Убийца - дворецкий!!!
Добро пожаловать на форум «Клуб любителей детективов» . Нажмите тут для регистрации

  • Объявления администрации форума, интересные ссылки и другая важная информация
КЛУБ ЛЮБИТЕЛЕЙ ДЕТЕКТИВОВ РЕКОМЕНДУЕТ:
КЛАССИКИ ☞ БАУЧЕР Э.✰БЕРКЛИ Э. ✰БРАНД К. ✰БУАЛО-НАРСЕЖАК ✰ВАН ДАЙН С.С.✰КАРР Д.Д. ✰КВИН Э. ✰КРИСТИ А. ✰НОКС Р. ✰СЭЙЕРС Д.
СОВРЕМЕННИКИ ☞ АЛЬТЕР П.✰БЮССИ М.✰ВЕРДОН Д.✰ДИВЕР Д.✰КОННЕЛЛИ М.✰НЕСБЁ Ю.✰ПАВЕЗИ А.✰РОУЛИНГ Д.✰СИМАДА С.

В СЛУЧАЕ ОТСУТСТВИЯ КОНКРЕТНОГО АВТОРА В АЛФАВИТНОМ СПИСКЕ, ПИШЕМ В ТЕМУ: "РЕКОМЕНДАЦИИ УЧАСТНИКОВ ФОРУМА"

АЛФАВИТНЫЙ СПИСОК АВТОРОВ: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


  “ДЕТЕКТИВ — ЭТО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ ЖАНР, ОСНОВАННЫЙ НА ФАНТАСТИЧНОМ ДОПУЩЕНИИ ТОГО, ЧТО В РАСКРЫТИИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ ГЛАВНОЕ НЕ ДОНОСЫ ПРЕДАТЕЛЕЙ ИЛИ ПРОМАХИ ПРЕСТУПНИКА, А СПОСОБНОСТЬ МЫСЛИТЬ” ©. Х.Л. Борхес

Пиклок Холс и все остальные

Модераторы: киевлянка, Роджер Шерингэм

Пиклок Холс и все остальные

СообщениеАвтор Роджер Шерингэм » 17 фев 2018, 14:50

ПИКЛОК ХОЛС И ВСЕ ОСТАЛЬНЫЕ

   Тема для размещения детективных пастишей, пародий, юморесок. В общем, всего, что шире анекдота, но совершенно не обладает самостоятельной увлекательной, невероятной, сногсшибательной загадкой, позволяющей рассказу претендовать на законное место в нашей замечательной "библиотечке". Хотя... это решать не только переводчику, но и читателям.

   © Переводы выполнены специально для форума “КЛУБ ЛЮБИТЕЛЕЙ ДЕТЕКТИВА”

   В качестве символа - портрет Эллери Квина, который иначе как ненамеренной пародией не назовёшь. :crazy:


   ✪ A QUAND DES COURS DE LITTÉRATURE CRIMINELLE?Изображение (ss) 1st ed Marianne, n°120 du 6 février 1935 by PIERRE VERYКАК НАСЧЁТ КУРСА ДЕТЕКТИВНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ?Изображение Перевод: Форум “Клуб любителей детективов”, 19 апреля 2018
Роджер Шерингэм

   ✪ BODY UPSTAIRSИзображение (ss) 1st ed The Roger Sheringham Stories, 1994
「Roger Sheringham」
by A. B. COXТЕЛО НАВЕРХУИзображение Перевод: Форум “Клуб любителей детективов”, 02 феввраль 2019
Роджер Шерингэм

   ✪ THE PURLOINED BUTTERИзображение (ss) 1st ed The Steem-Driven Boy and Other Strangers, 1973
「Auguste Dupin」
by JOHN SLADEKПОХИЩЕННОЕ МАСЛОИзображение Перевод: Ирина Гурова, 12 июля 2019

   ✪ АN IRREDUCIBLE DETECTIVE STORYИзображение (ss) 1st ed Further Foolishness: Sketches and Satires of the Follies of the Day, 1916
「Sherlock Holmes」
by STEPHEN LEACOCKНЕСОКРАТИМЫЙ ДЕТЕКТИВНЫЙ РАССКАЗИзображение Перевод: Форум “Клуб любителей детективов”, 25 январь 2020
Роджер Шерингэм

   ✪ GRANNY GUMPTION SOLVES A MURDERИзображение (ss) 1st ed Hardboiled Detective, #11, 1991 by C. J. HENDERSON & CHARLES HOFFMANNБАБУШКА СМЫСЛ РАСКРЫВАЕТ УБИЙСТВОИзображение Перевод: Форум “Клуб любителей детективов”, 01 февраль 2020
Роджер Шерингэм

   ✪ THE ENGLISH VILLAGE MYSTERYИзображение (ss) 1st ed EQMM, Dec 1964 by ARTHUR PORGESТАЙНА АНГЛИЙСКОЙ ДЕРЕВНИИзображение Перевод: Форум “Клуб любителей детективов”, 28 май 2020
Доктор Немо

   ✪ SHERLOCK HOLMES AND THE DROOD MYSTERYИзображение (ss) 1st ed Boston Evening Transcript, April 2, 1913 by EDMUND PEARSONШЕРЛОК ХОЛМС И ТАЙНА ЭДВИНА ДРУДАИзображение Перевод: Форум “Клуб любителей детективов”, 14 октября 2020
Роджер Шерингэм

   ✪ THE ADVENTURE WITH THE BOGLE-WOLFИзображение (ss) 1st ed The Illustrious Clients Second Case-Book, 1949 by ANTHONY BOUCHERПРИКЛЮЧЕНИЕ С ВОЛКОМ-ВЕЛИКАНОМИзображение Перевод: Форум “Клуб любителей детективов”, 16 октября 2020
Роджер Шерингэм

   ✪ THE FINAL PROBLEMИзображение (ss) 1st ed The Queen’s Awards (Boston, Little, Brown, 1946) by BLISS AUSTINПОСЛЕДНЕЕ ДЕЛО КВИНАИзображение Перевод: Форум “Клуб любителей детективов”, 20 ноября 2020
Роджер Шерингэм

   ✪ A JOKE'S A JOKEИзображение (ss) 1st ed This Week, 1 May 1938 by JONATHAN LATIMERШУТКИ ШУТКАМИИзображение Перевод: Форум “Клуб любителей детективов”, 26 ноября 2020
Доктор Немо
- Я человек маленький, - произнес Болванщик дрожащим голосом, - и не успел я напиться чаю... прошла всего неделя, как я начал... хлеба с маслом у меня уже почти не осталось...

За это сообщение автора Роджер Шерингэм поблагодарил:
Miranda (16 окт 2020, 19:22)
Рейтинг: 6.67%
 
Аватар пользователя
Роджер Шерингэм
Главный модератор
Главный модератор
 
Автор темы
Сообщений: 4035
Стаж: 140 месяцев и 5 дней
Карма: + 75 -
Откуда: Edinburgh-of-the-Seven-Seas
Благодарил (а): 216 раз.
Поблагодарили: 1521 раз.

Re: Пиклок Холс и все остальные

СообщениеАвтор Роджер Шерингэм » 19 апр 2018, 02:01

Критическая статья в формате юморески, которую пришлось сверять по французскому оригиналу, потому что в английском переводе многое переделано.
Поскольку ни малейшего детективного сюжета здесь нет, я рискнул вместо обычной процедуры просто выложить его сюда. Администрации виднее, что с ним потом делать дальше :)
И да, в самом начале частичный спойлер на "Тайну желтой комнаты" и "Духи дамы в чёрном" Леру (не на разгадки "запертых комнат").

Пьер Вери. Как насчёт курса детективной литературы?
Marianne, n°120 du 6 février 1935; Living Age, April 1935; The Art of the Mystery Story, ed. by H. Haycraft, 1946 (as "Murder at Parnassus")
   — Ученик Лакруа, скажите мне, что вы знаете о тайне мадемуазель Станжерсон?
   — Тайне мадемуазель Станжерсон? Ммм... Тайна мадемуазель Станжерсон...
   — Вижу, вы ничего об этом не знаете. Неважно. Процитируйте знаменитую фразу, услышанную Рультабием в Елисейском саду рядом со стеной, граничащей с улицей Мариньи.
   — …
   — Вижу, что вы не открывали вашего Гастона Леру. Напишите тридцать раз: “Дом священника не утратил своего очарования, и сад по-прежнему благоухает”. Можете сесть.
   — Ученик Мерсье, что вы знаете о тайне мадемуазель Станжерсон?
   — Месье, мадемуазель Станжерсон тайно вышла за некоего Джона Рассела в Филадельфии. Это был не кто иной, как зловещий бандит Боллмейер, он же сыщик Фредерик Ларсан, также известный как Большой Фред, и она родила ему сына, которого сперва назвали Жозеф Жозефен, а затем Жозеф Рультабий.
   — Очень хорошо. Какова была первая материальная улица, найденная Жозефом Рультабием в Жёлтой комнате?
   — Светлый женский волос, месье.
   — Благодарю вас.
   — Ученик Жозон, назовите главного смертельного врага Шерлока Холмса.
   — Профессор Мориарти, месье.
   — Какова дата убийства вдовы Леруж в деле, описанном в романе Габорио?
   — 4 марта 1862 года, месье.
   — Благодарю вас. Ученик Гарантек, расскажите мне об Изидоре Ботреле.
   — Изидор Ботреле, школьник в приключении с “Полой иглой”[1], был заметным соперником Арсена Люпена, месье. Он знал, что труп на скале...

   Действие происходит во французском лицее около 2935 года.
   Криминальная литература, введенная в школьную программу около 2500 года, мало-помалу взяла верх над всеми остальными формами литературы, снискавшими дурную славу и затем забытыми. Эдгар Аллан По, Эдгар Уоллес и другие в высшей мере специализированные авторы, писавшие в начале двадцатого столетия, стали классиками, которых ученики изучают с пятого класса и до самого курса философии перед выпуском.

   С самого утра:
   — “Точно в шесть часов вечера, как он и объявил, Херлок Шолмс, надев слишком короткие брюки и слишком широкий плащ, позаимствованные им у трактирщика...”[2]
   Это диктант.
   — “Агент Сюрте схватил старика мирового судью за руку и энергично пожал её”.[3]
   Это упражнение на грамматику.
   — Откройте ваше “Убийство Роджера Экройда” на 269 странице, 23 главе, маленькая вечеринка у Пуаро, от ”и теперь, - сказала Каролина, - это дитя поднимается по ступенькам, чтобы солгать”, до “что это? - спросил я”.
   Это изложение.
   И так до полудня.

   Дома дети задают родителям странные вопросы.
   — Мама, - говорит за столом старшая девочка, воюя с бифштексом, - представь, что ты хочешь отравить папу.
   — Да, - говорит мать.
   — У тебя нет ничего, кроме мышьяка.
   — Хорошо.
   — В какую еду ты положишь яд, чтобы папа не определил его на вкус?
   Отец смотрит и ждет ответа.
   — Ну, — говорит мать, — думаю, что хороший крепкий кофе — это выход.
   — О Господи, нет, - кричит отец, - это не годится, дорогая! Я сразу замечу! На твоём месте я бы подождал наступления холодной погоды, тогда у меня начнётся изжога, и я буду пить солод. Ты положишь мышьяк в мой солод, вот...

   Ученики возвращаются в лицей.
   Учитель чертит на доске фигуры и цифры.
   — Возьмём запертую комнату Y в форме равнобедренного треугольника ABC и другую запертую комнату Z в форме шестиугольника MNOPQR. Найдите...
   Это урок геометрии.
   — Если у вас есть сейф, закрытый бронированной плитой x мм толщиной, и паяльник, чья мощь равняется b, найдите время, необходимое, чтобы вырезать вокруг замка круглое отверстие, имеющее диаметр...
   Это урок физики.

   Уф! Наконец, перемена.
   Разбившись на группки, школьники болтают, прогуливаясь по двору.
   — Слушай, как ты скажешь по-английски “никто”?
   — Думаю, “nobody”. А что?
   — Это по нашей теме. Учитель дал нам на перевод из “Покойного господина Галле”[4]: “Никто не нарушал пейзажа, чтобы объяснить путнику и т.д.” Вот ведь штука!
   Другие:
   — Кто, говоришь, был преступник в последней индуктивно-логической загадке?
   — Следственный судья[5], конечно!
   — Да нет же! Преступник — полицейский! Окурок сигареты...
   — Совсем нет, - говорит третий, - фокус в алиби. Сначала жертва была в сговоре с убийцей...
   В манеже группка собралась вокруг учителя физкультуры.
   — Упражение состоит в том, чтобы запрыгнуть в окно в двух метрах над уровнем земли, не оставив следов. Поскольку стена свежеоштукатурена, оно выполняется в четыре этапа. Первая позиция — опора на носки, руки на бедрах, грудь назад...

   Мы вновь в классной комнате. Предмет — философия.
   — Господа, эмоции в “Арсене Люпене”...
   Урок латинского языка:
   — Даю вам старую пословицу: “Is fecit qui prodest[6]...
   Урок зоологии:
   — Господа, “гостиничная крыса”[7]...
   Урок литературы:
   — Господа, треугольник в литературе представлен тремя главными персонажами — жертвой, убийцей и сыщиком. Есть тридцать две драматических ситуации...

   Дома вечером:
   — Мама, представь, что ты убила своего любовника серпом.
   — Очень хорошо.
   — Ты хочешь избежать правосудия. В каком магазине ты купишь одежду? Наденешь ли парик? Уйдёшь из Парижа пешком, уедешь на велосипеде, на такси, и в каком направлении? Сядешь на поезд? Если да, то на какой станции и докуда поедешь?
   — Папа, представь коридор, в котором семь дверей. В последней комнате спит миллионер. Его дверь и окно заперты изнутри. В соседней комнате бдит секретарь. Как ты войдешь в комнату миллионера, убьешь его, ограбишь и уйдешь, не оставив улик?
   Отец секунду размышляет и выражает жестом досаду.
   — Какое ребячество, малыш! Это проблема запертой комнаты. Существует много решений. В принципе, я могу использовать фокус с “загадочной галереей” или систему “похоронного аромата”[8]. Или, еще лучше... но что ты от меня хочешь-то? Я когда-то наизусть выучил свою запертую комнату, но так давно не заглядывал в пособие... Сходи спроси старшего брата...

   Ребят прошибает от этих проблем кровавый пот. Утомлённо, обвязавшись мокрыми полотенцами, они листают учебники, полные отталкивающих заголовков: “Странная смерть сэра Джеробоама Бэкдрайва”, “Тройное убийство на улице Себастьян-Боттен”, “Дело красных подушек”.
   Смертельная, удушающая скука встает со страниц этих учебников, из текстов, ставших — поскольку они предмет исследования, расчленённый и прокомментированный — холоднее, чем описанные в них трупы.
   Уже давно школьники перестали читать приключенческие романы для удовольствия. Они перестали видеть в грезах себя бандитами и благородными грабителями. Они читают запрещенные книги и получают удовольствие от причудливой авангардной литературы, где революционно настроенные авторы решительно порывают со старыми формулами и создают странные произведения, которые зовут трагедиями и обычно пишут александрийским стихом.
   Экстравагантные и сентиментальные конфликты изображены в них. Писатели-авангардисты изобрели новый треугольник — муж, жена и любовник.
   Испанский принц вопрошает себя, принадлежит ли его верность в первую очередь отцу или любимой. Старик холодно взирает на братоубийственную войну между тремя его сыновьями и зятьями, а вот рассказ о царице-кровосмесительнице, сжигаемой страстью к целомудренному пасынку[9].
   Молодёжь также в восторге от коротких, написанных неровным стихом историй, называемых “баснями”, где описаны животные — лиса и ворона, ласка и кролик, стрекоза и муравей.
   Конечно, учителя презирают подобные легкомысленные писания, но в маленьких часовнях, на тайных встречах шепчутся, что эти презренные “трагедии”, смущающие своей возмутительной новизной, могут когда-нибудь стать КЛАССИКОЙ.

Notes
  • ↑ [1]. Имеется в виду роман М. Леблана “Полая игла”.
  • ↑ [2]. Цитата из романа М.Леблана “Арсен Люпен против Херлока Шолмса”.
  • ↑ [3]. Цитата из романа Э.Габорио “Преступление в Орсивале”.
  • ↑ [4]. Ранний роман Ж. Сименона, написанный в 1931 году, один из первых с участием комиссара Мегрэ.
  • ↑ [5]. Во французской правовой традиции судья, который принимает решения об ограничительных мерах в отношении обвиняемого (обыск, ордер на арест, передача дела в суд) в период следствия, проводит допросы обвиняемого и контролирует действия полиции по проведению расследования.
  • ↑ [6]. Сделал тот, кому это выгодно (лат.)
  • ↑ [7]. Не переводимый каламбур: “Rat d'hôtel” по-французски обозначает также промышляющего в отелях вора.
  • ↑ [8]. Произвольно выдернутые из контекста цитаты из романов Г. Леру “Тайна Желтой комнаты” и “Кровавая кукла”, соответственно.
  • ↑ [9]. Пародийный пересказ сюжетов некоторых трагедий П. Корнеля и Ж. Расина, наряду с баснями Ж. Лафонтена традиционно составлявших основу французской школьной программы по литературе.
- Я человек маленький, - произнес Болванщик дрожащим голосом, - и не успел я напиться чаю... прошла всего неделя, как я начал... хлеба с маслом у меня уже почти не осталось...

За это сообщение автора Роджер Шерингэм поблагодарили: 6
buka (19 апр 2018, 13:09) • Faramant (19 апр 2018, 10:22) • igorei (21 апр 2018, 21:25) • Mrs. Melville (21 апр 2018, 15:05) • Гастингс (19 апр 2018, 10:10) • Ser (25 апр 2018, 00:55)
Рейтинг: 40%
 
Аватар пользователя
Роджер Шерингэм
Главный модератор
Главный модератор
 
Автор темы
Сообщений: 4035
Стаж: 140 месяцев и 5 дней
Карма: + 75 -
Откуда: Edinburgh-of-the-Seven-Seas
Благодарил (а): 216 раз.
Поблагодарили: 1521 раз.

Re: Пиклок Холс и все остальные

СообщениеАвтор Роджер Шерингэм » 02 фев 2019, 22:14

Пародии известных (и не очень) писателей на коллег по перу все мы хорошо знаем, несколько прекрасных пародий на Д.Д.Карра выложены на этом форуме. А вот некий А.Б.Кокс, автор детективного романа "Mr Priestley's Problem" (к сожалению, не переведённого на русский язык), спародировал Э.Беркли. Этот текст и предлагается вниманию форума.
Вероятно, он был написан для журнала "London Opinion" (выходил с 1901 по 1954 год), упоминаемого в тексте, но в итоге его нашли в архиве автора и впервые опубликовали в 1994 году в сборнике "The Roger Sheringham Stories", включившем в себя множество уникальных материалов.

А. Б. Кокс
Тело наверху
(Энтони Беркли, с извинениями)

"Body Upstairs" by A. B. Cox [Roger Sheringham] The Roger Sheringham Stories, 1994; The Avenging Chance and other Stories, ed. by T. Medawar, 2004
   Итак, поскольку дело было серьёзным, я решил проконсультироваться с единственным лично знакомым мне частным сыщиком. Предпринял я это с тем большей готовностью, что знал — среди всех Величайших Сыщиков Мира он был (согласно его издателю) Величайшим Сыщиком Мира.
   Величайший Сыщик Мира любезно принял меня, стукнув несколько раз по спине с сердечным, хотя и несколько болезненным, дружелюбием. Я поведал ему свою проблему.
   — Вижу, — кивнул он. — В высшей степени неловко. Прочтите-ка мне письмо, пока я пью пиво. — Он извлёк из шкафа две огромных кружки и наполнил их из бочки, удобно стоявшей в углу комнаты.
   Между глотками я прочитал:
   “Дорогой Кокс! Я сейчас составляю рождественский выпуск “L.O.” и хотел бы, чтобы что-нибудь ваше заполнило неудобный угол. Примерно 1200 слов, и так скоро, как только сможете. Чудесная погода, не правда ли? Ваш Р.Ш.”
   Роджер Шерингэм одним решительным усилием осушил содержимое кружки.
   — Да, — сказал он. — И вы говорите, у вас уже есть идея для статьи?
   — Да, — грустно согласился я. — Удивительно оригинальная идея, дающая мне возможность быть настолько весёлым, рождественским, остроумным, насколько я хотел бы.
   — Остроумным? — подозрительно заметил Шерингэм. — Вы остроумны? Эта комната не годится для двух остроумных людей в одном месте, а остроумным обычно считают меня.
   — Да, да, — поспешно сказал я. — Конечно. Нет, я не остроумен в точном смысле слова. Я имел в виду — шутлив. Такие люди это часто смешивают, а? По крайней мере, их адепты так поступают.
   Сердечность Шерингэма подёрнулась мраком.
   — И их аудитория. Меня самого обвиняли в шутливости. Печатно. Некоторые люди не чувствуют блеск.
   — Или сердечный юмор, — охотно согласился я. — Но что с той моей идеей? Время летит быстро, и я уже никогда не найду другую.
   — Вы хотите, чтобы я выследил её для вас? Дружище, да конечно. Детская игра. — И он ещё несколько раз постучал мне по спине, успокоительно, но мучительно. Я пытался вывернуться, но его рука была безошибочна. — Ещё пива?
   — У меня пока есть, спасибо.
   Шерингэм ещё раз наполнил свою кружку, и мы разместились в двух больших кожаных креслах.
   — Теперь о вашей пропавшей идее. Когда она была у вас в последний раз?
   Я задумался.
   — Вспоминаю, что когда брился вчера утром. Затем, когда после завтрака я направился в кабинет изложить её на бумаге, то не смог её найти.
   — Вы везде посмотрели?
   — Везде, где могло прийти в голову. Записные книжки, блокнот, промокательная бумага, стены в ванной комнате — да, везде.
   — Когда вы обнаружили пропажу?
   — Я точно пометил это для вас, — ответил я не без гордости, зная, как Великие Детективы бережно к такому относятся. — Это было точно в десять часов семнадцать минут.
   — А брились вы в...
   — Около девяти часов двадцати минут.
   — Скажем так, в девять-пятнадцать. Итак, она исчезла между четвертью десятого и четвертью одиннадцатого. Понимаю. Знаете, это неудобное время. Так много людей — молочник, мясник, мальчик от садовника за приказаниями, почтальон. Любой из них мог взять её. Вы их допросили?
   — Нет, но... я надеялся, что вы...
   — Это не так уж необходимо, — с достоинством ответствовал Шерингэм. — Подобное — не мои методы. Я оставляю всю эту практику официальной полиции, совершенно лишённой тонких чувств. Мои методы в основном психо-терапевтические.
   — Правда? — заинтересованно ответил я.
   — Конечно. Пиво, похвальба и причуды ума — вот чем я достигаю потрясающих результатов. Пиво развязывает язык, язык развязывает мозг, и — вот он я! Например, насчёт ваших молочника, мясника, мальчика от садовника, первый вопрос, который я всегда задаю себе про подозреваемого, это — способен ли он психологически на преступление? Не стоит тратить время на личные допросы. Является ли ваш мальчик от садовника потенциальным клептоманом-рождественского-номера-лондонского-журнала? Без колебаний сообщаю вам — нет.
   — Чрезвычайно вам благодарен, — признательно ответил я.
   Шерингэм встал и наполнил кружку.
   — То же самое со всеми остальными. И это ведёт нас к заключению, что ваша идея не пропадала вовсе. Она всё ещё в вашем распоряжении.
   — Да? — с лёгким сомнением спросил я.
   — Конечно, — резко бросил Шерингэм в ответ. — Вы затеряли её, вот и всё. Теперь возьмёмся за более прямые средства её обнаружить. Использую психоаналитический метод ассоциации от противного. Не напоминает ли вам одно из последующих слов о вашей идее? Омела, рождественский пудинг, миндаль и колбасы, лёд, снег, рождественские подарки, новогодние поздравления, ”Вести ангельской внемли”, индейки, календари, падуб, мясные пироги, стремянки, ”Добрый король Венцеслав”, ожидания, дневники, погода, рождественские открытки...
   — Нет, нет, — вскричал я, — я же говорю, моя идея была оригинальной! Не один из тех старых затасканных сюжетов. Блистательная, достойная романа, сверкающая остроумием...
   — Ещё пива, — произнёс Шерингэм, вставая наполнить свою кружку.
   — Ни одно из тех слов не может вам напомнить её больше остальных? — разочарованно заключил он. — Тогда надо попробовать другой мой метод. Этот, — скромно добавил он, — практически всегда успешен. — Он достал часы и внимательно посмотрел на них. — Сейчас я буду говорить с вами три с половиной часа без остановки. Это позволит всей потаённой части моего бессознательного всплыть на поверхность, так что, внимательно вслушиваясь в свои собственные слова, я найду у себя пару блестящих мыслей насчёт решения вашего дела.
   — Мне тоже слушать? — спросил я.
   — Обычно так и делают, — со слегка болезненной интонацией ответил Шерингэм. — В любом случае, если это было в одной из моих книг, вы должны были бы прочесть. Кроме того, я обычно разглагольствую очень забавно и в высшей степени остроумно. Думаю, вам лучше послушать.
   — Отлично, — согласился я.
   Шерингэм начал.
   Но значительно раньше, чем прошли три с половиной часа, меня разбудило вырвавшееся у него восклицание острого ужаса.
   — Теперь я должен отложить ваше дело, — вскричал он. — Я знаю, насколько оно срочное (да, этих редакторов я тоже знаю), так что я вам позвоню, но до шести они всё равно не забеспокоятся.
   — Что случилось? — с тревогой спросил я.
   — Бочка опустела! И в любом случае, — добавил он, — я с самого начала сомневался, что одной будет достаточно. Вообще-то это дело на три бочки. Приходите опять завтра вечером. К этому времени я решу для вас загадку.
   Я мрачно вышел. Я не мог разделить его уверенность.
   Надеюсь, смогу вспомнить свою идею. Она была такой блистательной...
- Я человек маленький, - произнес Болванщик дрожащим голосом, - и не успел я напиться чаю... прошла всего неделя, как я начал... хлеба с маслом у меня уже почти не осталось...

За это сообщение автора Роджер Шерингэм поблагодарили: 3
lalashek (07 фев 2019, 03:26) • Гастингс (03 фев 2019, 11:17) • Stark (03 фев 2019, 10:45)
Рейтинг: 20%
 
Аватар пользователя
Роджер Шерингэм
Главный модератор
Главный модератор
 
Автор темы
Сообщений: 4035
Стаж: 140 месяцев и 5 дней
Карма: + 75 -
Откуда: Edinburgh-of-the-Seven-Seas
Благодарил (а): 216 раз.
Поблагодарили: 1521 раз.

Re: Пиклок Холс и все остальные

СообщениеАвтор Доктор Немо » 28 фев 2019, 11:21

Роджер Шерингэм писал(а):А вот некий А.Б.Кокс, автор детективного романа "Mr Priestley's Problem" (к сожалению, не переведённого на русский язык), спародировал Э.Беркли. Этот текст и предлагается вниманию форума.
Вероятно, он был написан для журнала "London Opinion" (выходил с 1901 по 1954 год), упоминаемого в тексте, но в итоге его нашли в архиве автора и впервые опубликовали в 1994 году в сборнике "The Roger Sheringham Stories", включившем в себя множество уникальных материалов.

Я вот пытаюсь понять, тут есть какой-то прикол или нет. «Mr Priestley's Problem» — это ведь роман самого Беркли.
Нет ничего невозможного. Не говорите так. Меня это раздражает.
Августус С. Ф. К. Ван Дузен, Д.Ф., Д.П., Л.К.О., Д.М., и пр., и пр.
Аватар пользователя
Доктор Немо
Ветеран
Ветеран
 
Сообщений: 1547
Стаж: 63 месяцев и 8 дней
Карма: + 31 -
Откуда: Гомель, Беларусь
Благодарил (а): 448 раз.
Поблагодарили: 919 раз.

Re: Пиклок Холс и все остальные

СообщениеАвтор Роджер Шерингэм » 28 фев 2019, 12:54

Doctor Nemo
"Mr. Priestley's Problem" - роман именно А.Б.Кокса. У него так на обложке первого издания написано.
- Я человек маленький, - произнес Болванщик дрожащим голосом, - и не успел я напиться чаю... прошла всего неделя, как я начал... хлеба с маслом у меня уже почти не осталось...
Аватар пользователя
Роджер Шерингэм
Главный модератор
Главный модератор
 
Автор темы
Сообщений: 4035
Стаж: 140 месяцев и 5 дней
Карма: + 75 -
Откуда: Edinburgh-of-the-Seven-Seas
Благодарил (а): 216 раз.
Поблагодарили: 1521 раз.

Re: Пиклок Холс и все остальные

СообщениеАвтор Доктор Немо » 28 фев 2019, 12:58

Так это что, он сам себя спародировал? :unknown:
Нет ничего невозможного. Не говорите так. Меня это раздражает.
Августус С. Ф. К. Ван Дузен, Д.Ф., Д.П., Л.К.О., Д.М., и пр., и пр.
Аватар пользователя
Доктор Немо
Ветеран
Ветеран
 
Сообщений: 1547
Стаж: 63 месяцев и 8 дней
Карма: + 31 -
Откуда: Гомель, Беларусь
Благодарил (а): 448 раз.
Поблагодарили: 919 раз.

Re: Пиклок Холс и все остальные

СообщениеАвтор Роджер Шерингэм » 28 фев 2019, 13:24

Doctor Nemo
Будем считать, что это детективная загадка. Во всяком случае, "The Body's Upstairs" подписан именно А.Б.Коксом с извинениями Э.Беркли.
- Я человек маленький, - произнес Болванщик дрожащим голосом, - и не успел я напиться чаю... прошла всего неделя, как я начал... хлеба с маслом у меня уже почти не осталось...
Аватар пользователя
Роджер Шерингэм
Главный модератор
Главный модератор
 
Автор темы
Сообщений: 4035
Стаж: 140 месяцев и 5 дней
Карма: + 75 -
Откуда: Edinburgh-of-the-Seven-Seas
Благодарил (а): 216 раз.
Поблагодарили: 1521 раз.

Re: Пиклок Холс и все остальные

СообщениеАвтор Роджер Шерингэм » 12 июл 2019, 01:59

Полковник МАРЧ писал(а):  Эх, если бы еще что-либо из его детективных рассказов было переведено, судя по краткому содержанию вроде интересные должны быть.

  В преддверие "Чёрной ауры" вниманию коллег предлагается произведение "Похищенное масло. Рассказ Эдгара Аллана По, исправленный и сокращённый Джоном Слейдеком", которое входит в сборник Дж.Слейдека "The Steam-Driven Boy and other Strangers" и упоминается выше в библиографии.
  Перевод Ирины Гуровой с необходимыми исправлениями и сокращениями.

Джон Слейдек. "Похищенное масло"
"The Purloined Butter" by John Sladek [Auguste Dupin] The Steem-Driven Boy and Other Strangers, 1973
   Как-то в Париже, в ветреный вечер осенью 18… года, когда уже совсем смерклось, я предавался двойному наслаждению, которое дарит нам сочетание размышлений с пенковой трубкой, в обществе моего друга С. – Огюста Дюпена в его маленькой библиотеке. Дверь распахнулась, и в библиотеку вошел наш старый знакомый, мосье Г., префект парижской полиции.
   — Но все-таки что это за дело? – спросил я.
   — Я сейчас вам расскажу, – ответил префект, – мне было сообщено из весьма высоких сфер, что из королевских апартаментов была похищена некая приправа величайшей важности. Похититель известен. Приправа все еще находится у него, что вытекает из самой природы приправы и из отсутствия неких последствий, которые неминуемо возникли бы, если бы она больше не находилась у похитителя.
   — Следовательно, – согласился я, — масло спрятано где-то в его особняке. Предположение о том, что он носит его при себе, вероятно, следует сразу же отбросить.
   — О да, – сказал префект. — Его дважды останавливали псевдограбители и под моим личным наблюдением обыскивали самым тщательным образом.
   — А его особняк?
   — Ну, по правде говоря, мы не спешили и обыскали решительно все. Я осмотрел здание сверху донизу, комнату за комнатой, посвящая каждой все ночи целой недели. Начинали мы с мебели. Мы открывали все ящики до единого, а вы, я полагаю, знаете, что для опытного полицейского агента никаких “потайных“ ящиков не существует. А линейки у нас точные. Мы заметим разницу даже в пятисотую долю дюйма. Сиденья кресел мы прокалывали длинными тонкими иглами — вы ведь видели, как я ими пользовался. Со столов мы снимали столешницы, учитывая возможность выдолбленных ножек, равно как и спинок кроватей.
   — Вы же не разбирали на части все стулья? – спросил я.
   — Конечно, нет. У нас есть способ получше: мы исследовали перекладины всех стульев в особняке, да, собственно говоря, и места соединений всей мебели, с помощью самой сильной лупы. Любой мельчайший след недавних повреждений мы обнаружили бы сразу. Крохотные опилки, оставленные буравчиком, были бы заметнее яблок.
   — Полагаю, вы проверили и зеркала — место соединения стекла с рамой, а также кровати, ковры и занавеси?
   — Безусловно; а когда мы покончили с мебелью, то занялись самим зданием. Мы исследовали каждый дюйм по всему особняку, а также стены двух примыкающих к нему домов — опять-таки с помощью лупы. Дворы были вымощены кирпичом, обследование мха между камнями не выявило повреждений.
   Дюпен впервые вступил в разговор.
   — Предполагаю, особняк имеет длину, по меньшей мере, пятьдесят футов, — сказал он. Префект кивнул. — И в нём, по меньшей мере, три этажа, каждый высотой в двадцать футов. А на каждом этаже, по меньшей мере, по четыре комнаты. Если на осмотр комнаты у вас есть только неделя (посвящая этому и шесть ночных часов), — он остановился, погрузившись в лёгкие умственные вычисления, — надо осматривать шестнадцать и одну пятую квадратного дюйма в секунду. Упомянутый вами опилок, оставленный буравчиком, должен иметь в диаметре четыре или пять тысячных дюйма, а при форме яблока — одну тысячную. Тем самым, если один из вас изучит за секунду площадь такого “заметного яблока”, на квадратный дюйм ему потребуется четыреста секунд, или восемнадцать и две трети минуты.
   — Отсюда следует, что осмотр одним человеком квадратного фута займёт девятьсот шестьдесят минут, то есть шестнадцать часов. Комната со сторонами длиной в двадцать пять футов и высотой в двадцать футов имеет общую площадь поверхности в три тысячи двести пятьдесят квадратных футов, так что одному человеку для её исследования понадобится немало времени.
   — Естественно, я задействовал...
   — Больше одного агента? Я также сосчитал, что для исследования комнат согласно вашему рассказу понадобится тысяча двести тридцать восемь агентов, одновременно занятых с самыми сильными лупами в одной маленькой комнате. И действующих, как вы говорите, бесшумно! Идите, идите, дорогой префект!
   Я был ошеломлён. Префект же сидел словно поражённый громом. На несколько мгновений он как будто онемел и был не в силах сделать ни одного движения – он только недоверчиво глядел на моего друга, разинув рот, и казалось, что его глаза вот-вот вылезут на лоб.
   — Вам отлично известно, что я имею в виду, мосье Г., — сказал Дюпен.
   Префект покраснел. Затем, к полному моему изумлению, полез в карман и вытащил масло. Дюпен убедился, что это было то самое масло, о котором шла речь, и запер его.
— Можете идти, — холодно сказал он префекту. Этот достойный чиновник схватил шляпу, нацепил её в настоящем пароксизме радости, потом, спотыкаясь от нетерпения, кинулся к двери и бесцеремонно выбежал из комнаты и из дома.
   После того как префект исчез, мой друг дал мне кое-какие объяснения.
- Я человек маленький, - произнес Болванщик дрожащим голосом, - и не успел я напиться чаю... прошла всего неделя, как я начал... хлеба с маслом у меня уже почти не осталось...

За это сообщение автора Роджер Шерингэм поблагодарили: 7
buka (15 июл 2019, 07:11) • igorei (12 июл 2019, 06:38) • Mrs. Melville (13 июл 2019, 13:40) • Stark (14 июл 2019, 10:29) • Полковник МАРЧ (13 июл 2019, 12:24) • Доктор Праути (12 июл 2019, 09:34) • Доктор Фелл (04 ноя 2019, 10:16)
Рейтинг: 46.67%
 
Аватар пользователя
Роджер Шерингэм
Главный модератор
Главный модератор
 
Автор темы
Сообщений: 4035
Стаж: 140 месяцев и 5 дней
Карма: + 75 -
Откуда: Edinburgh-of-the-Seven-Seas
Благодарил (а): 216 раз.
Поблагодарили: 1521 раз.

Re: Пиклок Холс и все остальные

СообщениеАвтор Доктор Фелл » 04 ноя 2019, 10:25

  Обрабатывая заглавное сообщение темы и заодно просмотрев всю тему, обратил внимание на рассказ "Похищенное масло". Класс! Это же, как говорят на современном интернетовском языке — "троллинг", причем со знаком качества!!
   Если я правильно понимаю, то в ближайшем будущем нас ожидает очередной подарок от Доктора ПраутиBlack Aura. Может сто́ит перевести и рассказы? Так сказать, добить детективную часть творчества автора.
“И сказал По: да будет детектив. И возник детектив. И когда По увидел, что создал, он сказал: и вот хорошо весьма. Ибо создал он сразу классическую форму детектива. И форма эта была и останется во веки веков истинной в этом бесконечном мире”. © Эллери Квин.
Аватар пользователя
Доктор Фелл
Хранитель Форума
 
Сообщений: 8769
Настроение: СпокойныйСпокойный
Стаж: 140 месяцев и 6 дней
Карма: + 100 -
Откуда: Россия, Москва
Благодарил (а): 746 раз.
Поблагодарили: 1589 раз.

Re: Пиклок Холс и все остальные

СообщениеАвтор Роджер Шерингэм » 25 янв 2020, 18:43

Канадский юморист Стивен Ликок (1869-1944) неоднократно обращался к "детективному" жанру. Хорошо известны его пародии на Шерлока Холмса и рассказ "Дефективный детектив" из цикла "образцовых сюжетов". Вот ещё один детектив его авторства.

Стивен Ликок. "Несократимый детективный рассказ"
"Аn Irreducible Detective Story" by Stephen Leacock * Further Foolishness: Sketches and Satires of the Follies of the Day, 1916; 100 Dastardly Little Detective Stories, ed. by M. Greenberg, 1993; The Big Book of Sherlock Holmes Stories, ed. by O. Penzler, 2015
   Тайна достигла апогея. Во-первых, этот человек был, несомненно, убит. Во-вторых, ни один другой человек, совершенно очевидно, сделать этого не мог.
   Итак, пришло время пригласить великого сыщика.
   Он бросил один пристальный взгляд на труп и тут же извлёк микроскоп.
  — Ха! Ха! — заявил он, сняв волос с лацкана пальто убитого. — Отныне тайна разрешена.
  Он поднял этот волос.
   — Итак, - произнёс он, — нам остаётся лишь отыскать того, кто обронил этот волос, и преступник в наших руках.
   Непреклонная цепь логики сомкнулась.
   Сыщик отправился на поиски.
   Четыре дня и четыре ночи он незаметно перемещался по улицам Нью-Йорка, внимательно разглядывая всякого шедшего мимо в поисках мужчины, потерявшего волос.
   На пятый день он нашёл человека, замаскированного под туриста, чью голову окутывала шапка, доходящая до ушей.
   Этот человек собирался сесть на борт “Глоритании”.
   Сыщик последовал за ним туда.
   — Арестуйте его! — произнёс он и, выпрямившись во весь рост, взмахнул волосом.
   — Это — его, — заявил великий сыщик. — Это доказывает его вину.
   — Снимайте шапку, — сурово сказал капитан корабля.
   Так они и поступили.
   Этот человек был полностью лыс.
   — Ха! — не задумываясь, заявил великий сыщик. — Он совершил не одно убийство, а целый миллион.
- Я человек маленький, - произнес Болванщик дрожащим голосом, - и не успел я напиться чаю... прошла всего неделя, как я начал... хлеба с маслом у меня уже почти не осталось...

За это сообщение автора Роджер Шерингэм поблагодарили: 5
buka (25 янв 2020, 19:29) • Mrs. Melville (28 апр 2020, 16:49) • Ser (29 янв 2020, 23:15) • Виктор (25 янв 2020, 19:46) • Доктор Фелл (25 янв 2020, 18:45)
Рейтинг: 33.33%
 
Аватар пользователя
Роджер Шерингэм
Главный модератор
Главный модератор
 
Автор темы
Сообщений: 4035
Стаж: 140 месяцев и 5 дней
Карма: + 75 -
Откуда: Edinburgh-of-the-Seven-Seas
Благодарил (а): 216 раз.
Поблагодарили: 1521 раз.

Re: Пиклок Холс и все остальные

СообщениеАвтор Роджер Шерингэм » 01 фев 2020, 01:10

Всем любителям не в меру "крутого" детектива, а также дискуссий о полезности hard-boiled для оживления детективного жанра, посвящается.

К. Дж. Хендерсон и Чарльз Хоффман "Бабушка Смысл раскрывает убийство"
"Granny Gumption Solves a Murder" by C. J. Henderson and Charles Hoffmann * Hardboiled Detective, #11, 1991; 100 Dastardly Little Detective Stories, ed. by M. Greenberg, 1993
   Бабушка Смысл сидела и тихо что-то записывала, разложив бумаги на передней панели секретера работы Годдарда и Тауншенда[1]. Конечно, её фамилия была не Смысл, и она вовсе не являлась ничьей бабушкой. Но так окрестил её газетчик-шутник много лет назад, когда она раскрыла первое убийство, и теперь для всех столь нежной ею любимых жителей рыбацкой деревушки в северном Уоршире[2] она была Бабушкой Смысл, неизменной гостьей на ланчах, раскрывающей все те ужасные преступления, что не поддались полиции.
    Вздохнув от осознания, что она, как всегда, права, Бабушка Смысл сверилась со стрелками красиво отполированных дедушкиных часов работы Саймона Уилларда[3], стоявших в углу малой гостиной. Девять часов. Скоро придут остальные. Время настало. Встав со всем достоинством, подобающим её летам, Бабушка направилась в холл, чтобы застать молодого Уэйна одного в большой гостиной с обоями цвета “бургунди”[4]. Когда она вошла, он как раз наливал себе бренди.
   “Такая потеря”, — подумала она и приступила к своим обязанностям.
   Заметив её приход, молодой человек легкомысленно проговорил:
   — Могу предложить вам выпить, Бабушка? — И он указал на уотерфордский хрусталь[5], стоявший у его локтя.
   — Нет, благодарю, — холодно ответила Бабушка. Она опиралась на трость, а её совиный взгляд словно пронзал молодого Уэйна до глубины души.
   — Итак, вы уже раскрыли убийство?
   — Собственно говоря, да, мастер Уэйн, — обвиняющим тоном ответила Бабушка. — Вы убили доктора Карстерса.
   — Вам придётся доказать это.
   — Полагаю, пропавшие дневники можно найти под брусчаткой перед сараем садовника, — лаконично отрезала Бабушка.
   Лоб молодого Уэйна прорезали морщины.
   — Действительно. Итак, что же вас навело на мысль?
   — Ваши руки. Очень ухоженные руки. Едва ли это руки блудного сына, якобы проведшего десять лет в перуанских оловянных рудниках.
   — Вы кому-нибудь рассказали?
   — Нет. Я хотела дать вам возможность действовать первым, чтобы сохранить фамильную честь Прескоттов, — резко возразила Бабушка.
   — Спасибо, Бабушка. Не уверен, что вы понимаете, насколько я ценю это.
   И, сказав это, молодой Уэйн протянул руку и одним быстрым, змеиным движением выбил трость Бабушки из её испещрённых от старости пятнами пальцев.
   Старуха утратила равновесие, затем, стараясь его удержать, неловко откинулась назад и замахала руками. Молодой Уэйн постукивал концом трости по ладони, оценивая её вес.
   — Моя трость! — пронзительно закричала Бабушка. — Верните мне мою трость!
   — О... Конечно.
   Молодой Уэйн, захватив рукой трость, как бильярдный кий, взмахнул ей, нанеся острым концом удар прямо в солнечное сплетение Бабушки. Бабушка перегнулась от боли и рухнула на пол, кашляя кровью. Новый удар молодого Уэйна, щёлкнув, пришёлся по челюсти Бабушки, сломав её в двух местах и опрокинув старуху на спину. Затем наследник вскинул трость над головой и тут же обрушил её на лицо Бабушки.
   Острый, похожий на клюв нос старой сыщицы превратился в кровавую бесформенную кляксу. Ещё несколько сильных ударов разбили её очки, вгоняя острые, как бритва, осколки в глазные яблоки до тех пор, пока те не стали напоминать яйца всмятку, а их серовато-желеобразная масса не потекла по морщинистым щекам старухи.
   Бабушка беспомощно корчилась на полу, бессмысленно хлопая иссохшими руками в попытке отразить дальнейшие удары. Её пронзительный, наполненный тоской и ужасом крик эхом раздавался по пустому особняку — одинокий, непрерывный, пронзительный визг, звучавший каким-то адским чайником.
   Рассмеявшись страданиям окровавленной старухи, молодой миллионер всем своим атлетическим телом подпрыгнул вверх и тяжело обрушился вниз, ударив Бабушку обеими ногами по центру груди, разбив её рёбра и раздавив её, как жука. Пронзительный крик внезапно оборвался, но молодой Уэйн с покрасневшим лицом, искажённым яростью, всё прыгал и прыгал по телу старухи долго после её смерти.
   А затем, когда его гнев наконец исчерпался, молодой Уэйн выпил ещё один бренди, вымылся и надел свежий костюм. Подойдя к сейфу, он вынул оттуда все фамильные сбережения и драгоценности, а также запечатанный конверт с полным набором фальшивых документов, включая паспорт. Он ни о чём не жалел, навсегда покидая поместье. Что до раздавленного трупа в гостиной, о нём позаботятся слуги.

Notes[legend=]
  • ↑ [1]. Годдард и Тауншенд — американские мастера-мебельщики, работавшие во второй половине 18 века в Ньюпорте, в современном штате Род-Айленд. Их произведения высоко ценятся в США.
  • ↑ [2]. Вымышленное место, название которого образовано типичным для английских графств способом.
  • ↑ [3]. Саймон Уиллард (1753-1848) — выдающийся американский мастер-часовщик, привнесший в производство часов в США современный европейский опыт. Представитель пятого поколения династии часовщиков, ведшей свое начало со времён первопоселенцев в начале 17 века. Изобрёл т.н. "часы-банджо", названные так по своей форме и лишённые традиционного механизма боя, показывая время только стрелками на циферблате. Выполнял заказы для Капитолия, Гарвардского и Виргинского университетов, президентов США.
  • ↑ [4]. "Бургунди" — оттенок тёмно-бордового цвета, названный так по бургундскому вину.
  • ↑ [5]. Хрусталь, производившийся в ирландском городе Уотерфорд в 1783-1853 годах, особо ценился за изящество работы. Во второй половине 20 века производство было возрождено.
[/legend]
- Я человек маленький, - произнес Болванщик дрожащим голосом, - и не успел я напиться чаю... прошла всего неделя, как я начал... хлеба с маслом у меня уже почти не осталось...
Аватар пользователя
Роджер Шерингэм
Главный модератор
Главный модератор
 
Автор темы
Сообщений: 4035
Стаж: 140 месяцев и 5 дней
Карма: + 75 -
Откуда: Edinburgh-of-the-Seven-Seas
Благодарил (а): 216 раз.
Поблагодарили: 1521 раз.

Re: Пиклок Холс и все остальные

СообщениеАвтор Доктор Немо » 01 фев 2020, 10:19

Про изуверства над старушкой, конечно, было забавно читать (я даже похохатывал). Однако совсем не понравилось, что преступнику всё сошло с рук (в настоящем хард-бойле, кажется, плохие парни всегда проигрывают, даже если они главные герои историй).
Нет ничего невозможного. Не говорите так. Меня это раздражает.
Августус С. Ф. К. Ван Дузен, Д.Ф., Д.П., Л.К.О., Д.М., и пр., и пр.
Аватар пользователя
Доктор Немо
Ветеран
Ветеран
 
Сообщений: 1547
Стаж: 63 месяцев и 8 дней
Карма: + 31 -
Откуда: Гомель, Беларусь
Благодарил (а): 448 раз.
Поблагодарили: 919 раз.

Тайна английской деревни

СообщениеАвтор Доктор Немо » 28 май 2020, 10:42

Предлагаю вашему вниманию пародию А. Порджеса на одного известного детектива.
Артур Порджес, "Тайна английской деревни"
"The English Village Mystery" by Arthur Porges [Celery Green] Ellery Queen's Mystery Magazine, December 1964; The Misadventures of Ellery Queen, ed. by J. Pachter and D. Andrews, 2018
   Инспектор Дью Ист оказался в крайне неприятном положении. Вот-вот либо он, либо инспектор Саут должен был получить повышение до помощника комиссара. А Исту не повезло застрять на самом трудном деле своей карьеры. Если он напортачит, приз достанется его сопернику.
   Начальник Иста, комиссар Норт, холодный и буйный тип, был явно недоволен.
   — Я, конечно, всё понимаю, — прорычал он, — но, в конце концов, двенадцать убийств в одной деревне — и ни единого намёка на личность преступника. Это никуда не годится, Ист.
   — Я понимаю, — мрачно ответил инспектор. — Но всё произошло так быстро. Дюжина убийств за две недели. Должно быть, кто-то проходил курс скоростного убийства, — добавил он, надеясь немного разрядить обстановку, но эта шутка только ещё больше разозлила комиссара Норта.
   — Сейчас не до смеха! — взревел он. — Дело очень серьёзное. Эти убийства произошли ведь не в Лондоне. Там большое население, поэтому никто не заметит исчезновения двенадцати человек. Но Валун-на-Краю — это самая маленькая община во всей Англии. Четырнадцать жителей — и двенадцать уже убиты. Осталось только двое… У вас должно быть хоть какое-то представление о том, кто убийца, Ист!
   — Всё это так бессмысленно, — сказал инспектор. — Ни с того ни с сего — и никакого мотива. Но через несколько дней, я надеюсь…
   — К тому времени деревня останется лишь воспоминанием, — проворчал Норт. — И нас обвинят в порче английской истории. Даю вам ровно сорок восемь часов — и ни минутой больше. После этого делом займётся Саут.
   Он ничего не сказал о повышении, но Ист не питал никаких иллюзий. Если он не раскроет это дело, должности помощника комиссара ему не видать.
   — Я доберусь до него, — сказал Ист с холодной решимостью. — Можете рассчитывать на это, сэр.
   — Я только надеюсь, что он не доберётся до вас раньше, — нелюбезно ответил Норт. — Пока что он намного опережает нас по очкам. Ну что ж, приступайте, старина.
   
   В отчаянии Ист решил совершить непростительное — посоветоваться со знаменитым частным детективом. Ярд и так не одобрял общения с дилетантами, а этот ещё не являлся англичанином: это был американец, дерзкий, легкомысленный, иногда нахальный и склонный к поспешным выводам, не соответствующим медлительному поведению британских преступников. Они возражали, чтобы их хватали до того, как они приступят к работе; вечно эти проклятые янки спешат.
   Ист знал, что американский детектив часто посещал один клуб, когда приезжал в Лондон. Именно там он его и нашёл. Не заметить его было невозможно — он был так молод, так весел, так самоуверен. Звали его Селери Грин. Американец приветствовал Иста тёплой улыбкой и отвёл его в укромный уголок.
   — Итак, инспектор, — сказал он. — Что я могу для вас сделать?
   — У меня есть всего несколько часов, чтобы поймать очень умного убийцу, — объяснил Ист. — Никогда в жизни я не просил о помощи, но это кризисная ситуация.
   — Каковы обстоятельства? — Селери Грин больше не был беспечным дилетантом.
   — Двенадцать убийств. Никаких мотивов. Никаких причин. Никаких улик. Вот и вся история в двух словах.
   — А кто были эти жертвы? — решительно спросил Селери.
   — Они все жили в Валуне-на-Краю. Вы слышали о нём — это самая маленькая деревня в Англии. Общая численность населения: четырнадцать человек. Нет, уже пятнадцать — три недели назад туда переехала миссис Макколл. Не каждый может увеличить население места более чем на семь процентов, — добавил он.
   — Новоприбывшая, значит? — Селери казался задумчивым. — Очевидная подозреваемая. Почему бы вам не забрать её и…
   — Не так быстро, — возразил Ист. — Не такая уж очевидная подозреваемая, как вы думаете. В большинстве случаев убийца должен вызывать подозрения, вы знаете. Жители Валуна подозрительны и замкнуты. Никто из тех, кто жил десятилетиями в городе, не мог войти в чужой дом или подойти к жертвам. Последним таким человеком — до появления миссис Макколл — была мисс Николет, и, как мне сказали, её называли “незнакомкой” шестнадцать лет.
   — То же самое и в Новой Англии, — признался Селери. — Я мог бы рассказать вам о городе под названием Райтсвилл… но продолжайте, инспектор.
   — Я могу назвать вам имена жертв, а также дать остальную информацию о них, — предложил Ист.
   — Отлично, выкладывайте. — Селери снова был решителен. — И подробности об орудиях убийств, если можно.
   Ист достал свой блокнот.
   — Давайте посмотрим. Первой была убита Элси Кош — ей через спину вонзили нож в сердце. Потом был Джордж Ронко; кто-то сбросил на него с обрыва над океаном огромную коробку с продуктами — в основном консервами, а они очень тяжёлые. Его нашли на песке; ужасное было месиво. Кроме того, он ещё и утонул в консервированном супе.
   Следующим был майор Пикетт-Барр; ему пробили голову. Рам Дасс, индус, был убит в своём гараже — оглушён, а затем добит выхлопами автомобиля. Джейн Харф была задушена, как и Норман Боюс. Гарри Ныжнику проломили череп большим камнем. Уолтера Петча обезглавили — ‘ошмар! — Из-за возбуждения инспектор пропустил букву “К”.
   — Это восемь. — Селери считал на пальцах. — Осталось ещё четверо.
   — Верно — они у меня здесь. Девятую звали Эми Николет — кажется, я уже упоминал о ней. Её застрелили в сердце. И Джон Махони: умер от отравления, причём не сразу. Мучался, бедняга. Далее Мейбл Фарада; она утонула в собственной ванне.
   — Скорее, кто-то помог ей утонуть, — сухо заметил Селери. — Это одиннадцать. Остался ещё один. Кто был последним?
   — Представьте себе, Аллен Гладстон Девитт, мэр. Беднягу разорвало в клочья.
   Серебристые глаза Селери засияли, и Ист затаил дыхание. Говорили, что этот энергичный молодой американец поражал своей гениальностью профессионалов. Был ли он тем самым фокусником, за которого себя выдавал? Вытащит ли он кролика из своей шляпы? Инспектор Ист почти пожалел, что у него нет под рукой салата-латука.
   — Позвольте мне взять ваш список, — сказал Селери. — И подробности об орудиях убийств.
   — Здесь всё записано, — сказал Ист, кладя блокнот на стол. — Я очень надеюсь, что вы сможете найти какую-то закономерность — я совершенно сбит с толку. А теперь в живых осталось только трое. Один из них должен быть убийцей. Если мы его не поймаем, Валун-на-Краю станет общиной-призраком. Английская деревня исчезнет с лица Земли. — Ист вздохнул.
   — Не время для сантиментов, — резко сказал Селери. — Что насчёт троих оставшихся в живых?
   — Новоприбывшая, миссис Адель Макколл, Гектор Гедалла и мисс Оранж.
   Великий американский детектив поднялся.
   — Идите домой, инспектор, хорошенько выспитесь и возвращайтесь сюда завтра утром. К тому времени у меня уже будет решение.
   Ист изумлённо уставился на него.
   — Почему вы так уверены?
   — Я тщеславен, — откровенно признался Селери. — До завтра, инспектор.
   Ист поблагодарил его сдавленным голосом и вышел со стеклянным взглядом. Он надеялся, что этот нахальный молодой человек сдержит своё обещание. Это был единственный шанс Иста получить желанное повышение.
   
   На следующий день рано утром инспектор Ист направился прямиком в клуб. Конечно же, Селери Грин, дрожащий от подавленной энергии, уже был там.
   — Ну что, вы обо всём догадались? — нетерпеливо спросил инспектор.
   — Догадки тут не при чём, — сказал молодой детектив, стараясь говорить небрежно. — Здесь главное ум, воображение и, прежде всего, логика. — Ист промямлил извинение. — Мы сейчас же отправимся в Валун-на-Краю, — хрипло сказал Селери, — и поймаем нашего убийцу.
   — Но кто же... — начал Ист, но его прервали.
   — Вас к телефону, инспектор, — сказал служащий. Нетерпеливо вскрикнув, Ист удалился. Когда он вернулся, его взгляд был суровым.
   — Гедалла убит, — доложил он. — Теперь их осталось только двое — и обе женщины!
   
   — Гедалла убит? — воскликнул Селери, и его голос был полон изумления. — Но это же невозможно! Как это произошло?
   — Его сбила машина, — свирепо сказал Ист. — Такая огромная, американская, — добавил он, бросив на Селери укоризненный взгляд. Селери медленно покачал головой.
   — Если бы я никогда не ошибался, — сказал он, — то мог бы подумать, что моё решение неверно. Но если это не Гедалла, — пробормотал он, — то это, должно быть... конечно! — Он схватил Иста за руку. — Нам надо спешить, — сказал он. — Миссис Макколл в большой опасности. Её могут отравить в любую минуту!
   —Но... но... — запротестовал инспектор, но его уже подтолкнули к машине Селери, древнему “Дюзенбергу”. Через несколько мгновений они уже мчались по Лондону, направляясь к Валуну-на-Краю.
   Когда они прибыли в деревню, которая была странно тихой — несомненно, из-за катастрофического падения численности населения, — Селери велел Исту показать дорогу к дому миссис Макколл. К их радости, женщина не пострадала. Она сказала, что весь день была одна; боже, разве сегодня было не спокойно? Когда двое мужчин уходили, Ист бросил на неё подозрительный взгляд.
   — Она убила мисс Оранж, — пробормотал Селери. — Но как? Это просто невозможно! Неужели моя теория полностью ошибочна? — Его голос стих, превратившись в жалобное бормотание.
   Инспектора распирало от любопытства, но он понимал, что сейчас не время задавать вопросы. Вместо этого он направился к коттеджу мисс Оранж. Там их ожидало печальное зрелище. В задней части дома на верёвке висело безвкусно одетое, пухлое тело хозяйки коттеджа.
   — В этом нет никакого смысла! — воскликнул Ист. — Подождите. Должно быть, бедную женщину повесила миссис Макколл — вот и всё. — Он повернулся к Селери. — Мы должны остановить эту убийцу прежде…
   Он замолчал, с ужасом вспомнив, что если миссис Макколл окажется виновной и в итоге будет повешена, то для Валуна-на-Краю будет слишком поздно: его население будет равно нулю.
   — Забудьте про Макколл, — спокойно сказал Селери. — Взгляните на записку, которую оставила мисс Оранж. — Он протянул её Исту. Инспектор прочёл записку, выпучив глаза.
   — Самоубийство, — простонал он. На его лице отразилось недоумение. — Я ничего не понимаю, Селери.
   — Всё очень просто, — уверенно заявил молодой американец. — Давайте ещё раз рассмотрим имена жертв и орудия убийств. Элси Кош — заколота ножом. Джордж Ронко — раздавлен картонкой. Рам Дасс — задохнулся от газа. Пикетт-Барр — проломили голову круглым предметом, твёрдым и тяжёлым. Полагаю, это крикетный шар! Разве вы не понимаете? Кош — нож. Ронко — картонка. Дасс — газ. Пикетт-Барр — крикетный шар.
   Ист судорожно сглотнул.
   — Но... но… — пробормотал он.
   — Думаете, это совпадения? Тогда позвольте мне продолжить, — прохрипел Селери. — Джейн Харф — задушена шарфом. Норман Боюс тоже был задушен — поясом. И голова Гарри Ныжника была разбита, но не камнем, а булыжником. Уолтер Петч — обезглавлен мечом.
   — Вы хотите сказать ... — хрипло начал Ист.
   — Позвольте мне закончить. Эми Николет — застрелена из пистолета. Джон Махони — отравился сурьмой, или антимонием... медленно и неприятно, как вы сказали. А Мейбл Фарада утонула в своей ванне. Она умерла от... — он сделал драматическую паузу, — от воды.
   Инспектор снова взял себя в руки, его тренированный ум быстро работал.
   — Послушайте, Селери — запротестовал он. — А как же Девитт? Он разрушает вашу теорию, что фамилии и орудия убийств рифмуются. Какое орудие убийства рифмуется с “Девитт”?
   Молодой человек улыбнулся.
   — Девитт был взорван, — напомнил он Исту. — Вы сами записали это в свой блокнот. Девитт — гелигнит. Что и требовалось доказать.
   — Должен сказать, — слабым голосом признался инспектор, — это действительно кажется логичным… в некотором роде. Но кто?..
   — Безумный поэт, конечно. Я понял это вчера поздно ночью, — сказал Селери. — Какое-то время я подозревал Гедаллу. Но когда его убили тоже, я подумал… впрочем, не важно. Нашей убийцей была мисс Оранж.
   — Но зачем она покончила с собой? И почему она не убила Макколл?
   — А-а, — протянул Селери. — В этом-то всё и дело. Подумайте вот о чём, Ист: все жертвы были либо мужчинами, либо незамужними женщинами — короче говоря, людьми, которые используют свои собственные фамилии. Мисс Оранж явно ненавидела всех тех, чьи фамилии можно было рифмовать; а её фамилия ни с чем не рифмовалась. Никто не сочинял для мисс Оранж сонетов или любовных стихов. Поэтому она принялась убивать остальных, и всегда при помощи орудия, которое рифмовалось с фамилией жертвы. Всё просто, не правда ли?
   — А как же миссис Макколл? Её могли отравить бензолом — вы же сами сказали, что её могут отравить.
   — Или заколоть ледоколом, — самодовольно добавил Селери. — Но взгляните на этот экземпляр местной газеты, напечатанный до того, как мисс Оранж... э-э... избавилась от редактора. Там упоминается, что девичья фамилия миссис Макколл была Сильвер. Так вот, в нашем языке к этой фамилии рифмы нет. Мисс Оранж была так расстроена, что — а она явно была неуравновешенной — сама покончила с собой. По совести, она не могла убить миссис Макколл под фамилией её мужа. Вы, конечно, это понимаете.
   — Теперь всё ясно, — сказал Ист. — Может, теперь комиссар слегка успокоится. Очень запутанное дело, самое запутанное в истории Скотленд-Ярда. — Затем его лицо потемнело. — Минутку, Селери. А как же Гедалла? Что насчёт него, а?
   — Его сбила большая американская машина, — сказал Селери, торжествующе улыбаясь. — Прямо сейчас готов держать пари, инспектор — от фунта до полпенни, — что это была “Импала”!
    И Селери удалился.
Нет ничего невозможного. Не говорите так. Меня это раздражает.
Августус С. Ф. К. Ван Дузен, Д.Ф., Д.П., Л.К.О., Д.М., и пр., и пр.

За это сообщение автора Доктор Немо поблагодарили: 5
Борис Карлович (28 май 2020, 15:55) • afanasev (28 май 2020, 12:26) • Гастингс (31 май 2020, 13:51) • Полковник МАРЧ (28 май 2020, 17:07) • Леди Эстер (28 май 2020, 16:59)
Рейтинг: 33.33%
 
Аватар пользователя
Доктор Немо
Ветеран
Ветеран
 
Сообщений: 1547
Стаж: 63 месяцев и 8 дней
Карма: + 31 -
Откуда: Гомель, Беларусь
Благодарил (а): 448 раз.
Поблагодарили: 919 раз.

Re: Пиклок Холс и все остальные

СообщениеАвтор Борис Карлович » 28 май 2020, 15:55

Доктор Немо, пока что это лучшее, что я читал у Порджеса)
"Я прочел уж не один десяток детективных романов, джентльмены, и поэтому говорить, что я малообразован, – это клевета!"
Найо Марш "Выпить и умереть"
Аватар пользователя
Борис Карлович
Ортодокс
 
Сообщений: 1598
Настроение: СердитыйСердитый
Стаж: 140 месяцев и 3 дня
Карма: + 38 -
Благодарил (а): 467 раз.
Поблагодарили: 704 раз.

Re: Пиклок Холс и все остальные

СообщениеАвтор Роджер Шерингэм » 13 окт 2020, 22:44

Дорогие коллеги! Внимание!
Создана новая тема!
(задним числом, для переезда в неё подходящих постов из других тем)

Ну а скоро в ней появится кое-что ещё весьма оригинальное.
- Я человек маленький, - произнес Болванщик дрожащим голосом, - и не успел я напиться чаю... прошла всего неделя, как я начал... хлеба с маслом у меня уже почти не осталось...

За это сообщение автора Роджер Шерингэм поблагодарил:
Доктор Фелл (13 окт 2020, 23:56)
Рейтинг: 6.67%
 
Аватар пользователя
Роджер Шерингэм
Главный модератор
Главный модератор
 
Автор темы
Сообщений: 4035
Стаж: 140 месяцев и 5 дней
Карма: + 75 -
Откуда: Edinburgh-of-the-Seven-Seas
Благодарил (а): 216 раз.
Поблагодарили: 1521 раз.

Re: Пиклок Холс и все остальные

СообщениеАвтор Роджер Шерингэм » 14 окт 2020, 02:07

В виде курьёза размещу здесь рассказ о Шерлоке Холмсе, раскрывающем тайну Эдвина Друда. Нет, не в процессе чтения книги (таких рассказов много), а в Клойстергэме, предполагая, что действие романа происходит лет на 15 позже.
Автор - Эдмунд Пирсон (1880-1937), выпускник Гарварда, профессиональный библиотекарь, работавший в Библиотеке Конгресса в Вашингтоне и Нью-Йоркской публичной библиотеке, и автор нескольких книг о реальных преступлениях. В течении ряда лет он вёл в одной из бостонских газет колонку библиотекаря, где в 1913 году и появился этот рассказ. В 1914 году Пирсон включил его в свой роман "The Secret Book", где рассказ стал произведением одного из персонажей, обсуждающих загадку романа Диккенса.


Эдмунд Пирсон, "Шерлок Холмс и тайна Эдвина Друда"
"Sherlock Holmes and the Drood Mystery" by Edmund Pearson [Sherlock Holmes] Boston Evening Transcript, April 2, 1913; The Secret Book, New York, Macmillan, 1914; The Big Book of Sherlock Holmes Stories, ed. by O. Penzler, 2015
— Ватсон, — сказал Шерлок Холмс, лучезарно взглянув на меня за завтраком с другого конца стола, — можете определить характер по почерку?
И с этими словами он протянул мне конверт. Я взял его и взглянул на адрес. Письмо было послано Холмсу, в нашу квартиру на Бейкер-стрит. Я попытался вспомнить что-нибудь из когда-то прочитанной статьи о почерке.
— Обладатель этой руки, — начал я, — скромный, не склонный быть заметным человек, обладающий широкими знаниями и значительными способностями. Он...
— Превосходно, Ватсон, превосходно! Поистине вы превзошли самого себя. Собственно говоря, ваш анализ вполне ватсоновский. Боюсь, однако, вы немного заблуждаетесь относительно его скромности, знаний и всего прочего. На самом деле, это письмо от мистера Томаса Сапси.
— Знаменитого мэра Клойстергэма?
— Совершенно верно. А по напыщенности и вопиющему тщеславию, сопряжённому с явным невежеством, ему нет равных в Англии. Так что вы промазали, друг мой.
— Но что ему нужно от вас? — спросил я, желая переменить тему. — Не хочет ли он привлечь вас к разгадке тайны Эдвина Друда?
— Именно это он и делает. Он в полной растерянности. Не прокатиться ли нам в Клойстергэм, что скажете? Разберёмся в этом деле, чтобы угодить мэру, и побродим по собору. Мне говорили, там есть прекрасные скульптуры-горгульи.
Часом позже мы уже расположились в поезде, следующем в Клойстергэм. Холмс просматривал утренние газеты. Затем он отбросил их и повернулся ко мне.
— Вы следили за делом этого Друда? — спросил он.
Я ответил, что читал много отчётов и некоторые рассуждения по этому поводу.
— Я не следил за ним так внимательно, как мне хотелось бы, — ответил он, — небольшое дело с полковником Распоповым и рубинами царицы в последнее время полностью отнимало всё моё время. Напомните, пожалуйста, главные факты; это поможет мне прояснить голову.
— Факты таковы, — сказал я. — Эдвин Друд, молодой инженер, намеревавшийся уехать в Египет, имел в Клойстергэме две привязанности. Одной из них была его невеста — юная школьница по имени мисс Роза Буттон. Другим — его преданный дядя и опекун, мистер Джон Джаспер, соборный регент. Похоже, над счастьем его сгустились два облака. Одно из них состояла в том, что его помолвка с мисс Буттон — соглашение, заключённое их родителями, когда Эдвин и Роза были ещё малыми детьми — не слишком нравилось обоим заинтересованным лицам. Естественно, они, всего за несколько дней до исчезновения Эдвина Друда, пришли к согласию насчёт расторжения помолвки. Расстались они, как считается, дружески, если и без взаимной привязанности. Вторая проблема заключалась в появлении в Клойстергэме некоего Невилла Ландлеса — молодого студента с Цейлона. В Ландлессе, похоже, течёт восточная кровь — он смугл и вспыльчив. Между ними двумя вспыхивали ссоры, отмеченные насилием со стороны Ландлеса. Поэтому, чтобы восстановить между ними дружеские отношения, дядя Эдвина, мистер Джаспер устроил в сочельник у себя в квартире ужин, на который были приглашены лишь они двое. Ужин прошёл вполне дружелюбно, и поздно вечером они ушли вдвоём прогуляться к реке и посмотреть на разразившуюся бурю. После этого они — по словам Ландлеса — расстались, и Друда больше никто никогда не видел. На другое утро его дядя поднял тревогу, Ландлес был задержан и допрошен, а тело Друда попытались отыскать. Помимо обнаружения на плотине его часов и булавки, ничего не нашли. Ландлеса пришлось освободить ввиду отсутствия улик, но Клойстергэмцы были так против него настроены, что ему пришлось уехать. Считается, что он сейчас в Лондоне.
— Хм, — заметил Холмс, — а кто нашёл часы и булавку?
— Некий мистер Криспаркл, младший каноник собора. Ландлес жил у него, они вместе читали. Добавлю, что у Ландлеса есть сестра — мисс Елена; она также уехала в Лондон.
— Хм, — сказал Холмс. — Вот мы и в Клойстергэме. Теперь продолжим расследование на месте. Отправимся к мистеру Сапси, мэру.
Мистер Сапси оказался ровно тем напыщенным болваном-тори, какого и описывал Холмс. Он никогда не покидал Клойстергэма, и его твёрдое убеждение в безнадёжной неполноценности всего мира за пределами Англии было столь провинциальным, что я задался вопросом, не связан ли он с “Субботним обозрением”. Он был твёрдо уверен, что молодой Невилл Ландлес убил Друда и выбросил тело в реку. И самым веским основанием его веры был цвет лица Ландлеса.
— Оно не английское, мистер Холмс, — говорил он, — не английское, а когда я вижу, что лицо не английское, то знаю, что подозревать.
— Возможно, — сказал Холмс, — и полагаю, для обнаружения тела было предпринято всё возможное?
— Всё, мистер Холмс, всё, что моё... э... знание мира могло предложить. Мистер Джаспер неутомимо трудился. На самом деле, он просто истомился.
— Несомненно, это может быть связано с горем из-за исчезнувшего племянника.
— Вне всяких сомнений.
— Ландлес, как я слышал, ныне в Лондоне?
— Так я понял, сэр, так я понял. Но мистер Криспаркл, его бывший наставник, дал мне — в моём качестве магистрата — заверения, что его можно вызвать в любой момент. В настоящее время его можно отыскать, обратившись к мистеру Грюджиусу в Степл-Инн. Мистер Грюджиус — опекун юной леди, с которой был помолвлен Эдвин Друд.
Холмс записал на манжете имя и адрес мистера Грюджиуса. Мы встали.
— Вижу, — сказал мэр, — что вы намереваетесь нанести визит этой неанглийской личности в Лондоне. Именно там вы найдёте разгадку тайны, заверяю вас.
— Вероятно, мне представится случай отбыть в Лондон сегодня вечером, — заметил Холмс, — хотя, полагаю, сперва мы с доктором Ватсоном немного прогуляемся по Клойстергэму. Хочу осмотреть ваших горгулий.
Когда мы вышли наружу, Холмс тут же добавил:
— Но, думаю, сперва нам лучше побеседовать с мистером Джоном Джаспером.
К комнатам мистера Джаспера в привратницкой нас направил на редкость неприятный мальчик, обнаруженный нами на улице поглощённым бросанием камней в прохожих.
— Там Джаспер, — произнёс он, на мгновение указав на арку, и продолжил своё злонамеренное развлечение.
— Спасибо, — коротко сказал Холмс, подав бесёнку шестипенсовик, — вот тебе кое-что. И вот, — продолжал он, перевернув мальчика в воздухе, прижав к своему колену и отшлёпав, — ещё кое-что.
Нам сообщили, что мистер Джаспер дома. Хозяйка заявила, что он встретится с нами, но добавила, что “бедный джентльмен нездоров”.
— В самом деле? — сказал Холмс. — Что случилось?
— Кажется, он находится в каком-то оцепенении.
— Так-так, этот джентльмен — врач; возможно, он сможет что-то посоветовать.
И с этими словами мы отправились в комнату мистера Джаспера. По-видимому, он оправился от оцепенения, поскольку, стоя за дверью, мы слышали, как он пел кантаты. Холмс, страстно любящий музыку, был восхищён и настоял на том, чтобы постоять несколько минут, пока до нас доносились низкие и сладкие звуки голоса регента, сопровождаемые фортепиано. Наконец, мы постучали, и певец впустил нас.
Мистер Джаспер оказался джентльменом с чёрными бакенбардами, обитавшим в весьма мрачной комнате. Сам он также держал себя мрачно и сдержанно. Холмс представил нас обоих и сообщил мистеру Джасперу, что находится в Клойстергэме по просьбе мэра, мистера Сапси, для выяснения некоторых моментов относительно исчезновения Эдвина Друда.
— Имеете в виду его убийство? — уточнил мистер Джаспер.
— Я использовал слово “исчезновение”, — сказал Холмс.
— Я использовал, — ответил его собеседник, — слово “убийство”. Но я должен просить освободить меня от любых обсуждений кончины моего дорогого мальчика. Я поклялся не обсуждать это ни с кем, пока убийца не предстанет перед судом.
— Надеюсь, — начал Холмс, — если убийца существует, мне повезёт...
— Я также надеюсь. Тем временем... — И мистер Джаспер двинулся к двери, по-видимому, намереваясь выставить нас. Холмс пытался расспросить его о событиях сочельника, предшествовавшим исчезновению молодого человека, но мистер Джаспер заявил, что уже дал показания мэру, и добавить ему нечего.
— Конечно, я встречал вас раньше, мистер Джаспер? — произнёс Холмс.
Мистер Джаспер полагал, что нет.
— Я почти уверен, — сказал мой друг, — причём в Лондоне, ведь вы, как я понимаю, иногда бываете там?
Возможно. Но он никогда не имел удовольствия познакомиться с мистером Холмсом. Он вполне уверен. Совершенно уверен.
Мы ушли, и на Хай-стрит Холмс поинтересовался, не возражаю ли я провести ночь в Клойстергэме.
— Завтра я присоединюсь к вам, — добавил он.
— Но вы уезжаете?
— Да, в Лондон. Намереваюсь последовать совету мистера Сапси, — улыбнулся он.
— Я думал, вы хотите осмотреть горгулий, — возразил я.
— Я так и сделал. И полагаю, дорогой друг, что видел один из самых интересных образцов.
Замечание Холмса было для меня полнейшей загадкой, и, пока я всё ещё ломал голову, он помахал рукой и сел в омнибус до вокзала. Оставшись, таким образом, один в Клойстергэме, я отправился к Крозье, где и снял комнату на ночь. Проходя мимо привратницкой, я заметил человека странного вида со шляпой в руке, внимательно глядящего в окно мистера Джаспера. Его седые волосы развевались на ветру. Ближе к вечеру, зайдя в собор послушать вечерню, я вновь его увидел. Он внимательно следил за регентом, мистером Джаспером. Это меня беспокоило. Откуда мне было знать, не замышляется ли вслед за заговором против племянника новый, против дяди? После ужина, сидя в баре у Крозье, я вновь на него наткнулся. Он охотно вступил в разговор со мной и представился как мистер Дэчери, “праздный старый холостяк, мирно живущий на свои средства”. Он интересовался делом Друда и очень хотел обсудить его. Я вытащил из него, сколько мог, сведений, и удалился в свою комнату всё обдумать.
Мне казалось очевидным, что он замаскирован. Его волосы выглядели париком. Если он замаскирован, то кто это может быть? Я рассмотрел всех лиц, так или иначе связанных с делом, и внезапно мне на ум пришло имя мисс Елены Ландлес. Я тут же понял, что это должна быть она. Меня очаровала сама невероятность этой мысли. Что может быть более невероятным, чем молодая цейлонская девушка, выдающая себя за пожилого англичанина, сидящего в барах и пьющего старые добрые английские напитки? Мне пришло на ум, что невероятное обычно и оказывается истинным. Затем я припомнил, что слышал, как мисс Ландлес ещё ребёнком любила одеваться мальчиком. Теперь я был уверен.
На другой день я оказался вполне готов встретить вернувшегося Холмса. Его сопровождали двое, представленные им как мистер Тартар и мистер Невилл Ландлес. Я с интересом посмотрел на подозреваемого и попытался заговорить с Холмсом, но он остановил меня.
— Эти джентльмены, — заявил он, — немедленно отправляются к мистеру Криспарклу. Они останутся там до вечера, когда, как я ожидаю, они мне понадобятся. Мы с вами возвращаемся в вашу гостиницу.
По дороге я рассказал ему о мистере Дэчери и моих подозрениях насчёт него. Он внимательно меня выслушал и сказал, что должен без промедления поговорить с Дэчери. Когда я сообщил ему, что уверен, что Дэчери — переодетая сестра Ландлеса, Холмс хлопнул меня по спине и воскликнул:
— Превосходно, Ватсон, превосходно! Совершенно в старом вашем духе!
Я вспыхнул от гордости при столь высокой похвале из уст великого сыщика. Он оставил меня у Крозье и отправился разыскивать Дэчери, а также, как он сказал, поговорить с мистером Джаспером. Я предположил, что он хочет предупредить регента, что за тем наблюдают.
Холмс вернулся в прекрасном настроении.
— Сегодня вечером работа будет кончена, Ватсон, — сказал он, — и, возможно, мы ещё посмотрим на горгулий.
За ужином он не говорил ни о чём, кроме пчеловодства. На эту тему он рассуждал ещё долго после того, как мы закончили есть и расположились, закурив, в баре. Около одиннадцати вошёл древний старик по имени Дёрдлс, искавший мистера Холмса.
— Мистер Джаспер идёт вниз по лестнице, сэр, — сказал он.
— Отлично, — воскликнул Холмс, — поторопимся же, Ватсон. Дело может принять серьёзный оборот. Вперёд, Дёрдлс!
Человек по имени Дёрдлс быстро повёл нас обходными путями к кладбищу. Там он показал нам, где мы можем встать, спрятавшись за стеной, но различая могилы и надгробия. Я не мог представить себе цель этого ночного визита. Холмс дал нашему проводнику немного денег, и тот ушёл. Пока я стоял там и в страхе оглядывался, мне показалось, что я заметил на некотором расстоянии фигуры двух мужчин, стоящих за могилой. Я прошептал это Холмсу, но он жестом приказал мне молчать.
— Тихо! — прошептал он. — Смотрите!
Я посмотрел туда, куда он указывал, и увидел, как на кладбище вошла ещё одна фигура. При ней был некий предмет, и я скоро понял, что это фонарь, завёрнутый в тёмную бумагу. Фигура отвернула часть бумаги, и в блеснувшем свете я признал мрачные черты мистера Джаспера. Что мог он делать здесь в такой час? Он начал рыться в карманах и вскоре извлёк ключ, с которым подошёл к двери гробницы. Она тут же распахнулась, и мистер Джаспер, по-видимому, намеревался войти внутрь. Он, остановившись на мгновение, он с ужасающим криком отступил назад. Один, другой раз жуткий крик разнёсся по безмолвному кладбищу. При втором повторении из гробницы выступил человек. Затем Джаспер повернулся и отчаянно бросился бежать к собору.
Двое ранее замеченных мною мужчин выскочили из-за надгробного памятника и погнались за ним.
— Быстрее! — произнёс Холмс. — В погоню!
Мы оба бросились в том же направлении так быстро, как только могли. Но продвигались мы, из-за темноты и незнания местности, с трудом. Убегающий регент и двое его преследователей уже растворились во мраке собора. Войдя, наконец, в здание, мы услышали только звук торопливых шагов где-то высоко над нами. Затем, когда мы остановились, на мгновение сбитые этими шагами с толку, донёсся ещё один ужасающий крик, а затем наступила тишина.
В собор ворвались люди с фонарями и повели нас по винтовой лестнице в башню. Извилистый подъём отнял немало времени, и по лицу Холмса я понимал — он опасается того, что может ждать нас наверху. Когда мы достигли вершины, там лежал регент Джаспер, побеждённый и связанный мистером Тартаром. Следовательно, тот и был одним из тех людей, кого я видел за надгробием.
— Где Невилл? — быстро спросил Холмс.
Тартар покачал головой и указал вниз.
— Этот человек, — сказал он, кивая в сторону Джаспера, — сражался с ним, и теперь, боюсь, ему и в самом деле придётся ответить за убийство.
Один из тех мужчин, что поднялись за нами наверх, выступил вперёд и посмотрел на Джаспера. Это был тот самый человек, которого мы видели выходящим из гробницы. Я вздрогнул, увидев, что, не считая парика и некоторой перемены в костюме, это был тот же самый человек, что звал себя “Дэчери”.
Джаспер взглянул на него, и лицо его исказилось от страха.
— Нед! Нед! — воскликнул он и спрятал лицо в каменные плиты пола.
— Да, ты можешь скрывать своё лицо, — сказал старый Дёрдлс, дрожа от ярости, — ведь ты думал, что ты убил его, убил Эдвина Друда, собственного племянника. Ты напоил его ликёром с отравой так же, как пытался напоить Дёрдлса, и пытался сжечь его в могиле негашёной известью. Но Дёрдлс нашёл его, Дёрдлс нашёл.
Он выступил вперёд и растоптал бы голову распростёртого на полу регента пятой, если бы его не удержали.
***
— Конечно, — сказал мне Холмс в поезде, которым мы на другое утро возвращались в Лондон, — никто в Клойстергэме и не думал подозревать столь респектабельного мистера Джаспера. Они исходили из презумпции его невиновности. С самого начала он вызвал у меня подозрения. Ведь именно он был одним из тех двоих, кто последними видел Эдвина Друда. Когда мы беседовали с ним — с Джаспером, имею в виду, то я признал в нём завсегдатая опиумного притона у доков с самой дурной репутацией. Возможно, вы помните, что мне приходилось заглядывать в такие места, когда мы вместе решали одну маленькую задачу. Итак, он вёл двойную жизнь. Это всё, что у меня было, когда в тот вечер возвращался в Лондон. Но там я поговорил с мистером Грюджиусом, а также бедным молодым Ландлесом и его сестрой. От них я узнал, что Джаспер был влюблён в невесту его племянника и, действительно, преследовал её своим вниманием как до, так и после исчезновения Эдвина. По манере мистера Грюджиуса я заключил, что он, во всяком случае, относился к Джасперу с глубоким подозрением. Но он юрист, очень осторожный, и, очевидно, у него не было убедительных доказательств. Некоторые намёки заставили меня также подозревать, что он не оплакивал смерть юного Друда. Это было любопытно — и в этом и заключалась вся загадка. Я просидел всю ночь, Ватсон, и выкурил около четырёх унций табака. Всё это требовало некоторого размышления. Почему, если Джаспер замышлял убийство, он не смог его осуществить? Опиум, опиум, Ватсон! Вы сами знаете, что заядлый курильщик опиума склонен к неудачам, почти наверняка провалится в любом значительном предприятии. Он пытается взбодриться, прежде чем совершить поступок, и десять шансов к одному, что он просто одурманит себя, провалив весь план. Вчера утром я снова встретился с мистером Грюджиусом, и крайне многословно обвинил его в том, что он хранит в секрете тот факт, что Друд жив. Он признал это и сказал, что Друд находится в Клойстергэме, выдавая себя за Дэчери.
— Но зачем он это делал? — спросил я. — Зачем он позволил Невиллу попасть под подозрение в убийстве?
— Поскольку у него не было ясных доказательств вины Джаспера, — сказал Холмс, — и он пытался собрать улики. В момент покушения на его жизнь он сам был опоён, и спас его Дёрдлс, а его исчезновению способствовал мистер Грюджиус. Адвокат позднее рассказал мне о кольце, которое Эдвин носил и которое предполагаемый убийца не заметил, забрав часы и булавку. Итак, мне оставалось только намекнуть Джасперу насчёт кольца. Это привело его обратно в гробницу, где он, как ему казалось, бросил в известь тело Друда. Там он, как вы сами видели, обнаружил живого, а отнюдь не мёртвого Эдвина Друда. Но, на самом деле, ключом ко всему был опиум — я пошёл навестить старуху, которая держит притон, часто им посещаемый, и узнал от неё, что во сне он без конца болтал об убийстве. Он дошёл до точки, при которой уже не отличает настоящую попытку убийства от грёзы. Пытаясь совершить убийство, он действовал, как в грёзе, и потерпел неудачу. Что до вашей теории о мисс Ландлес как Дэчери, я, друг мой, очень рад за столь высокодуховного джентльмена, как мистер Криспаркл, что его будущая жена не расхаживала в брюках по Клойстергэмским гостиницам. Бедный Ландлес — я никогда не прощу себе его смерть. Его убийца, без сомнения, получит то, что заслужил. А теперь, Ватсон, давайте поговорим о пчёлах. Вы когда-нибудь слышали, что возле ульев можно сажать гречиху? Мне говорили, им очень нравится гречиха.
- Я человек маленький, - произнес Болванщик дрожащим голосом, - и не успел я напиться чаю... прошла всего неделя, как я начал... хлеба с маслом у меня уже почти не осталось...

За это сообщение автора Роджер Шерингэм поблагодарили: 3
buka (14 окт 2020, 19:05) • Miranda (14 окт 2020, 10:01) • Гастингс (15 окт 2020, 22:44)
Рейтинг: 20%
 
Аватар пользователя
Роджер Шерингэм
Главный модератор
Главный модератор
 
Автор темы
Сообщений: 4035
Стаж: 140 месяцев и 5 дней
Карма: + 75 -
Откуда: Edinburgh-of-the-Seven-Seas
Благодарил (а): 216 раз.
Поблагодарили: 1521 раз.

Re: Пиклок Холс и все остальные

СообщениеАвтор Роджер Шерингэм » 16 окт 2020, 03:50

   Как известно, классик детективного жанра Энтони Баучер был тесно связан с холмсианским сообществом. Один из его детективных романов, "The Case of the Baker Street Irregulars", посвящён убийству в обществе поклонников Холмса, прозрачно намекающем на одноименное реальное общество, и содержит многочисленные сюжетные отсылки к рассказам Конан Дойла. Баучер написал целый ряд радиопьес о Шерлоке Холмсе для знаменитого исполнителя этой роли Бэзила Рэтбоуна. (Впрочем, псевдоним H.H.Holmes, под которым вышло знаменитое "Девятью девять", к Шерлоку Холмсу отношения не имеет.) В этом рассказе Холмс раскрывает в высшей степени знакомое любому читателю дело, которое, однако, не удавалось раскрыть многим поколениям. Многочисленные отсылки этого текста к сюжетам Конан Дойла и "нерешённым" проблемам "шерлокианы" не комментируются.
   Энтони Баучер, "Приключение с волком-великаном"

   "The Adventure with the Bogle-Wolf" by Anthony Boucher [Sherlock Holmes] The Illustrious Clients Second Case-Book, edited by J. N. Williamson, 1949 (privately printed); The Big Book of Sherlock Holmes Stories, ed. by O. Penzler, 2015
   Одним холодным январским днём 1889 года я сидел у огня в моём паддингтонском доме, совершенно измотанный за несколько часов деятельности столь напряжённой, что подобной я не знал с тех пор, как мы преследовали андаманского дикаря на Темзе. Я не двинулся с места, услышав звонок, и лишь на пятом повторении припомнил, что среди прочих неприятностей дня есть и то, что у служанки после полудня выходной. Набив трубку для оживления упавшего духа смесью “Аркадия”, я неохотно ответил на призыв.
   Со смесью радости и опасения я увидел на ступеньках знакомую фигуру своего друга Шерлока Холмса. Хотя мне было приятно его видеть, я, тем не менее, опасался, что он может счесть меня, в нынешнем моём состоянии, прискорбно медлящим с ответом на приглашение в любую предстоящую игру. Но Холмс казался столь же бездеятельным, как я, и после обмена приветствиями всего лишь последовал за мной к огню, опустился в кресло напротив и с самым товарищеским видом раскурил свою пугающе закопчённую глиняную трубку.
   — Лондон тупеет, — пожаловался Холмс, когда я совершил положенные обряды с танталом и газогеном, его свадебным подарком нам. — А тупость, мой дорогой Ватсон, это единственная невыносимая болезнь. Прошло больше двух месяцев с тех пор, как моё мнимое недомогание, столь вас обеспокоившее, позволило инспектору Мортону арестовать этого дьявола, мистера Кэлвертона Смита; и за всё это время на моём пути не возникло ни одной интересной проблемы. О, газеты, конечно же, нашли место тому жалкому делу с опалами Талиаферро, но и четырёхлетний ребёнок мог бы понять, что вором был альбинос-ласкар. — Он замолчал и с некоторым беспокойством посмотрел на меня. — Дорогой друг, надеюсь, вы не больны?
   — Январский холод, — поспешил объяснить я. — Вот; это поможет нам обоим.
   — Ennui... — пробормотал Холмс. — У французов, Ватсон, есть бесценные слова. Подумайте, как они используют и наше слово для тоски, “сплин”... Чтобы описать моё состояние в данный момент, нужен язык моей бабушки. Конкретно выраженной благодарности правящего семейства Голландии вполне достаточно для удовлетворения моих скромных потребностей на многие годы; но разуму моему нужно дело. Я должен точить зубы, Ватсон, о любую кость, какую найду.
   — Сегодня днём, — продолжал он, помолчав и сделав глоток, — я заходил в клуб “Диоген”, но Майкрофт занят столь секретной миссией, что не может намекнуть о её сути даже мне. Мне потребовалось всего лишь пять минут, чтобы определить по пеплу возле любимого кресла Майкрофта и пятну фиолетовых чернил на левом пальце его клерка, что поручение касается некоего высокопоставленного юного повесы, чью деятельность мне благоразумнее игнорировать. Так что я пришёл к вам, своему старому другу, в надежде, что ваша практика — надеюсь, неизменно растущая — могла породить какую-нибудь, пусть маленькую, но дразнящую разум проблему.
   — Никаких проблем, — устало сказал я и добавил: — В моей практике.
   — Если я не смогу найти что-нибудь стимулирующее, отвлекающее... — Его обычно резкий голос дрогнул, а палец решительно изобразил нажатие на шприц.
   — Ради всего святого, Холмс! — взмолился я. — Вы же не вернётесь к этому?
   Некоторое время он молча сидел, курил и улыбался. Затем небрежно спросил:
   — Белый или гризли?
   — Белый, — тут же ответил я и вскочил, воскликнув: — Холмс, это уж слишком! Я понимаю, что вам нужно что-нибудь стимулирующее, отвлекающее, как вы это называете; но вторгаться в частную жизнь друзей, шпионя за ними в самые укромные моменты, как самый мелкий агент...
   Добродушный смех и взмах длинной тонкой руки прервали мою возмущённую речь.
   — Ватсон, Ватсон, — сокрушался мой друг, качая головой. — Неужели вы так никогда и не поймёте, что я не практикую ни чёрную магию, ни мошенничество втихую? Если я обнаруживаю здорового молодого человека в состоянии полного истощения, пыль на его ладонях и коленях брюк, съехавший набок коврик и сдвинутую мебель, более того, когда этот человек морщится при моём случайном упоминании четырёхлетнего ребёнка, очевидно, что он проводил день, развлекая младенца, и, по крайней мере, часть этого времени, встав на четвереньки, изображал животное. Для того, кто знает ваш характер как я, Ватсон, столь же очевидно, что для вас ребёнок сочтёт наиболее подходящей роль медведя. Оставалось только спросить: “Белый или гризли?” Хотя, учитывая ваше пристрастие к рассказам об арктических приключениях, и этот ответ должен был быть очевиден. Увы, я, кажется, теряю чутьё.
   — Но... — начал я.
   — Знаю, — с некоторой резкостью перебил он. — Теперь всё выглядит очень просто — после того, как я объяснил. Узнать объяснение — это, я бы сказал, и есть нечто недостающее. Но я могу сделать вывод, что это ребёнок подруги вашей жены, поскольку не припоминаю среди ваших знакомых кого-то с маленькими детьми, и что ваша жена и мать ребёнка гуляли вместе. С учётом дня и часа, возможно, ходили на утреннее представление. А учитывая время года, на пантомиму, и это может указывать на то, что старшего ребёнка повели в театр, а этого, слишком юного, чтобы появляться на публике, оставили с услужливым мужем подруги.
   — Холмс, — воскликнул я, — король Яков должен был познакомиться с вами, прежде чем писать свои труды про ведьм.
   — Тихо, Ватсон, — запротестовал мой друг. — Это было всего лишь предположение. Но не составляет труда заключить из слабых криков, доносящихся со второго этажа, что упомянутый молодой человек пробудился и требует к себе внимания.
   — Это, — объявил я Холмсу, одновременно прилагая все усилия, чтобы освежить сонного ребёнка, — мастер Элиас Уитни.
   — А? Без сомнения, тёзка покойного директора богословского колледжа святого Георгия?
   — Его племянник, — ответил я, вновь восхищаясь этим человеком и его знанием всех деталей жизни Англии. — Его мать, Кейт, близкий друг Мэри. Его отец... — Но профессиональная сдержанность заставила меня больше не говорить о его бедном отце, ведь я и не догадывался, что извращённая склонность, в то время вызывавшая у меня такое беспокойство как у врача, позднее вовлечёт меня в приключение, которое я уже где-то описал под именем “Человека с рассеченной губой”.
   — Итак, молодой человек, — весело сказал Холмс.
   Юный Элиас серьёзно изучил пронзительные глаза, ястребиные черты лица, твёрдые, но чувствительные губы моего друга, и вынес вердикт.
   — Смешной дядя, — сказал он.
   Я не мог сдержать улыбки, живо предвкушая, какое животное придётся для развлечения юного джентльмена изобразить Холмсу, но был разочарован в своих ожиданиях, поскольку Элиас, не обращая внимания на соблазны коврика, представлявшего собой полярный круг, устроился на пуфике у огня и потребовал:
   — Расскажи.
   Глаза Холмса блеснули.
   — Он нашёл ваше слабое место, Ватсон, старина. Вы рассказчик по убеждению, в школе и взрослой жизни. Ну, если ему нужны животные, поведайте про наши похождения в Баскервиль-холле.
   Я уже собирался возразить, что столь жуткое повествование не годится для юных ушей, но мальчик произнёс:
   — Нет. Расскажи про великанов[1].
   — Он верно мыслит, — заметил Холмс. — Ваше шотландское происхождение, друг мой, неизбежно влечёт сказки про великанов.
   — Он имеет в виду, — терпеливо разъяснил я, — полярного медведя, которого я имел честь изображать. Нет, Элиас, прости, но я не знаю сказок про белых медведей. Но я вспоминаю, что сам в детстве всегда любил сказки про волков. Не интересна ли тебе будет такая?
   — Волк-великан? — предложил Элиас.
   — Не уверен, но сильно сомневаюсь, что существует такой зверь, как полярный волк. Этот волк — самый обычный волк, какого можно встретить, по крайней мере, в сказках, на каждом углу. Он жил в глухом тёмном лесу...
   — В лесу есть углы? — с интересом спросил Элиас.
   Холмс наполнил из тантала свой стакан и откинулся в кресле.
   — Прошу вас, продолжайте, Ватсон, — призвал он. — Я нахожу сказки особенно подходящими для вас, учитывая романтические нотки в ваших повествованиях о моих приключениях. Жажду увидеть вас за работой.
   — Нет, — ответил я Элиасу. — В том лесу не было углов, а была только длинная извилистая тропка, ведшая от одного домика к другому. И в одном из домиков жила маленькая девочка, а звали её Красная Шапочка...
   — Знаю про Шапку, — сказал Элиас.
   Я чувствовал себя отвергнутым.
   — Тогда ты хочешь другую сказку?
   — Нет. Про Шапку. Расскажи про Шапку.
   — Публика, — заметил Холмс, — всегда предпочитает истории, хорошо ей знакомые.
   Я рассказал про “Шапку”. Поскольку эта история, возможно, знакома читателю по его собственному детству, я опущу детали, которые тогда изложил полностью, как их часто нам рассказывала старая няня в те счастливые солнечные дни, когда мы с Гарри были детьми. Я поведал про первую встречу с волком, про гнусные действия волка по отношению к бабушке, рассказал о жуткой беседе Красной Шапочки с переодетым волком, как она постепенно осознаёт, что находится в опасности, и описал появление дровосека (которому придал, признаюсь, некоторые наиболее заметные черты облика моего друга), уничтожение волка и восстановление бабушки — деталь, которую, насколько я понимаю, часто опускают в современных версиях.
   Польщённый пристальным вниманием юного Элиаса, я был не только польщён, но и озадачен столь же пристальным вниманием Шерлока Холмса. По мере того, как я вёл рассказ, его глаза разгорались, он следил за каждым моим словом и вскоре, невольно потянувшись к отсутствующей персидской комнатной туфле, вытащил мешочек с табаком, раскурил трубку и окружил себя теми ядовитыми облаками, что неразрывно связаны для меня с последней стадией решения задачи.
   Когда я закончил, он вскочил и нетерпеливо стал расхаживать по комнате.
   — Готово, Ватсон! — воскликнул он, и в его голосе послышалась прежняя живость. — Элиас! — Он указал длинным пальцем на заметно вздрогнувшего ребёнка. — Хочешь знать правду о Красной Шапочке?
   — Правду о Шапке? — тупо повторил ребёнок.
   — Какими тупицами могут быть люди! — восклицал Холмс, обращаясь сам к себе. — Повторять эту историю на протяжении поколений и так и не осознать её смысл! Но в словах этого ребёнка был намёк на правду. Волк-великан... Вы же видите, Ватсон?
   — Вижу что? — еле выговорил я.
   — Тут есть два существенных момента. Сосредоточьтесь на них, Ватсон. Во-первых, Красная Шапочка замечала волчий облик “бабушки” постепенно, едва ли не поочерёдно одну черту за другой. Во-вторых, после того, как волка убили, появилась бабушка.
   — Но, дорогой Холмс...
   — Вы всё ещё не понимаете? Тогда слушайте. — Его взор блеснул. — Конечно, это был волк-великан — волк-оборотень, вервольф, имеющий волчий облик злобный человек-людоед. И этим человеком была... бабушка! Это очевидно. Красная Шапочка не взглянула и сразу увидела, что в постели волк. Нет, она замечала появление волчих черт мало-помалу. Очевидно, она наблюдала, как оборотень превращается из человека в волка. А когда волка убили, там была бабушка. Она не выскочила живой из живота — это очевидная поздняя рационализация, невозможная даже по меркам сказки. Но там была бабушка, и она лежала на полу, поражённая ударом топора дровосека, поскольку убитый оборотень всегда принимает человеческий облик.
   — Холмс, — выдохнул я, — вы правы. Конечно, так и есть. Так просто, но так удивительно. И через столько веков, вы...
   Молниеносным движением гибкого тела Холмс развернулся к юному Элиасу.
   — А теперь, паренёк, слушай. Скажи своей маме, что, пока она была на пантомиме, ты, мой мальчик, стал первым в мире узнавшим правду о Красной Шапочке!
   Мгновение мальчик сидел молча, уставившись на человека перед ним. Затем его рот приоткрылся, а глаза сощурились. Некоторое время, показавшееся нам долгими минутами, он молчал, но, наконец, из рта на дико искажённом лице раздался мучительный вопль. За все приключения, пережитые мной вместе с моим другом Шерлоком Холмсом, я ни разу не слышал крика, столь чисто и неразбавленно выражавшего ярость, агонию и разочарование.
   Крик этот был столь громким, что мы не заметили, как в двери повернулся ключ. О возвращении дам нас предупредило лишь стремительное появление Кей Уитни, кинувшейся к пуфику, схватившей измученного отпрыска на руки и тщетно пытавшейся утихомирить его крики.
   Моя жена, вошедшая вместе со всё ещё пребывавшим в воспоминаниях о пантомиме юным Айзой, с яростью повернулась ко мне.
   — Джеймс! — закричала она так громко, что её можно было услышать даже сквозь детские вопли. — Что ты сделал с этим ребёнком?
   — Джеймс, — заметил Шерлок Холмс. — Без сомнения, домашнее имя? Только подумать, что я знаю вас так давно, старина, но даже не побеспокоился установить, что ваш средний инициал должен значить “Хэмиш”.
   Мэри повернулась к нему.
   — Мистер Холмс, — произнесла она со зловещей вежливостью, созерцая сдвинутый ковёр, переставленную мебель, опустошённый тантал.
   — Что они сделали с нашим маленьким? — непрестанно повторял голос Кейт Уитни.
   Наконец, мастер Элиас смог удержать истерику в достаточной степени, чтобы указать пальцем на Шерлока Холмса.
   — Плохой дядя! — обвинил он. — Плохой дядя испортил Шапку. Всё испортил! — И он возобновил свои голосовые упражнения.
   Я старался говорить так громко и спокойно, как только мог.
   — Насчёт того маленького дела о вакцинации в Ватикане, старина. Вам не кажется, что нам лучше обсудить его в моей приёмной?
Блеск в глазах Мэри немного смягчился. Наклонившись к моему уху, она прошептала:
   — Ещё одна поездка?
   — Обычный процент, — пробормотал я.
   Она расслабилась и даже позволила мне взять с собой тантал.

   — Вот, — позднее сказал Шерлок Холмс, — вот типичный пример реакции публики на правду. Нельзя ожидать от общественного мнения, всегда предпочитающего привычную ложь незнакомой правде, истинно научного подхода. Я обдумываю небольшую монографию о подобных обманчивых традициях. Например, я уверен, что с тех пор, как ваш приятель Дойл написал свою легенду о том, что он именует “Марией-Селестой”, правильное имя “Мэри-Селеста” полностью выйдет из употребления. И всё же мы должны стараться, где только можем, восстанавливать правду, преодолевая враждебность людей. Populus me sibilat...
— ...at numni, — мрачно перефразировал я, вспоминая злополучное полу-обещание, данное Мэри, — desunt in arca...[2]

Notes
  • ↑ [1]. В английском фольклоре великаны гораздо распространённее, чем в русском, выступая в качестве архетипического образца злобной, но глупой нечисти. В оригинале стоит "bogle", шотландское и северо-английское диалектное слово, обозначающее различную сказочную нечисть.
  • ↑ [2]. Отсылка к латинской цитате из Горация, произносимой Холмсом в финале "Этюда в багровых тонах". В оригинале она звучит как "Populus me sibilat, at mihi plaudo Ipse domi simul ac nummos contemplor in arca", что переводится "Народ меня освистывает, зато я сам себе рукоплещу, любуясь своим сундуком с деньгами". В переделке Ватсона получается "Народ меня освистывает, поскольку сундук с деньгами пуст".
- Я человек маленький, - произнес Болванщик дрожащим голосом, - и не успел я напиться чаю... прошла всего неделя, как я начал... хлеба с маслом у меня уже почти не осталось...

За это сообщение автора Роджер Шерингэм поблагодарили: 2
buka (16 окт 2020, 18:50) • Доктор Фелл (16 окт 2020, 11:06)
Рейтинг: 13.33%
 
Аватар пользователя
Роджер Шерингэм
Главный модератор
Главный модератор
 
Автор темы
Сообщений: 4035
Стаж: 140 месяцев и 5 дней
Карма: + 75 -
Откуда: Edinburgh-of-the-Seven-Seas
Благодарил (а): 216 раз.
Поблагодарили: 1521 раз.

Re: Пиклок Холс и все остальные

СообщениеАвтор Доктор Фелл » 16 окт 2020, 08:54

  Стивен Кинг нервно курит в сторонке :crazy:
  Всегда считал, что все детские сказки похлеще любых, даже самых лучших романов-ужасов.
“И сказал По: да будет детектив. И возник детектив. И когда По увидел, что создал, он сказал: и вот хорошо весьма. Ибо создал он сразу классическую форму детектива. И форма эта была и останется во веки веков истинной в этом бесконечном мире”. © Эллери Квин.
Аватар пользователя
Доктор Фелл
Хранитель Форума
 
Сообщений: 8769
Настроение: СпокойныйСпокойный
Стаж: 140 месяцев и 6 дней
Карма: + 100 -
Откуда: Россия, Москва
Благодарил (а): 746 раз.
Поблагодарили: 1589 раз.

Re: Пиклок Холс и все остальные

СообщениеАвтор Доктор Немо » 16 окт 2020, 10:29

А я бы перевёл «bogle» как людоед. Людоеды Off topic:
(которые на самом деле, разумеется, огры) тоже умеют облик менять :)
Нет ничего невозможного. Не говорите так. Меня это раздражает.
Августус С. Ф. К. Ван Дузен, Д.Ф., Д.П., Л.К.О., Д.М., и пр., и пр.
Аватар пользователя
Доктор Немо
Ветеран
Ветеран
 
Сообщений: 1547
Стаж: 63 месяцев и 8 дней
Карма: + 31 -
Откуда: Гомель, Беларусь
Благодарил (а): 448 раз.
Поблагодарили: 919 раз.

Re: Пиклок Холс и все остальные

СообщениеАвтор Роджер Шерингэм » 16 окт 2020, 16:48

Хм, ну в принципе, можно, мне не приходило в голову. Белый медведь способен на людоедство, тогда ряд "белый медведь - полярный волк - сказочный волк - волк-оборотень" тоже выстраивается.
Но, по-моему, тогда заглавие "волк-людоед" сильнее спойлерит сюжет :)
- Я человек маленький, - произнес Болванщик дрожащим голосом, - и не успел я напиться чаю... прошла всего неделя, как я начал... хлеба с маслом у меня уже почти не осталось...
Аватар пользователя
Роджер Шерингэм
Главный модератор
Главный модератор
 
Автор темы
Сообщений: 4035
Стаж: 140 месяцев и 5 дней
Карма: + 75 -
Откуда: Edinburgh-of-the-Seven-Seas
Благодарил (а): 216 раз.
Поблагодарили: 1521 раз.

След.


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3

Кто просматривал тему Кто просматривал тему?