Убийца - дворецкий!!!
Добро пожаловать на форум «Клуб любителей детективов» . Нажмите тут для регистрации

  • Объявления администрации форума, интересные ссылки и другая важная информация
КЛУБ ЛЮБИТЕЛЕЙ ДЕТЕКТИВОВ РЕКОМЕНДУЕТ:
АЛЬТЕР П. БЕРКЛИ Э. БУАЛО-НАРСЕЖАК БЮССИ М. ДИВЕР Д. КАРР Д.Д. КВИН Э. КОБЕН Х. КОННЕЛЛИ М. КРИСТИ А.

В СЛУЧАЕ ОТСУТСТВИЯ КОНКРЕТНОГО АВТОРА В АЛФАВИТНОМ СПИСКЕ, ПИШЕМ В ТЕМУ: "РЕКОМЕНДАЦИИ УЧАСТНИКОВ ФОРУМА"

АЛФАВИТНЫЙ СПИСОК АВТОРОВ: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


  “ДЕТЕКТИВ — ЭТО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ ЖАНР, ОСНОВАННЫЙ НА ФАНТАСТИЧНОМ ДОПУЩЕНИИ ТОГО, ЧТО В РАСКРЫТИИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ ГЛАВНОЕ НЕ ДОНОСЫ ПРЕДАТЕЛЕЙ ИЛИ ПРОМАХИ ПРЕСТУПНИКА, А СПОСОБНОСТЬ МЫСЛИТЬ” ©. Х.Л. Борхес

Детектив от Пола Андерсона

Модератор: киевлянка

Детектив от Пола Андерсона

СообщениеАвтор Doctor Nemo » 07 авг 2019, 12:45

Хочу предложить Форуму детективный эпизод из книги «Три сердца и три льва» Пола Андерсона, писателя-фантаста и автора рассказа «Сокровища марсианской короны» (невозможное преступление в космосе). Сам роман, разумеется, не детектив; это героическое фэнтези. Главный герой, Хольгер Карлсон, попадает в некий параллельный сказочный мир, где его принимают за некоего героя. Хольгер направляется на поиски мага, который может вернуть его домой, и по пути с ним происходит ряд приключений. И одно из этих приключений оказывается самым настоящим детективом, соответствующим правилам честной игры.
Итак, наш герой вместе со своими спутниками — гномом Хуги и лебединой девой Алианорой — продолжает поиски волшебника...

Теперь дорога шла вниз. Через несколько часов в лесу, по которому они ехали, стали попадаться следы человеческой деятельности: пни от срубленных деревьев, кучи выкорчеванного кустарника и поляны, вытоптанные скотом. Наконец — даже некое подобие дороги, петляющей сквозь чащу. По словам Алианоры, по этой дороге они могли еще до вечера добраться до какого-то городка. Хольгер дремал в седле: ночное приключение вымотало его, а медленная езда и пение птиц так сладко баюкали.
Они миновали брошенный хутор. Все говорило о былой зажиточности хозяев: основательный и просторный дом из тесаных бревен, аккуратные соломенные крыши над амбаром и овчарней. Однако дом был пуст, из трубы не шел дым, а по безжизненному подворью неуклюже скакал ворон. Ворон посмотрел на путников, склонив голову набок, и насмешливо каркнул.
— По следам видно, — сказал Хуги, — что хозяин свое стадо в город угнал или еще куда по дороге. Хотел бы я знать, зачем?
К вечеру они выехали из леса на открытую местность. Вокруг колосились поля пшеницы. Солнце падало за кромку гор, и первые звезды робко теплились на востоке. Было еще достаточно светло, и Хольгер заметил впереди на дороге облако пыли. Он причмокнул, и уставший Папиллон сделал вид, что прибавил ходу. Алианора, гоняющая в небе голубей, опустилась на землю и приняла человеческий облик.
— Нет смысла беспокоить этих людей, — сказала она. — Они куда-то торопятся и явно чем-то встревожены.
Хуги потянул большим носом воздух.
— Гонят скотину за городские стены. Ух, и смердит! Всем на свете — и навозом, и псиной, и потом, да вдобавок чем-то совсем не людским…
Стадо остановилось, и они догнали его. Несколько овец отбилось и забрело в пшеницу. Пастухи и псы, безжалостно топча хлеб, выгоняли их на дорогу. Странно, подумал Хольгер. Не очень похоже на бережливых крестьян.
Папиллон остановился: дорогу путникам преградили всадники с копьями наперевес. Это были коренастые, светлокожие бородачи, одетые в простые полотняные кафтаны, схваченные ремнями. И хотя они производили впечатление флегматичных и миролюбивых людей, что-то в их голосах и движениях говорило о мрачной готовности к драке.
— Кто вы такие? — спросил один из них.
— Сэр Хольгер из Дании со своими друзьями, — объявил Хольгер. — Я прибыл с миром и хотел бы найти в городе еду и ночлег.
— Ольгер? — переспросил другой и почесал затылок. — Вроде я где-то это имя слыхал.
— Я прибыл издалека и проездом в ваших краях. Ты слышал не обо мне.
— Ладно, — сказал первый. — Стадо вот надо гнать. Приветствуем, значит, тебя, господин, в Лурвиле. Боюсь, что ты прибыл в недоброе время, но сэр Ив не откажет в гостеприимстве… Эй, ты там! — закричал он. — Вороти эту телку, а то она добежит до соседнего графства… Меня зовут Рауль, господин. Прости, что остановил тебя.
— Что у вас происходит? — спросила Алианора. — Зачем вы гоните скот за стены?
— Ну да, гоним, — кивнул Рауль. — Днем, значит, пасем его все сообща, а по сумеркам гоним в город. Нынче по ночам все, кто могут, за стены идут. Ни один храбрец, слышь, в одиночку за город ночью не сунется. Оборотень у нас шастает, вот так.
— Да ты что? — охнул Хуги. — Настоящий?
— Ну. В последние годы все у нас пошло наперекосяк. В каждом дворе беда на беде сидит. Нынешней весной, слышь, топор мой возьми да отскочи мне по ноге. А после и отца моего рубанул. Три недели — посевную как раз — пролежали мы с ним пластом, слышь. И в каждой семье такие страсти. Люди говорят, все оттого, что Срединный Мир подымается. Чернокнижье в силу входит. — Рауль перекрестился. — Но этот волк-оборотень самая худшая из всех наших напастей, Христос нас сохрани.
— А может, это обычный волк? — спросила Алианора. — Только более сильный и ловкий?
— Может, и так, — мрачно хмыкнул Рауль. — Однако как понять, чтобы простой волк столько ворот сломал и замков отворил? Да еще чтобы для потехи за один раз дюжину овец резал? А прошлой ночью, объясни мне, кто был? Пьер Большеног с женою Бертой дома, значит, сидели. Это в лесу, отсюда в трех милях. Ночью, значит. Тут он им окно выломал и ворвался. Из люльки дитя схватил — и бежать, Пьер его серпом, да только серп сквозь его ребра — как сквозь воду. Спасибо Берте: не растерялась и хватила его серебряной ложкой, из своего приданого, значит. Тут он и бросил дитя — слава Богу, не искалечил. И в то же окно утек. Вот, значит, какой это волк. Может, конечно, и простой.
— Нет, конечно, — согласилась Алианора.
Рауль плюнул на землю.
— Так что лучше мы поспим за стенами, пока эта нечисть не уберется. Пускай он себе рыщет на голом месте. А может, мы когда и найдем того, кто его шкуру носит, найдем да сожжем. Да-а-а, — протянул он, — для всех он — большое несчастье, и для нашего сэра Ива. Ведь его-то дочь Рембер как раз к путешествию на запад готовится, дабы, обвенчаться в Вене, значит, с третьим сыном макграфа.
— Наш господин, наверное, не сможет принять тебя, как положено, — добавил один из спутников Рауля. — Он теперь каждую ночь на крепостной стене. А госпожа Бланшфлор в постели: недуг у нее.
Хольгер подумал, что следовало бы предложить свои услуги для ночного дежурства, но после событий последней ночи и дня, проведенного в седле, он просто падал от усталости. Он кивнул крестьянам и тронул поводья.
Хольгер попросил рассказать подробнее об оборотнях, и вот что поведала Алианора.
— Есть два пути, с помощью которых человек может превращаться в животных. Первый — заклинания, обращенные на обычных людей. Именно таким образом превращаюсь в лебедя я. Другой путь — ужасный. Он для тех людей, которые рождаются с двойной природой. Они не прибегают к заклинаниям, но каждую ночь ими овладевает темное желание стать медведем или кабаном, или волком… В человеческом облике они могут быть мягкими и спокойными, но в зверином — они сеют смерть до тех пор, пока не удовлетворят свою жажду крови. Страх перед разоблачением заставляет их возвращаться в человеческий облик. Их нельзя победить, потому что раны заживают у них мгновенно. Только серебра боятся они и, видя серебряное оружие, убегают…
— Постой, но… Выходит, этот оборотень откуда-то пришел сюда?
— Не обязательно. Скорее всего, это кто-то из местных. Малая толика волчьей крови может долгие годы, а иногда даже всю жизнь дремать и оставаться скрытой от всех. Но в последнее время силы зла растут и могли разбудить спящего в ком-то демона. Оборотень, конечно, и сам должен быть очень испуган. Помоги ему Бог, если люди дознаются, кто это.
Во всем этом была своя, особая и обычная для этого мира логика. Волколак, по-видимому, был продуктом какого-то фокуса с генами. Если пропорции человеческих и волчьих генов были равны, тогда, вероятно, оборотень был оборотнем всегда, с младенчества, и его убивали в минуту, когда отец обнаруживал волчонка в колыбели собственного ребенка. Если пропорция была неравной, менять облик было сложнее. Обладатель такой наследственности мог носить в себе это проклятье, ничего не подозревая. Но только до того времени, пока не возрастала мощь магического дуновения со стороны Срединного Мира, благотворная для биологических и химических изменений в организме…
Сумерки стали уже такими плотными, что приходилось напрягать зрение, чтобы что-нибудь рассмотреть. Городок был обведен крепкой деревянной стеной с узким настилом сверху. По нему сегодня и будет совершать свой обход сэр. За стеной прятались одно- и двухэтажные деревянные домики. Узкие пыльные улочки были пропитаны запахом скота. Та, по которой они вошли в город, казалась немногим шире и прямее остальных.
Появление Хольгера привлекало к нему общее внимание. Женщины, дети, ремесленники в грязных одеждах — все с чадящими факелами в руках — провожали его любопытными и почтительными взглядами. Хольгер остановил коня рядом с крепким бородачом. Тот погладил бороду и представился:
— Кузнец Одо, господин. К твоим услугам.
— Эта дорога приведет ко двору вашего господина? — спросил Хольгер.
— Да, сэр рыцарь. Эй, Фродар, наш господин еще дома?
Юноша в потертых красных штанах и с мечом на поясе кивнул.
— Я оставил его минуту назад, уже полностью одетого и вооруженного. Он подкрепляется кружкой пива. Я его оруженосец, сэр рыцарь. Я провожу тебя: наш городок — настоящая головоломка.
Хольгер снял шлем и подставил потную голову под свежий ночной ветерок. На излишний комфорт здесь, конечно, рассчитывать не придется. Сэр Ив де Лурвиль, скорее всего, не очень богат, — провинциальный рыцарь с горсткой челяди, охраняющий этот край от разбойников и отправляющий обязанности судьи. Рауль едва не лопался от гордости, когда сообщал о свадьбе дочери своего господина с младшим сыном мелкого аристократа из западной провинции Империи.
Оруженосец двинулся вперед, подняв факел повыше. Хольгер пустил Папиллона следом. Едва они повернули в первую темную улочку, где-то рядом раздался ужасный женский крик.
Мгновенье — и шлем Хольгер а очутился на его голове, а обнаженный меч в руке. Папиллон развернулся. Люди на улице сбились в толпу, и тревожно галдели. Пылающие факелы лили пляшущий свет. Верхние этажи домов тонули в полумраке. Хольгер заметил, что и окна, и двери во всех домах плотно закрыты. В одном из этих запертых домов и кричала женщина.
Вдруг ставни одного из окон, запертые на железный засов, разлетелись вдребезги. Длинное, косматое туловище серо-стального цвета вылетело из распахнутого окна. Упав на землю, оно подняло голову. В ужасных челюстях бился младенец.
— Волк! — закричал кузнец. — Он в городе!
В окне показалась мать ребенка.
— Спасите! — завопила она. — Он вбежал через черный ход! Держите его, люди держите! Пусть Бог покарает вас, мужчины, что вы стоите?! Спасите мою Люси!
Папиллон рванулся вперед. Ребенок бился, и плакал. Хольгер ударил мечом, но волк оказался проворнее: со сверхъестественной быстротой он проскользнул под брюхом Папиллона и помчался по улице.
Оруженосец Фродар встал на его пути. Не замедляя хода, волк прыгнул и пролетел над его головой. Сейчас он нырнет в ближайший переулок — и все, его не найти.
Раздалось хлопанье крыльев: лебедь упал на землю перед волком и атаковал его, целя клювом в глаза. Волк прижал уши, отпрыгнул и метнулся к переулку. Алианора вновь оказалась у него на дороге. Она обрушилась на чудовище, как снежный буран. Главное — она задержала его.
А Хольгер уже был рядом. Теперь настал его черед. И хотя на таком расстоянии от факелов он различал только темный силуэт врага, он рубанул мечом — раз, другой… Он почувствовал, как меч рассекает плоть. Сверкнули глаза оборотня — зеленые, холодные, жуткие. Хольгер вновь поднял меч, и в слабом свете вспыхнувшего поодаль факела заметил, что на клинике нет ни капли крови. Железо не ранило оборотня.
Папиллон ударил копытом, опрокинул волка и стал топтать его. Неуязвимая косматая тень откатилась в сторону и исчезла в темноте. Брошенный ребенок остался лежать на земле, заливаясь слезами.
Прежде чем люди успели добежать к ним, Алианора снова была человеком. Она подняла с земли испачканную кровью и грязью девочку и прижала к груди.
— Ах, бедное дитя, маленькая моя, уже все хорошо. И ничего с тобой не случилось. Разве что несколько царапинок. Перепугалась, бедняжка? Зато теперь ты сможешь рассказывать своим детям, что лучший на свете рыцарь спас тебя. Вот ты уже и не плачешь…
Мужчина с окладистой черной бородой, очевидно, отец малютки, почти вырвал девочку из рук Алианоры, прижал к себе и вдруг, бурно рыдая упал на колени.
— Успокойся, — сказал Хольгер, — возьми себя в руки. Ребенок жив и невредим. Мне нужны люди с факелами. Ты, ты и ты, идите сюда. Мы должны схватить волка.
Часть мужчин, перекрестившись, отвернулась. Кузнец Одо потряс кулаком и мрачно спросил:
— Как мы это сделаем, рыцарь? Он не оставляет следов ни на земле, ни на камне. Он доберется до своего дома и снова станет одним из нас.
Хуги потянул Хольгера за рукав.
— Мы его выследим, если прикажешь, — сказал он. — У меня в носу прямо свербит от его смрада.
Хольгер принюхался.
— Я ощущаю только запах навоза и помойки.
— Да, но ты ведь не лесовик. Быстро, рыцарь, спусти-ка меня на землю, а я уж пойду по следу. Только смотри, держись ко мне поближе.
Хольгер поднял Алианору в седло и двинулся за Хуги. Фродар и Одо шли по обеим сторонам от него, высоко подняв факелы. Сзади, вооруженные ножами и палками, двигались самые отважные из городских жителей. Если мы его схватим, подумал Хольгер, нам понадобится силой удерживать его и попытаться связать. А там… Там будет видно.
Путь волка кружил по городу. Вскоре Хуги вывел их на рыночную площадь, мощенную брусчаткой.
— Запах острый, как горчица, — воскликнул он. — Никто на свете не смердит так, как оборотень, который недавно сменил обличье.
«Не результат ли это выделений каких-то желез?» — мелькнуло в голове Хольгера.
Они миновали площадь и двинулись по относительно широкой улице. В домах светились окна, но Хуги, не отвлекаясь по сторонам, вел их прямо и прямо — до тех пор, пока за спиной Хольгера не прозвучал испуганный голос Фродара:
— Нет! Только не дом моего господина!

Дом рыцаря выходил фасадом на прицерковную площадь. Кухня и конюшня стояли отдельно. Сам дом выглядел не слишком роскошно — деревянный, крытый соломой, он был немного просторнее, чем дачный домик в далекой Дании. Парадный вход был закрыт, из щелей в ставнях окон сочился свет. В конюшне надрывались псы. Хути подошел к двери, обитой железом.
— Волк вошел сюда, — сказал он.
— А мой господин и его семья там совсем одни! — Фродар подергал дверь. — На засове! Сэр Ив! Ты слышишь меня? Все ли в порядке?
— Одо, зайди за дом сзади, — приказал Хольгер. — А ты, Алианора, поднимись в воздух и следи сверху.
Он подъехал к двери и постучал в нее рукояткой меча. Кузнец с группой мужчин скрылся за углом. Хуги поспешил за ними. Отовсюду на площадь стал стекаться народ. В неверном свете факелов Хольгер узнал знакомые лица: пастухи с дороги. С копьем в руке к нему подошел Рауль.
Стук в дверь отзывался в доме эхом.
— Умерли они там, что ли? — вскричал Фродар. — Нужно взломать дверь! Люди, что вы стоите?!.
— Нет ли в доме черного хода? — спросил Хольгер. Кровь стучала в висках, но он не испытывал страха перед чудовищем. Он делал работу, для которой был призван.
Хуги протиснулся к нему сквозь толпу и дернул за стремя.
— Здесь других дверей нет, — сообщил он. — А все окна закрыты наглухо. Я все обнюхал: волк в доме, он не выходил. Теперь он от нас не уйдет.
Горожане притихли и ждали, готовые ко всему. Свет факела осветил испуганное лицо какой-то женщины, блеснул на мокром от пота лбу мужчины, отразился в обнаженном клинке. Над толпой щетинилось оружие — копья, топоры, косы, пики, цепы.
— Нет никого, — ответил Фродар. — Прислуга, как стемнеет, расходится по домам. На ночь остается только старый Николя, но он вот он, вместе с конюхами. Давай войдем, сэр рыцарь.
— Именно это я и хотел предложить. Разойдитесь немного.
Фродар и Рауль быстро и грубо оттеснили толпу. Хольгер похлопал Папиллона по шее и шепнул ему:
— Ну, мальчик, покажи им, чего мы стоим.
Конь разбежался — и передние копыта с грохотом ударили в дверь. Засов отлетел. Вход был свободен.
Хольгер въехал внутрь и оказался в длинном зале с глиняным полом, кое-где покрытым потрепанными циновками. Стены, вдоль которых тянулись лавки, были украшены охотничьими трофеями и оружием. Между стропилами колыхались запыленные боевые знамена. Свечи в канделябрах давали достаточно света для того, чтобы убедиться, что в помещении никого нет. Из толпы, ввалившейся вслед за Хольгером, донеслись яростные восклицания. Кто-то, закованный в сталь, вырвался вперед и поднял меч.
— Кто ты?! Что это за разбой?!
— Сэр Ив! — воскликнул Фродар. — Волк не причинил вам вреда?
— Какой волк? В чем дело, черт побери? Кто ты, рыцарь? Как ты объяснишь мне, что вломился в мой дом? Или ты какой-нибудь мой враг? Если нет, то клянусь Богом, ты сделал все для того, чтобы им стать!
Хольгер соскочил с коня и подошел к хозяину. Сэр Ив де Лурвиль был высоким худым мужчиной с апатичным лошадиным лицом и обвислыми серыми усами. Доспехи на нем были куда изысканнее, чем у Хольгера. Герб на его щите — черная волчья голова на фоне красных и серебряных полос — показался необычайно точно соответствующим ситуации. Кто-то из его предков мог быть стопроцентным оборотнем, и если все про это забыли, то герб сохранил память…
— Я сэр Хольгер из Дании. Я видел волка собственными глазами, я и множество других людей. Только благодаря милосердному провидению нам удалось спасти ребенка, которого он похитил. Он бежал. Его след привел нас сюда.
— Да! — воскликнул Хуги. — След ведет прямо в дом!
Ропот пробежал по толпе.
— Ты лжешь, карлик! Я просидел здесь весь вечер. Никакой зверь не вбегал сюда. — Сэр Ив ткнул мечом в сторону Хольгера. — И здесь нет никого, кроме моей больной жены и моих детей. И если кто-то решится сказать, что я лгу…
Роль смельчака была ему не по плечу: голос выдавал его растерянность. Ему ответил Рауль:
— Если все это так, сэр Ив, то оборотнем, значит, должен быть кто-то из твоих домашних.
— Что? — с гневом воскликнул рыцарь. — Видно, ты перетрудился сегодня, так что я прощаю тебе эти слова. Но кто еще осмелится сказать так, отправится на виселицу!
— Лесовик! — сказал сквозь слезы Фродар. — Ты уверен?
— Кому вы поверили! — загрохотал сэр Ив. — Этому недочеловечку и какому-то неизвестному с большой дороги? Разве не я все эти годы охранял вас от зла?
За его спиной возник юноша лет четырнадцати, щуплый и светловолосый. На голове его был шлем, в руках — щит и меч.
— Я здесь, отец! — звонко выкрикнул он и впился в Хольгер а зелеными злыми глазами. — Я, Ги, сын Ива де Лурвиля, хоть я еще не посвящен в рыцари, я обвиняю тебя во лжи и вызываю на бой.
Хольгер был тронут. Мальчик еще очень молод, но его храбрость делает ему честь.
«Не торопись делать выводы», — одернул он себя. Оборотень может производить самое выгодное впечатление до тех пор, пока его метаболизм не разбудит в нем жажду убийства. Он вздохнул и вложил меч в ножны.
— Я не хочу сражаться, — сказал он. — Если люди скажут, что не верят мне, я уйду.
Горожане беспокойно зашевелились. Многие спрятали глаза. Вдруг в дверях появился Одо: он расталкивал людей, прокладывая дорогу Алианоре.
— Дева-лебедь будет говорить! — крикнул он. — Дева-лебедь, которая спасла Люси! Тихо, вы, там, поберегите лбы, или они кое у кого треснут!
Наступила полная тишина, нарушаемая только лаем собак на улице. Хольгер заметил, как побелели костяшки пальцев Рауля, сжимающего копье. Какой-то коротышка в одеянии священника упал на колени, прижимая к груди распятие. Ги разинул рот. Сэр Ив отшатнулся, как человек, получивший удар в живот. Все взгляды были прикованы к Алианоре. Она стояла в центре зала, стройная и гибкая, и свет свечей мерцал в ее каштановых волосах.
— Кто-то из вас обо мне слышал, наверное, — начала она. — Я живу у озера Аррои. Не люблю хвалиться, но в городах, которые ближе к моему дому — в Тарнберге, Кромодню — вам расскажут, сколько заблудившихся детей я вывела из лесов и как заставила саму фею Меб снять заклятие с мельника Филиппа. Я знаю Хуги с детства и готова поручиться за него. А сэр Хольгер… Счастье для вас, что могущественнейший рыцарь, какого когда-либо знал мир, прибыл к вам именно в это время, чтобы освободить вас от волка, прежде чем тот успеет унести жизни многих. Будьте послушны ему — вот и все, что я вам хочу сказать.
Из толпы, ковыляя, вышел старик и, прищурив подслеповатые глазки, произнес в тишине:
— Ты что же хочешь сказать, что это — Защитник?
— Ну-ну… — попробовал возразить Хольгер, но старик продолжал:
— Защитник? Тот, кто вернется в час самой страшной напасти?.. Дед рассказывал мне эту легенду, но не говорил имени… Так это, выходит, ты, сэр рыцарь? Ты?
— Нет, — сказал Хольгер, но его никто не услышал. Все, казалось, заговорили сразу. Рауль с копьем наперевес рванулся вперед.
— Святое небо! Моим господином не будет тот, кто пожирает детей! — крикнул он.
Фродар взмахнул мечом, но без особого рвения. Удар пришелся по древку копья. Мгновением позже четверо мужчин уже прижимали оруженосца к полу.
Сэр Ив бросился на Хольгера. Датчанин едва успел выхватить меч и отразить удар. Ответным ударом он расколол щит сэра Ива. И следующим выбил у него меч. Двое горожан скрутили своему господину руки. Ги полез в атаку, но был остановлен пиками, целящими ему в грудь.
— Рауль, Одо, успокойте людей! — приказал Хольгер. — Не позволяйте никого обижать. Ты, ты и ты, — указал он на троих молодых горожан, — охраняйте вход. Никто не должен отсюда выйти. Хуги и Алианора, идите за мной.
Он вернул меч в ножны и зашагал в глубину дома. Перпендикулярно главному залу шел коридор с резными деревянными панелями. Хольгер отворил крайнюю дверь и вошел в комнату, увешанную шкурами и гобеленами, траченными молью. Пламя свечей освещало лежащую на просторном ложе женщину. Прямые светлые волосы, милое лицо, болезненный румянец на щеках. Она прижимала ко рту платок и надсадно кашляла. «Грипп», — определил Хольгер.
Рядом с кроватью сидела девушка лет семнадцати. Безукоризненная фигурка, длинные светлые волосы, голубые глаза, маленький вздернутый носик и изумительно красивые губы. Она была одета в простое одноцветное платье, перетянутое пояском с золотой пряжкой.
Хольгер поклонился.
— Благородная дама и благородная девица, прошу извинить меня за это вторжение. Меня принудили к нему обстоятельства.
— Мы знаем, — нервно ответила девушка. — Я все слышала.
— Я имею честь говорить с дочерью сэра Ива, не так ли?
— Да. Мое имя Рембер, а это моя мать Бланшфлор.
Упомянутая дама трубно высморкалась и со страхом взглянула на Хольгера. Рембер нервно ломала пальцы.
— Я не могу поверить тебе, рыцарь, — продолжала она. — Ты утверждаешь, что один из нас… хищный зверь…
— След ведет сюда, — сказал Хуги.
— Значит, никто из вас не видел, как оборотень вошел сюда? — уточнил Хольгер.
Бланшфлор покачала головой. Рембер пояснила:
— Мы все были в разных комнатах. Ги в своей, я в своей, а мать спала здесь. Двери были заперты. Отец сидел в зале. Когда я услышала шум, я прибежала сюда, чтобы успокоить мать.
— Тогда выходит, что оборотень — сэр Ив, — сказала Алианора.
— Нет-нет! Отец? — испугалась Рембер. Бланшфлор закрыла лицо руками. Хольгер повернулся к двери.
— Идем дальше, — скомандовал он.
Комната Ги располагалась под лестницей, ведущей в башню, а Рембер — напротив, в противоположном конце коридора. И та, и другая оказались обставленными в полном соответствии со вкусами и интересами девушки и юноши их круга и возраста. Во всех комнатах имелись окна, выходящие во двор. Запах оборотня, по словам Хуги, витал здесь повсюду. Зверь, по-видимому, наведывался в эту часть дома из ночи в ночь. Правда, из этого не следовало, что все непременно должны были видеть его: он мог проникать через окно, когда все спали.
— Кто-то из них троих, — пробормотала Алианора.
— Ну да, — подтвердил Хуги. — Только из четверых. Их мать тоже может быть оборотнем. Здоровье возвращается к нему, когда он меняет шкуру.
Помрачневший Хольгер вернулся в зал. Рауль и Одо навели здесь образцовый порядок. Горожане стояли вдоль стен, Папиллон сторожил вход, сэр Ив и Ги сидели в высоких креслах, привязанные ремнями. Фродар, тоже связанный, лежал на полу. Священник бормотал молитву.
— Ну? Что? — Рауль подбежал к Хольгеру. — Кто из них носит проклятье?
— Пока не знаем, — ответила за него Алианора.
Ги плюнул в сторону Хольгера.
— Когда я увидел тебя без шлема, то сразу подумал, что ты мало похож на рыцаря, — язвительно проговорил он. — А теперь, когда ты ворвался в покои беззащитных женщин, я знаю, что ты не рыцарь, наверняка.
В зал вошла Рембер. Подойдя к отцу, она поцеловала его в щеку, потом обвела взглядом зал и сказала:
— Вы все хуже зверей, вы, поднявшие руку на своего господина!
Одо покачал головой.
— Нет, девица, — сказал он. — Господин, который не заботится о своих людях, это не господин. У меня дома маленькие дети, и я не хочу, чтобы их сожрали живьем.
Рауль ударил копьем в пол.
— Волк должен умереть сегодня! — возвестил он. — Назови нам его имя, сэр Хольгер! Его или ее имя. Назови имя волка!
Хольгер промычал что-то невразумительное. От волнения у него пересохло во рту.
— Но мы не можем сказать! — воскликнул Хуги.
— Тогда… — Рауль обвел пленников пасмурным взглядом. — Может, зверь признается сам? Я обещаю ему легкую смерть: удар в сердце серебряным ножом.
— Обойдемся и железным, — продолжил Одо. — Ведь он в человеческом облике. Отвечайте. Я не хотел бы прибегать к пыткам.
— Если никто не признается, та придется умереть всем, — заключил Рауль. — Священник здесь — он исповедует.
Ги заскрипел зубами. Рембер окаменела. Из глубины дома донесся сухой кашель Бланшфлор. Ив, казалось, впал в забытье. Вдруг он тряхнул головой и сказал:
— Ладно. Это я оборотень.
— Нет! — крикнул Ги. — Это я!
Рембер усмехнулась.
— Они оба лгут. Настоящий оборотень — это я, добрые люди. Но не убивайте меня, ведь достаточно будет хорошенько меня стеречь — до тех пор, пока я не уеду отсюда к своему жениху в Вену. Там, далеко от Фейери, я буду за пределами сил, которые принуждают меня к превращениям.
— Не верьте ей! — крикнул Ги.
Ив затряс головой и замычал, как от зубной боли.
— Так дело не пойдет, — сказал Рауль. — Мы не можем допустить, чтобы оборотень ушел живым. Отец Вальдебрун, ты готов причастить членов этой семьи?
Хольгер достал меч и заслонил собой пленников.
— Пока я жив, здесь не прольется кровь невинного, — услышал он металлический голос, в котором с удивлением узнал свой собственный.
Кузнец Одо сжал кулаки.
— Я не хотел бы обижать тебя, сэр, но если это понадобится для блага моих детей, я это сделаю.
— Если ты Защитник, — прозвучало в толпе, — то назови нам имя врага.
Снова настала напряженная тишина. Хольгер чувствовал, как сверлят его спину три пары глаз. Он должен найти ответ. Но как? Он не гений и не пророк, он всего лишь прагматик-инженер. Правда, теперь он не может, как когда-то раньше, дать голову на отсечение, что все на свете вопросы можно решить с помощью одного только здравого смысла. Однако… эту загадку, кажется, можно… Он не детектив, но и оборотень не был профессиональным преступником. Если… И вдруг ослепительно сверкнула истина.
— Да! Слава Богу, да! — воскликнул он.

Кто убийца оборотень?

Играть предлагаю в открытую. Сама игра, понятно, для тех, кто с романом не знаком (или знаком, но не помнит этот эпизод). Текст, разумеется, можно найти в Интернете, но понятно, что никто жульничать не будет :)
Нет ничего невозможного. Не говорите так. Меня это раздражает.
Августус С. Ф. К. Ван Дузен, Д.Ф., Д.П., Л.К.О., Д.М., и пр., и пр.

За это сообщение автора Doctor Nemo поблагодарили: 2
buka (08 авг 2019, 07:31) • DeMorte (07 авг 2019, 22:31)
Рейтинг: 13.33%
 
Аватар пользователя
Doctor Nemo
Ветеран
Ветеран
 
Автор темы
Сообщений: 1068
Стаж: 47 месяцев и 13 дней
Карма: + 24 -
Откуда: Гомель, Беларусь
Благодарил (а): 388 раз.
Поблагодарили: 734 раз.


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Кто просматривал тему Кто просматривал тему?