позиций, которых пригодны для «Ткачей» Гауптманна2 , а если «Микадо» или «Передник»3 будут разобраны по музыкальным канонам «Парсифаля» или «Мейстерзингеров»4 , то они незаслуженно пострадают. В изобразительном искусстве правила аналогичны. Форен5 и Дега не оцениваются по тем же эстетическим критериям, которые мы применяем к фрескам Микеланджело и картинам Рубенса.

    «Популярный», или «лёгкий», роман может быть подразделён на четыре категории, а именно: «романтический роман», описывающий обычно юную любовь и завершающийся узами Гименея или добрачными объятиями; «роман приключений», в котором главные составляющие – действие и опасность (морские романы, истории о Диком Западе, одиссеи в африканских джунглях и т.п.); «роман тайны», где большая часть драматического напряжения вызывается скрытыми силами, разоблачаемыми только в финале (романы о дипломатических интригах, международных заговорах, тайных обществах, преступниках, лженауке, призраках и т.п.); детективный роман. Зачастую романы одного типа используют сюжетные элементы другого типа, а порой столь смешиваются между собой, что нельзя с уверенностью определить категорию, к которой роман принадлежал изначально. Но, хотя они могут заимствовать сюжетные ходы и механику друг у друга, а порой узурпировать отличительные черты другой категории, в основном эти романы следуют своему предмету и развиваются в границах жанра.

    Из этих четырёх видов литературного развлечения детективный роман – самый молодой, самый сложный, самый трудный для создания и наиболее чётко выраженный. Фактически он почти sui generis6 , и, за исключением некоторых структурных характеристик, не имеет ничего общего со своими родственниками – романами любви, приключений и тайн. В определённом роде, разумеется, он ответвление последней из вышеназванных категорий, но их родство куда отдалённее, чем полагает средний читатель.
    Если мы хотим разобраться, почему детективный роман занял в современной литературе столь уникальное место, то сперва надо попытаться определить его особое воздействие, в корне отличное от других жанров развлекательной литературы. В чём же причина того, что детективный роман подходит для всех категорий людей, даже тех, кто никогда бы не опустился до чтения любого другого «популярного романа»? Почему вы видим людей высокого культурного уровня – университетских профессоров, государственных мужей, учёных, философов, людей, ставящих куда более серьёзные, более сложные и интеллектуальные жизненные цели – игнорирующими любые другие романы-бестселлеры, но ищущими отдыха и развлечения в детективном романе?
    Полагаю, что ответ прост: детективный роман не относится к сюжетной литературе в обычном смысле этого слова, но, скорее, принадлежит к категории головоломок; фактически это сложная и расширенная загадка, изложенная через сюжет. В сущности, широкая популярность и интерес к нему вызваны теми же факторами, которые вызывают интерес к кроссвордам. Действительно, структура и механизм детектива и кроссворда чрезвычайно схожи. И там, и там есть загадка, которую нужно решить; решение же полностью зависит от умственной работы – анализа, соединения внешне никак не связанных элементов, знания фактов и, до определённой степени, интуиции. Обе головоломки снабжены рядом перекрещивающихся ключей, способствующих решению, и эти ключи, если их вставить в нужные замки, дают возможность дальнейшего продвижения. В обеих головоломках, когда решение найдено, все детали оказываются вплетёнными в цельную и тесно связанную ткань.

    Ещё одно подтверждение того, что для создания верного детективного романа необходим технический импульс, мы увидим, когда определим основную интеллектуальную склонность изобретателя детектива. Творец детектива Эдгар По был одержим идеей научных экспериментов. Его способности к анализу проявляются в рецензиях и технических аспектах поэзии, они вызвали к жизни «Шахматный автомат Мельцеля», привели к исследованию особенностей почерка в «Этюде о почерке», к рассуждениям По о шифровании и кодах в «Криптографии», к акростихам. Четыре аналитических рассказа По – «Убийство на улице Морг», «Тайна Мари Роже», «Золотой жук» и «Похищенное письмо» - были всего лишь литературным выражением и развитием идей и проблем, всегда волновавших его. «Золотой жук», в сущности, всего лишь художественное изложение «Криптографии». Между прочим, со времён По уже легионы детективных писателей прятали разгадку в зашифрованное сообщение.
    Нет более стимулирующей активности, нежели умственная, и не существует более захватывающих приключений, нежели интеллектуальные. Человечество всегда искало удовольствия в гимнастике ума и получало его от решения загадок; головоломки были его основной забавой на протяжении веков. Но между спокойным ожиданием решения проблемы и энергично взбадривающем участии в приводящих к решению шагах – большая разница. В стандартном «лёгком романе» тайн, приключений или романтики читатель просто ждёт, пока автор распутает клубок событий. Правда, в это время его занимают событиями, он испытывает интерес, ожидание, эмоции, перемены настроения, и успех среднего романа зависит от того, насколько читатель получит от этих эмоций удовольствие. В детективном же романе, как мы увидим далее, все эти элементы либо подчинены эффективности рассуждения, либо просто устранены. Читатель сразу приступает к работе и в каждой главе занят поиском разгадки, заложенной в книге. Он точно так же участвует в раскрытии тайны, как если бы искал ответа на обнаруженную им самим загадку.

    Из-за этой особенности воздействия на читателя детективный роман пошёл особым путём, независимо от прогресса прочих литературных жанров. Он установил собственные стандарты, разработал собственные правила, придерживается собственного наследия, продвигается по своей узкой тропе и использует собственные сюжетные элементы, форму и технику. И всё это приводит его к своей изолированной цели, особой судьбе. В ходе эволюции он всё дальше и дальше отходил от своих литературных собратьев и к нынешнему моменту практически опроверг принципы, на которых базируется обычный «популярный роман».

    Для детективного романа большое значение имеет чувство реальности. Несколько попыток вывести детективный сюжет из натуралистической атмосферы в мир прихотливого вымысла были неудачными. Атмосфера «испанских замков», куда читатель может хоть каждый день ускользать из реальности, придаёт «популярному роману» очарование и читабельность; в то же время цель детективного романа – психологическое вознаграждение от присутствия при решении проблемы – окажется утраченной, если не будет последовательно соблюдаться ощущение правдоподобия; к загадке добавляется чувство обыденности происходящего, и читатель ощущает, что затратил усилия. Именно поэтому все загаданные в кроссворде слова существуют в реальности – их правильное определение даёт определённый образовательный, или, по крайней мере, серьёзный, результат. Именно поэтому «фокус-кроссворд» с вымышленными словами – изобретениями чистой игры ума (например, четыре клеточки с буквами «е» - ееее для слова «ease» (покой), четыре «i» для «eyes» (глаза) или четыре «u» для «use» (использовать)) никогда не был популярен. Исчезает, так сказать, филологический реализм. Где-то А. Э. В. Мейсон заметил, что идеальный детектив написал бы Дефо. Он имел в виду замечательную способность Дефо создавать реалистичную окружающую среду для сюжета.

    Законы реализма требуют наделения мизансцен в книге различной эмоциональной нагрузкой. И здесь вновь детективный роман отличается от своих собратьев по вымыслу, ибо, не считая первоначального придания происходящему элемента реальности, атмосфере в её описательном и психологическом смыслах не место в сюжете. После того как читатель воспринял мнимую действительность происходящего, его усилия (как и усилия детектива) должны быть направлены на решение головоломки, и его чисто интеллектуальное настроение только нарушается вторжениями атмосферы. Атмосфера – принадлежность романтической и приключенческой истории, например, «Падения дома Ашеров» По и «Айвенго» Скотта, или романа тайн, вроде «Поворота винта» Генри Джеймса и «Дракулы» Брэма Стокера.

    Тем не менее атмосфера действия очень важна для детектива. Сюжет должен казаться точной записью событий, сделанной на месте действия; поэтому в детективах столь часто появляются планы и диаграммы, помогающие достичь этого эффекта. Именно знакомство с местом действия и вера в реальность происходящего внушают читателю чувство лёгкости и свободы в манипулировании событиями сюжета в поисках своей (и авторской) концовки. Скованное странными условиями и способами действия, личное участие читателя в поисках решения ограничивается, и интерес к последствиям сюжета пропадает. Почти всякий детективный роман популярнее в той стране, где написан, нежели за границей, где как топографические, так и психологические условия отличны. Различия между образом действий английской и американской полиции и таможенных служб, особенностями психики и характера жителей этих стран не столь велики, как между Америкой и Францией; поэтому между английскими и американскими детективными историями нет резких различий. Но большинство лучших французских образцов этого жанра продавались в США слабо. «Тайна жёлтой комнаты», «Духи дамы в чёрном» и «Загадка ночи» Гастона Леру не достигли в нашей стране популярности из-за иностранного места действия; в то же время «Призрак оперы» того же автора, классический «роман тайны», снискал у нас большой успех, и, главным образом, из-за той самой непривычности сюжетной обстановки, которая сыграла против его детективных романов.

    Примечания:
    1. «Анатоль» (1893) – пьеса австрийского драматурга-модерниста Артура Шницлера (1862-1931), посвящённая беспорядочной личной жизни молодого человека из буржуазной семьи.
    2. «Ткачи» (1893) – драма выдающегося немецкого писателя Герхарда Гауптмана (1862-1946), психологически рисующая образы ткачей-участников народного восстания, доведённых до него нищетой.
    3. «Микадо» (1885), «Корабль Её Величества «Передник»» (1878) – популярные сатирические музыкальные комедии британского композитора Артура Салливана (1842-1900) на либретто Уильяма Гилберта (1836-1911).v
    4.«Парсифаль» (1882), «Нюрнбергские мейстерзингеры» (1868) – оперы выдающегося немецкого композитора Рихарда Вагнера (1813-1883).
    5.Форен, Жан-Луи (1852-1931) – французский художник и карикатурист, работавший в стиле импрессионизма. Основные темы творчества – балет, цирк и скачки.
    6. Sui generis (лат.) – уникальный по своим характеристикам.


Выражаю благодарность участнику «Форума любителей детектива» Роджеру Шерингэму, за помощь в переводе статьи.




 
  © Доктор Фелл (Купершмит Петр)
При использовании данных материалов, ссылка на сайт обязательна!
Автор и разработчик сайта Купершмит П.       Дизайнеры сайта: Купершмит Е. (Джин Грей - ник на форуме) и Анна Б.(Кошка)

Редакторы сайта: Мария Баганова и А.А.Макиевская.
 
Яндекс.Метрика