Элементарно, Ватсон!
Добро пожаловать на форум «Клуб любителей детективов» . Нажмите тут для регистрации

  • Объявления администрации форума, интересные ссылки и другая важная информация
КЛУБ ЛЮБИТЕЛЕЙ ДЕТЕКТИВОВ РЕКОМЕНДУЕТ:
АЛЬТЕР П. БЕРКЛИ Э. БУАЛО-НАРСЕЖАК БЮССИ М. ДИВЕР Д. КАРР Д.Д. КВИН Э. КОБЕН Х. КОННЕЛЛИ М. КРИСТИ А.

В СЛУЧАЕ ОТСУТСТВИЯ КОНКРЕТНОГО АВТОРА В АЛФАВИТНОМ СПИСКЕ, ПИШЕМ В ТЕМУ: "РЕКОМЕНДАЦИИ УЧАСТНИКОВ ФОРУМА"

АЛФАВИТНЫЙ СПИСОК АВТОРОВ: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


  “ДЕТЕКТИВ — ЭТО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ ЖАНР, ОСНОВАННЫЙ НА ФАНТАСТИЧНОМ ДОПУЩЕНИИ ТОГО, ЧТО В РАСКРЫТИИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ ГЛАВНОЕ НЕ ДОНОСЫ ПРЕДАТЕЛЕЙ ИЛИ ПРОМАХИ ПРЕСТУПНИКА, А СПОСОБНОСТЬ МЫСЛИТЬ” ©. Х.Л. Борхес

“Дай мне шанс”

Модераторы: киевлянка, Роджер Шерингэм

“Дай мне шанс”

СообщениеАвтор Клуб любителей детектива » 18 авг 2017, 21:15

  Д.Л. ЧАМПИОН
  ДАЙ МНЕ ШАНС
  LET ME LIVE
  © by D’ARCY LYNDON CHAMPION
  1st ed: Flynn's Detective Fiction, September 1944

  © Перевод выполнен специально для форума "КЛУБ ЛЮБИТЕЛЕЙ ДЕТЕКТИВА"
  Перевод: Виктор Краснов
  Редактор: Ольга Белозовская.
  © 18 авг 2017. Клуб Любителей Детектива


!
  Весь материал, представленный на данном форуме, предназначен исключительно для ознакомления. Все права на произведения принадлежат правообладателям (т.е согласно правилам форума он является собственником всего материала, опубликованного на данном ресурсе). Таким образом, форум занимается коллекционированием. Скопировав произведение с нашего форума (в данном случае администрация форума снимает с себя всякую ответственность), вы обязуетесь после прочтения удалить его со своего компьютера. Опубликовав произведение на других ресурсах в сети, вы берете на себя ответственность перед правообладателями.
  Публикация материалов с форума возможна только с разрешения администрации.


  Внимание! В топике присутствуют спойлеры. Читать обсуждения только после прочтения самого рассказа.

   LET ME LIVE by D’ARCY LYNDON CHAMPION (NV) DOUBLE DETECTIVE, DEC 1938; HIGH ADVENTURE #70, 2003


━━━━❰ГЛАВА 1: ЗАПОЙ❱━━━━

  Было уже немного за полночь, когда открылась дверь, и метрдотель просунул голову в мой кабинет. Метрдотель широко ухмылялся.
  — Вы сегодня неплохо заработаете, — сказал он. — Да и мне уже перепало двадцать баксов чаевых.
  Я поднял глаза от гроссбуха, цифры в котором просто удручали.
  — Кто нас посетил? — спросил я. — Ага Хан[1] или Санта-Клаус?
  — Оба сразу, — ответил Луис. — Джордж Дин.
  От удивления я присвистнул и вскочил на ноги. Джордж Дин не обладал сокровищами Ага Хана; не отличался он и бескорыстием, свойственным Санта-Клаусу. И, тем не менее, он был ближе к этим двум персонажам, чем к кому-либо другому. Состояние Джорджа Дина исчислялось несколькими миллионами долларов, а стоило ему затеять один из своих периодических пьяных кутежей, как он начинал сорить деньгами подобно конгрессмену, транжирящему государственные средства.
  — Неплохо, — заметил я. — Он может оставить у нас пару кусков. Что он заказал?
  — “Вдову Клико”, одиннадцатого года.
  — После третьей бутылки подайте ему виски “Gold Seal”. По цене “Вдовы Клико”. Он ни за что не заметит разницы.
  — Не беспокойтесь, — ухмыльнулся Луис. — Я прошел школу “спикизи”[2]. Раскручу его по полной.
  Лысая голова метрдотеля исчезла за дверью. Я захлопнул гроссбух и потянулся. Чек Дина должен был покрыть весь наш месячный дефицит. Чтобы отметить это событие, я спустился в бар и заказал виски с содовой.

  Учитывая, что это был четверг (не самый лучший день недели), дела обстояли не настолько мрачно. На танцплощадке топталось с десяток пар, и половина столиков была занята. В зале был всего один репортер светской хроники — из тех, кого мы пускаем к нам бесплатно; и, поскольку недавно он приобрел себе язву желудка, я решил, что мы могли бы удержать его подольше при помощи бутылки бренди.
  Дин сидел в углу, прямо у оркестра. Он был один; потягивал коктейль, состоящий на треть из коньяка и на две трети из шампанского. Пил он с серьезным выражением лица и без видимого удовольствия. Три или четыре раза в год Дин ставил себе целью напиваться до такой степени, чтобы после этого уходить в крутейший запой.

  Я уже выпил половину своей второй порции виски, когда заметил Мэнни Слейда, его девушку и “Здоровяка” Слайго, сидевших в центре зала. Мэнни был крутым парнем. До 1933[3] года он подпольно торговал пивом. Понятно, что больше он уже не мог промышлять этим делом, но доходы у него были такие, что позволяли ему жить на широкую ногу. На данный момент никто точно не знал, чем он занимался. Да никто, собственно, и не рисковал спрашивать его об этом.
  Слайго в точности соответствовал своему прозвищу. Он избивал тех, кого Мэнни не хотел убивать. Они с Мэнни были неразлучными спутниками. Они делили друг с другом все — кроме девушки. Рут Гаген принадлежала только Слейду. Последний человек, который усомнился в этом, теперь спокойно отдыхал в “Вудлоне”[4].
  Однако какого бы мнения о Слейде не были сыскари, он был, насколько я мог судить, неплохим человеком. В свое время он оказал мне несколько услуг; при этом он всегда действовал быстро, особенно если знал, что благодарность не заставит себя ждать.
  Я приказал принести им бутылку за счет заведения, допил свой виски и вернулся в кабинет. Долго сидел за столом, предвкушая, как буду тратить деньги, когда Дин оплатит счет.
  Я решил, что явлюсь домой с розами, вручу Дайне пятьсот долларов и скажу, чтобы она собиралась в отпуск. Уже долгое время мы с женой не могли позволить себе простые радости жизни.

  Негромкий стук в дверь вывел меня из состояния мечтательности. Вошли Слейд и Слайго. Я встал и потянулся за коробкой с сигарами.
  — Привет, ребята. Закурите?
  Мэнни Слейд взял предложенную сигару. Слайго отрицательно покачал головой и открыл свой портсигар.
  — Спасибо за бутылку, Райкер, — сказал Мэнни. — Отличная выпивка.
  — Не стоит благодарности, — ответил я и снова сел за стол.
  Я отлично знал, что они не стали бы подниматься сюда по лестнице для того, чтобы просто выразить свою учтивость.
  — Что у тебя за дело, Мэнни?
  — Дин, — отозвался он. — Ты знаешь, что сейчас там внизу сидит Джордж Дин?
  — Знаю ли? — переспросил я. — А как ты думаешь, кто заплатит за ту бутылку, которую я вам послал?
  Мэнни кивнул.
  — Я так и подумал. Видимо, он оплатит вам аренду на несколько месяцев вперед.
  — Конечно, — сказал я. — Наверняка оплатит.
  Наступило долгое молчание. Говорить, в сущности, было не о чем. Пока я размышлял о том, какие еще козыри припасли в своих ладно скроенных рукавах мои посетители, заговорил Здоровяк.
  — С такими бабками, какие вы поимеете с Дина, — негромко сказал он, — вы сможете оплачивать гораздо больше расходов, чем только аренду.
  — Разумеется, — согласился Слейд. — Ты совершенно прав, Здоровяк.
  Снова наступило молчание. Чувство умиротворения как-то вдруг покинуло меня. Я решил взять быка за рога.
  — У тебя на уме какое-то выгодное дельце, Мэнни? — спросил я.
  — Возможно, ты знаешь, — ответил он, — что Дин занимается реорганизацией компании “Кардекс Ламбер”.
  Поскольку я уже прочитал вечерние газеты, то об этом я, естественно, знал. Дин занимался тем, что покупал компании, находящиеся на грани банкротства, реорганизовывал их и превращал в процветающие фирмы. Он был асом в этом деле. Причем таким асом, что известие о его связи с “Кардекс” привело к тому, что уже в полдень цена акций этой компании выросла сразу на восемь процентных пунктов.
  — Ну, — пробормотал я, — и какое это имеет отношение к нам?
  Слайго посмотрел на свои огромные кулачищи и слегка присвистнул. Мэнни наклонился в мою сторону с видом человека, который собирается сказать нечто очень доверительное.
  — Послушай, — произнес он, — предположим, что Дин не попадет утром на Уолл-стрит. Предположим, что он вообще не появится там пару дней.
  Внутри меня что-то напряглось. Но я сохранил бесстрастное выражение лица.
  — Допустим, — отозвался я. — Предположим, что он там не появится.
  Слайго поднял глаза и уставился на стену.
  — Это обязательно собьет цену акций, — заметил он.
  Я медленно кивнул.
  — Скорее всего, так оно и будет. Однако в моем кармане денег от этого не прибавится.
  — Почему нет? — пожал плечами Слейд. — В твой карман может упасть пять штук или даже больше; при условии, что Дин не покажется на Уолл-стрит в течение трех или четырех дней.
  Я поднялся. Я услышал все, что хотел услышать. Собственно говоря, я услышал даже больше того, на что рассчитывал. Мне просто нужно было четко уяснить мое собственное положение.
  — Мэнни, — сказал я, — я, конечно, не слишком соблюдаю законы. Я не паинька, но и не крутой парень. Я не заказываю дюжину бутылок шампанского, если не могу их оплатить. Я не раздаю фальшивые чеки, когда оказываюсь на мели. Да, бывает, что я вкладываю деньги в некоторые финансовые проекты, которые не одобряет Том Дьюи[5]. Но я не хочу рисковать своей шкурой, если речь идет о тяжком преступлении. А именно в эту категорию попадает похищение человека. Когда Дин покинет мое заведение, можете делать с ним все, что хотите. Я буду глух, нем и слеп. Да я уже и забыл все, о чем вы только что говорили. Но, как сказал один голливудский гений, “пригласите меня не участвовать в этом”[6].
  — Похищение? — изумленным тоном негромко проговорил Здоровяк. — Слушай, Мэнни, с чего это ему в голову пришла такая идея?
  — Думаю, мы как-то не очень точно выразились, — откликнулся Слейд тем же тоном, что и его прихвостень.
  У меня пересохло во рту. Когда парочка крутых парней начинает изъясняться в такой мягкой манере — жди неприятностей. Я начал ощущать беспокойство. Но, тем не менее, я молчал, стиснув зубы, и ожидал развития событий.
  — Послушай, — сказал Слейд, — Там, внизу, Дин накачивается шампанским и коньяком. За его столом Рути помогает ему в этом занятии. Скоро он совсем наклюкается. И не надо никого похищать. Ничего противозаконного и нелегального. Все, о чем мы тебя просим, это разрешения поместить его в отдельную комнату. Ему это даже будет приятно. Черт возьми, это ведь никакое не похищение.
  — Конечно, — поддакнул Здоровяк. — Он идет по своей собственной воле, понимаешь? Рути, Мэнни и я идем с ним. Как друзья, сечешь? Когда его бокал опустеет, мы будем ему подливать. С той страстью, с какой он пьет, мы можем держать его там неделю. И никто не будет знать, где он. Акции “Кардекса” упадут пунктов на двадцать.
  Дело начало проясняться.
  — А тем временем, — подхватил я, — вы, ребята, будете играть на понижение акций “Кардекс” и заработаете неплохие деньги?
  — Именно этим мы и будем заниматься, — согласился Мэнни. — И пять штук достанутся тебе.
  Я пораскинул мозгами. Естественно, лишние деньги мне бы не помешали. И дело казалось достаточно безопасным. Если Дин окажется в отдельной комнате по собственной воле, если он пробудет там с недельку, накачиваясь алкоголем, ко мне ни у кого не будет никаких претензий. Кроме того, Слейду опасно было говорить слово “нет”.
  — Ну, так что? — произнес Мэнни. — Ты с нами или нет?
  В его тоне чувствовалась неприкрытая угроза. Я откусил кончик сигары, зажег ее и затянулся.
  — Слева от кухни есть дверь, — сказал я. — Она ведет в маленький коридорчик, в конце которого находится отдельная обеденная комната. В ней одно окно, которое выходит в переулок позади дома. Можно поместить Дина в эту комнату.
  Мэнни Слейд поднялся.
  — Райкер, — сказал он, — ты разумный парень. Я всегда знал, что на тебя можно положиться.
  — Мэнни, — отозвался я, — ты должен пообещать мне одну вещь. Если вдруг каким-то чудом он протрезвеет и захочет уйти домой, вы должны его отпустить. Ни вам, ни мне не нужно обвинение в похищении человека.
  — Не беспокойся, — промолвил Слейд. — Мы не будем рисковать. Все, что тебе нужно сделать, это прислать десяток бутылок коньяка и ящик шампанского.
  Здоровяк открыл дверь.
  — И запиши все это на счет Дина, — сказал он.
  Когда они вышли, я мысленно отменил наш с Дайной отпуск за пятьсот долларов. Теперь мне грезилась Европа, куда мы поедем вместе с Дайной.
  
━━━━❰ГЛАВА 2: СТАРЫЕ СЧЕТЫ❱━━━━

  В пять минут пятого я выпроводил последнего пьяного за дверь и закрыл клуб. Из дальней комнаты доносились звуки кутежа. Однако я не стал туда заглядывать. Я поднялся наверх, позвонил Дайне и предупредил, что домой ночевать не приду. Потом разделся, улегся прямо в кабинете на диване и с удовлетворением подумал о том, что в эту ночь моя работа была на редкость удачной.
  Насколько я мог судить, мне перепало пять штук, а в уголовном кодексе не было такой статьи, которую можно было бы на меня повесить. Мэнни, его девушка и Слайго делали всю работу. Мне же оставалось только подсчитывать свою прибыль. Да, все было абсолютно законно и чисто. Я повернулся на бок и заснул сном праведника.

  Меня разбудил “Большой” Финн, который прибирался по утрам в нашем заведении. Он тряс меня за плечо, пока я, наконец, не разлепил сонные глаза.
  — Эй, — сказал он, — там внизу парень со значком.
  — Ага, — откликнулся я. — Налей ему выпить и пошли куда подальше.
  — Он не хочет пить. Он хочет видеть вас. Говорит, его зовут Уэлдон.
  Я выругался и сел.
  — Ладно. Скажи ему, что я сейчас спущусь.
  Я сполоснул лицо холодной водой и подумал, какого черта Дику Уэлдону захотелось увидеть меня в столь ранний час. Хотя мы знали друг друга уже лет двадцать, мы не были приятелями. Напротив, мы даже старались не общаться, если этого можно было избежать.

  Когда мне было десять, а Уэлдону — на два года меньше, между нами началась вражда, которая не прекратилась до сих пор. Он рос серьезным, начитанным ребенком; я же всегда возился с уличной шпаной. Однажды он крепко отлупил меня за кражу пары бананов с магазинного лотка. Даже в те детские годы Уэлдон всегда был на стороне закона и порядка.
  Драка между нами длилась больше часа. В результате у меня были жуткие синяки под глазами, три выбитых зуба и кровотечение из носа. Но я вышел победителем. Уэлдон же потерял сознание. Потом он еще три дня провалялся в постели.
  Наша с ним вражда началась в детстве и никогда не ослабевала. Мои представления о жизни были реальными и практичными. Я рано понял, что если не позабочусь о себе сам, никто обо мне не позаботится. Уэлдон, наоборот, был искренним идеалистом. В двадцать один год он пошел служить в полицию, а я в это время зарабатывал пятнадцать долларов в день, работая курьером у букмекеров.
  Он меня откровенно презирал; я отвечал ему взаимностью. Он считал меня мелким жуликом, а я его — придурком, горбатившимся за пятьдесят долларов в неделю. Может быть, он и забыл то свое давнее поражение, но ему, конечно же, никогда не забыть мою победу, которую я одержал над ним два года назад. Всерьез мы с ним сталкивались дважды. И оба раза я побеждал. Но я также знал, что если где-то в мире и был человек, который определенно мог меня превзойти, то это был Дик Уэлдон.

  Я оделся и решил спуститься вниз по служебной лестнице. В коридорчике, ведущем к отдельной комнате, я столкнулся с Мэнни.
  — Внизу легавый, — предупредил я его.
  — Черт, это не может быть из-за Дина, — нахмурившись, произнес он. — Дин в отключке. Никто не знает, где он.
  Я пожал плечами и сказал:
  — Это Уэлдон. Наверное, по другому делу. Видимо, хочет прижать меня за какие-нибудь нарушения. Я с ним поговорю. Если хочешь, приложи ухо к двери и послушай.
  Мэнни последовал за мной по коридору, но остался за дверью, а я прошел через танцплощадку к барной стойке. Уэлдон сидел на одном из моих хромированных табуретов по семьдесят долларов за штуку.
  — В чем дело? — спросил я. — Полиция страдает от бессонницы? Еще даже нет половины одиннадцатого.
  Уэлдон сполз с табурета и посмотрел на меня так, словно я был каким-нибудь рвотным средством.
  — Райкер, — произнес он, — где Дин?
  Его слова меня испугали. В животе возникло неприятное ощущение. Я решил потянуть время.
  — Дин? — переспросил я. — Ну-у, он точно в Чикаго. И, как писал вчера в газете Джо Уильямс, он собирается провести неплохой сезон. Мне нравится, как “Львята”…
  — Хватит паясничать, — оборвал меня Уэлдон. — Я имею в виду Джорджа Дина, а не “Диззи”[7].
  Я зашел за барную стойку и налил себе выпить. Потом поставил стакан и посмотрел прямо в глаза Уэлдону.
  — Почему ты думаешь, что я знаю, где Джордж Дин?
  — Он был здесь вчера вечером, — сказал Уэлдон. — И он не выходил отсюда, пока вы не закрылись. Я проверил. А сегодня с утра партнеры никак не могут его найти.
  — Бывает, что пьяницы забредают в самые неожиданные места.
  — Его нигде нет. Вся полиция его ищет. Я в курсе, что он был у вас вчера вечером. И решил посмотреть, может, он все еще здесь.
  — У тебя ведь имеется ордер? — спросил я.
  По выражению его лица я понял, что ордера у него не было. Я подумал о причитающихся мне пяти штуках и решил играть до конца.
  — Слушай, Уэлдон, — сказал я. — может быть, я и наивный идеалист, но мне кажется, что даже коп должен иметь понятие о справедливости и порядочности. Если я и устроил тебе взбучку двадцать лет назад, это не дает тебе права все время меня преследовать. Ты все никак не можешь забыть ту драку?
  Уэлдон сунул в рот сигарету и раскурил ее.
  — А ты злопамятный, — сказал он. — Я уже давно про это забыл. Сейчас я ищу Джорджа Дина. Только и всего. Ни о чем другом я не думаю.
  — Конечно, не думаешь, — саркастично отозвался я. — И, наверное, о Дайне не вспоминаешь? Я до сих пор жду от тебя поздравительную телеграмму по поводу нашей с ней свадьбы.
  Как я и предполагал, это его задело. Уэлдон побледнел. Его скулы сжались, в глазах появилось выражение боли.
  — Райкер, — произнес он сдавленным голосом, — только такая гнида, как ты, может говорить об этом. Давай оставим Дайну в покое. Давай забудем все, что было в детстве. Я ищу Джорджа Дина и хочу осмотреть твое заведение. Вот и все.
  — Нет ничего проще, — усмехнулся я. — Все, что тебе нужно, это выйти на улицу и поймать такси. Потом поехать в офис окружного прокурора. Тот скажет тебе, как найти судью, которого ты убедишь в том, что у тебя есть веские основания предполагать, что Джордж Дин незаконно находится в помещении “Клуба 77”. Судья даст тебе такую красивую бумажку, которая называется ордером на обыск. Ты принесешь ее сюда и вручишь мне. Тогда уже и начнешь искать. Видишь, как все просто?
  Уэлдон зло глянул на меня. Потом вдруг улыбнулся и пожал плечами.
  — Райкер, — сказал он, — ты дурак. Почему ты никак не повзрослеешь?
  В его тоне прозвучали покровительственные нотки. И это мне не понравилось.
  — Кто бы говорил, — раздраженно отозвался я. — Мне кажется, это ты сущее дитя, на которого я бесцельно трачу свое время. Ты всего лишь сержант с жалованьем в тридцать пять сотен. И это все, чего ты смог добиться.
  Его улыбка стала еще шире.
  — Ты совсем не изменился. Такой же вспыльчивый, как в десять лет. Такой же крутой. Такой же пронырливый. Слишком хитрый, чтобы работать, как все нормальные люди. Хотя на самом деле ты просто полный придурок. Взять хотя бы то, как ты облажался с этим Дином.
  Я навострил уши.
  — Ну-ну, — осторожно пробормотал я. — О чем это ты?
  — В общем, — продолжал Уэлдон, — как я понимаю, ты не похищал Дина. Тебе для этого не хватило бы смелости. Скорее всего, ты его просто напоил до беспамятства. Твоей единственной целью было держать его подальше от людей “Кардекса” до тех пор, пока их акции не упадут настолько, чтобы ты мог вновь их скупить по дешевке.
  Я уставился на него. Я и представить не мог, что у Дика Уэлдона котелок так лихо варит. Он попал прямо в точку. Не успел я опомниться, как он швырнул в меня еще одну гранату.
  — Но, как я уже сказал, Райкер, ты до сих пор все еще сосунок недоразвитый. Тебе, наверное, и в голову не могло прийти, что люди “Кардекса” могут временно вывести с биржи все свои акции. И они сделали это сегодня в девять тридцать утра, когда не смогли найти Дина.
  — Врешь, — неуверенно пробормотал я.
  Мысленно я проклинал Мэнни Слейда, который оказался таким дураком. Это все была его идея. И он должен был предвидеть такую ситуацию.
  — Я не вру, — отозвался Уэлдон. — Если сомневаешься, позвони своему брокеру. В данный момент ты не сможешь ни за какие деньги ни купить, ни продать акции “Кардекса”. Ну, что, ты позволишь мне поискать здесь Дина или будешь настаивать на ордере?
  Я пожал плечами. Неприятно было проигрывать Уэлдону. На этот раз он меня побил. Мои пять штук испарились как дым. Хотя еще не все потеряно. Правда, Дин по-прежнему находился в моей обеденной комнате. Но ведь мои действия ничем не нарушали законов Соединенных Штатов.
  — Твоя взяла, Уэлдон, — сказал я. — Иди и забирай его. Он в дальней комнате. В доску пьяный. Но он свободный, белый и пушистый. Он пришел туда сам, по своей воле. И я тут ни при чем.
  Уэлдон кивнул.
  — Мне нужен только Дин, — сказал он. — Веди меня к нему.
  Я прошел через комнату к двери возле кухни. Я был зол. Впервые в жизни Уэлдон поставил меня в дурацкое положение, и мне это совсем не нравилось. Я был зол на него; я был зол на Слейда. Да уж! Мэнни оказался тем еще стратегом! Мог бы предположить, что люди “Кардекса” выкинут нечто подобное.
  Я распахнул дверь и посторонился, давая возможность Уэлдону пройти.
  — Последняя дверь налево, — сказал я. — Там Дин пьянствует с друзьями.
  — Еще бы, — саркастически заметил Уэлдон. — С друзьями! Готов поспорить, там собрались одни университетские профессора.
  Он был очень самоуверен. Но я ведь ничего не мог поделать. Ох, уж этот Мэнни Слейд. Что бы он сказал на это? Я остался стоять в конце коридора, в то время как Уэлдон протопал к двери в отдельную обеденную комнату. Он распахнул ее, не удосужившись даже постучать.
  Остановившись на пороге, он стал вглядываться внутрь комнаты. На лице Уэлдона появилось странное выражение. Потом он повернулся ко мне и сказал:
  — Ты придуриваешься, Райкер? Ты или совсем идиот, или гораздо умнее, чем я думал.
  Мне стало как-то очень не по себе. Я прошел по коридору и заглянул в комнату поверх плеча Уэлдона. Комната была пуста. 
  
━━━━❰ГЛАВА 3: УМНИК❱━━━━

  На столе стояла наполовину опустошенная бутылка. С десяток пустых бутылок валялось на полу. На серебряном подносе было четыре бокала, и лежал все еще тлеющий окурок сигареты. Рядом с открытым окном находился опрокинутый стул; краска на подоконнике была поцарапана.
  — Ну? — промолвил Уэлдон, и я кожей мог почувствовать пронзительный взгляд, которым он наблюдал за мной. — И что ты на это скажешь?
  Я помедлил с ответом, Собственно, сказать-то мне было нечего. Во мне боролись два противоречивых чувства: с одной стороны, безумный гнев на Мэнни Слейда, с другой — парализующий страх.
  Не требовалось большого ума, чтобы догадаться, как Мэнни провернул это. Несомненно, он подслушал наш с Уэлдоном разговор снаружи. Он — так же, как и я, — понял, что наши надежды быстро срубить деньжат на рынке акций потерпели крах. Но, пока я пасовал и сбрасывал карты представителю власти, Мэнни решил остаться в игре.
  Все начиналось вполне невинно, и законы, в общем-то, не нарушались. Но теперь Мэнни буквально выбросил в окно “Акт Линдберга”[8]. То, что вчера вечером было всего лишь невинной аферой, сегодня утром превратилось в мерзкое похищение.
  — Ну, что? — снова подал голос Уэлдон. — Здесь будешь говорить или в Управлении?
  Я сглотнул и заставил себя ухмыльнуться. Потом я громко рассмеялся.
  — Поражаюсь тебе, фараон, — сказал я. — Дин ушел от нас в половине пятого утра. Я же просто тебя разыгрывал. Ты и вправду думал, что зацапал меня?
  Он посмотрел на меня долгим, внимательным взглядом.
  — Я ни в коей мере не считаю, что тебе удалось ускользнуть, — сказал он. — Ты уже давно ходишь по краю, Райкер. Думаю, на этот раз ты переоценил свои способности.
  — Послушай, — как можно более возмущенно произнес я, — ты что, не можешь признать того факта, что над тобой подшутили? Дин не был здесь с раннего утра. А в эту комнату он вообще никогда не заходил.
  — Никогда не заходил? — усомнился Уэлдон. — Но кто-то был здесь всего несколько минут назад. Вон, окурок еще тлеет.
  — Ну и что из этого? — проворчал я. — Наверное, уборщик Финн курил.
  — Возможно, — промолвил Уэлдон. — Я проверю. Если Дин все же был в этой комнате, ты поедешь со мной.
  — Как ты проверишь?
  — Бокалы. На них должны быть отпечатки пальцев. Я проверю эти бокалы.
  Я почувствовал холодок в спине и схватился за последнюю соломинку.
  — Не надо мне рассказывать, что у вас в Управлении есть отпечатки пальцев Дина. Он уважаемый гражданин.
  — Но я могу их получить. Их можно раздобыть у него дома или в его офисе. И я легко все проверю. К тому же есть вероятность того, что отпечатки пальцев его собутыльников у нас уже имеются.
  Я просто стоял перед ним как дурак. Это был один из немногих моментов в моей жизни, когда я не знал, что ответить. Наконец, я сказал:
  — Ну, и что теперь? Ты меня арестуешь?
  Уэлдон медленно покачал головой.
  — Нет, — произнес он, — сначала я проверю отпечатки. Я не хочу арестовывать тебя, Райкер, пока в этом не возникнет необходимости.
  — Учитывая, что ты ничего не нашел, это очень мило с твоей стороны, — язвительно заметил я.
  Уэлдон посмотрел мне в глаза.
  — Я тебе одолжения не делаю, — веско сказал он.
  Последнее замечание Уэлдона заставило меня почувствовать себя серой мышкой. Очень неприятно, когда тебе делают поблажки ради твоей жены. Уэлдон долго смотрел на меня пристальным взглядом. Мне было некомфортно; я нервничал. Я стоял, как на сцене в лучах софитов, и прекрасно это понимал. И я не знал, как мне себя вести.
  Уэлдон вздохнул. Казалось, он о чем-то размышляет. Потом он заговорил, и в его голосе были слышны примирительные нотки:
  — Райкер, — сказал он, — господь свидетель, я не питаю к тебе никаких братских чувств. И, тем не менее, я не верю, что ты закоренелый преступник. Как я уже сказал, я считаю тебя просто великовозрастным ребенком. Неважно, что ты думаешь об этом, но у меня нет желания видеть, как ты сгниешь в тюрьме, куда можешь угодить на двадцать лет.
  — Интересная мысль, — отозвался я. — И что дальше?
  — Мне кажется, я все правильно просчитал, — сказал Уэлдон. — Зная тебя, я не думаю, что ты решился бы похитить Дина. Скорее всего, дело обстояло так, как я тебе уже изложил. Ты намеревался подержать его здесь день или чуть больше, чтобы успеть провернуть махинацию на бирже. Перед тем как мы с тобой увидели, что Дина нет, ты сам проговорился, сказав, что все было чисто и законно.
  — Как все у тебя здорово получается, Уэлдон. И ты действительно думаешь, что Лиззи Борден их всех убила?[9]
  Он сделал вид, что меня не слышит.
  — Тебя предали, Райкер. Это вполне очевидно. Твои дружки, которые тут пьянствовали с Дином, услышали, как я тебе говорил о том, что акции “Кардекса” выведены с торгов. Им не понравилось, что прибыль уплывает из рук, и они похитили Дина. Это ставит тебя в скверное положение.
  Ну, этого он мог бы мне и не говорить. Я уже и сам понял, что сгоряча схватил, как говорится, совершенно пустой мешок.
  — Предлагаю тебе сделку, — продолжал Уэлдон. — Я сделаю все возможное, чтобы ты остался в стороне. Взамен ты мне все расскажешь.
  — Что, например?
  — Например, подтвердишь, что моя версия о том, что ты с дружками держал здесь Дина со вчерашнего вечера, правильная. А если так, то ты мне скажешь их имена — тем более что твои дружки все равно тебя подставили. Расскажи мне все подробности, и мы с тобой договоримся.
  — Это каким же образом? И почему ты вдруг решил стать для меня Санта Клаусом?
  Уэлдон оценивающе посмотрел на меня.
  — Не для тебя, — процедил он. — И ты это знаешь.
  Конечно же, я знал, и мне это очень не нравилось. Уэлдон меня терпеть не мог, но зато он любил Дайну. Он был просто в шоке, когда она вышла за меня замуж. Все его благородные жесты были рассчитаны на нее, а не на меня. Ну, а мне было проще разобраться со всеми делами прямо здесь, а не в полицейском управлении.
  — Мне скрывать нечего, — коротко отрезал я. — И я не прячусь за юбку Дайны. Мне все это надоело, и я согласен на ничью. Если ты занимаешься этим делом, то и занимайся им. А я буду решать свои проблемы. Так что, ты теперь доставишь меня в Управление?
  Уэлдон надолго задумался, потом покачал головой.
  — Ребята сначала проверят эти бокалы. Но, для твоей же пользы тебе лучше находиться там, где мы сможем легко тебя найти.
  — Я буду или здесь, или дома, — сказал я. — Говорю же тебе, я чист. Мне вовсе не нужно никуда убегать.
  Уэлдон начал аккуратно собирать бокалы, а я поднялся в свой кабинет.

  Я закрыл дверь и уселся за стол. Потом я мысленно послал Мэнни Слейда и Здоровяка так далеко, что, если бы мое желание сбылось, они бы уже жарились в преисподней на сковородке. Мои последние слова, которые я сказал Уэлдону, были не более чем пустым трепом. В своих глазах я действительно был чист, но как посмотрит на это жюри присяжных? Фактически я был прямым соучастником и с точки зрения закона вполне мог схлопотать двадцать лет.
  Насколько я понимал, выход у меня был только один. Надо успеть найти и Слейда, и Дина до того, как эксперт по отпечаткам представит Уэлдону истинную картину.
  Это будет нелегко. Несомненно, Мэнни, Здоровяк и девушка вытащили Дина через окно, пока мы с Уэлдоном разговаривали. Также, вне всякого сомнения, большой зеленый автомобиль Мэнни был припаркован неподалеку. Следовательно, теперь они на полной скорости удалялись в какое-то тайное укрытие, откуда могли бы вести переговоры о выкупе.
  А тем временем Уэлдон собирает улики, которые могут означать конец карьеры Ронни Райкера. Откровенно говоря, мне было страшно. То, что говорил Уэлдон, было во многом правдой. Я уже давно ходил по краю. Но я старался никогда не нарушать закон. Возможно, Уэлдон был прав, когда обозвал меня сосунком. Сейчас мне больше всего на свете хотелось получать свои скромные пятьдесят долларов в неделю и спокойно сидеть на месте вместо того, чтобы подпрыгивать на раскаленной сковородке, на которой я вдруг оказался.

  Я выкурил бесчисленное количество сигарет и три часа ходил по кабинету из угла в угол. Но ничего умного не придумал. Наверное, все-таки надо было принять предложение Дика Уэлдона. Сдать ему Слейда, и дело с концом. Но теперь уже поздно думать об этом.
  Еще с полчаса я ходил по кабинету и курил. Тут мне вдруг пришла в голову мысль, что, возможно, мне не придется провести остаток жизни в тюрьме. Уэлдон, при всей своей нелюбви ко мне, был честный и справедливый малый, который держит свое слово. К тому же он не хотел неприятностей Дайне. Ну, а я был в полном тупике, и у меня не осталось выбора.
  Я сел за телефон и уже начал набирать номер полицейского управления, когда в кабинет без стука вошел Пен Сандерс.

  
━━━━❰ГЛАВА 4: ВСЕ ХУЖЕ И ХУЖЕ❱━━━━

  Раздосадованный, я положил трубку, поднял глаза и рявкнул:
  — Чего тебе надо?
  — В общем, это… — проговорил он. — Я за тобой.
  Я был не в настроении разгадывать загадки, но постарался сохранить самообладание.
  — Послушай, — терпеливо сказал я. — Не паясничай. Я занят, как черт. Чего ты хочешь?
  Пен Сандерс вздохнул, сунул руку в карман пальто, а когда вынул ее оттуда, я увидел перед собой дуло автоматического пистолета. Я прищурился. Мой мозг отказывался что-либо понимать.
  — Я думал, что ты работаешь с Уотерменом, — сказал я. — Зачем эта пушка?
  — Затем, — негромко ответил он, — что ты пойдешь со мной, нравится тебе это или нет. Давай-ка, шевелись.
  — Да послушай же, Пен…
  — Заткнись, пожалуйста, — перебил меня Сандерс. — Мы уходим.
  Я еще раз взглянул на пистолет и решил, что Сандерс прав. Мы уходим. Хотя, убей меня бог, я не знал, почему. Я надел пальто и шляпу. Я никак не мог понять, что означало появление Пена Сандерса с его пистолетом. Мой разум словно застыл.

  Я знал Пена Сандерса уже лет десять, из которых два года он провел в тюрьме. Это был, наверное, самый опытный мастер по подделке документов из тех, на кого имелось досье в Управлении полиции. “Пен” — это было прозвище, которое связывало Сандерса с его профессиональными умениями[10]. Но я раньше ни разу не видел его с пистолетом. У Сандерса была репутация тихого, спокойного парня, который никогда не выходил за пределы своей работы с фальшивыми документами.
  Когда мы стали спускаться по лестнице, он засунул пистолет обратно в карман, но и руку оставил там же. Я чувствовал, как стальное дуло прижимается к моей спине. Так мы вышли на улицу, где у обочины стоял черный автомобиль. За рулем сидел смуглый итальянец, которого я раньше никогда не видел. Пен открыл дверцу.
  — Забирайся, — сказал он.
  Я залез в салон. Сандерс сел рядом со мной. Дуло пистолета угрожающе выпирало через ткань его пальто. Сандерс кивнул шоферу, и автомобиль влился в уличный поток.

  Я сидел, забившись в угол сиденья, и думал о том, что все, похоже, сошли с ума. Во-первых, я оказался вовлечен в похищение человека и находился на подозрении как похититель. А теперь я еще и сам стал жертвой похищения. Вслед за этой “радостной” мыслью пришла другая; с момента появления Пена Сандерса это был первый луч хоть какого-то понимания происходящего.
  — Пен, — спросил я, — тебя ведь прислал Мэнни?
  Сандерс приподнял брови, слегка улыбнулся и кивнул. Внутри меня затеплилась искорка надежды.
  — Ну, тогда можешь расслабиться, — сказал я. — Тебе не нужна пушка, чтобы доставить меня к Мэнни Слейду. Черт, когда ты пришел, я как раз думал, как мне с ним связаться. Во всей Америке он единственный человек, которого я хотел бы видеть прямо сейчас.
  Пен пожал плечами, но пистолет не опустил.
  — Я не могу рисковать, — пробормотал он. — Это похищение, вообще-то, не мой профиль.
  Это было действительно так; и это меня крайне беспокоило. Почему Слейд и Здоровяк втянули в дело Сандерса? Если им нужен был обычный громила, чтобы просто привезти меня, то в городе было полно крутых ребят, гораздо лучше подходящих для этой работы, чем Сандерс.

  Автомобиль направлялся в самый бандитский район города. Я смотрел в окно, размышляя о ситуации. И тут до меня дошло — словно ушатом холодной воды окатили. В целом мире была лишь одна причина, по которой к этому делу привлекли Пена Сандерса. И от этой причины веяло холодным ужасом.
  В тот момент я почувствовал себя совсем разбитым. Я испытал такой приступ страха, какого никогда раньше не знал. Мне пришлось сделать над собой огромное усилие, чтобы как-то взять себя в руки. Мне понадобится вся моя воля, все мое красноречие, когда я буду говорить с Мэнни Слейдом.
  На набережной автомобиль резко затормозил. Сандерс распахнул дверцу и посмотрел на меня. Я вышел на тротуар и оказался перед трехэтажным жилым домом из красного кирпича.
  — Джоуи, ты знаешь, что делать, — не отрывая от меня взгляда, сказал Сандерс шоферу.
  Джоуи кивнул, и машина уехала.
  Сандерс взял меня за руку. Мы поднялись на крыльцо и вошли в грязный вестибюль кирпичного дома. Поднялись на второй этаж и остановились перед обшарпанной некрашеной дверью. Сандерс постучал костяшками пальцев четыре раза. В замке проскрипел ключ. Дверь открылась.
  — Добро пожаловать в наше уютное гнездышко, — произнес Здоровяк Слайго.

  Мы вошли в маленькую квартирку со смежными комнатами. В передней комнате сидел Мэнни Слейд. На столе перед ним стояла бутылка моего коньяка. Когда я вошел, Мэнни встал и улыбнулся.
  — Ну, Райкер, — сказал он, — я все-таки спас наши инвестиции.
  Внезапно меня охватила такая ярость, что даже страх куда-то временно пропал.
  — Мэнни, — воскликнул я, — вы сошли с ума! Вы просто спятили! Вам не выпутаться из этой истории и за тысячу лет.
  Мэнни поднял брови. На его губах заиграла странная улыбка, и мне не понравилось, как он при этом посмотрел на Слайго.
  — Здоровяк, ты это слышишь? — промурлыкал Слейд, — Мы спасаем ему его пять штук, а он говорит нам, что мы сошли с ума.
  — Неблагодарность, — покачал головой Слайго. — Мир полон неблагодарности.
  — Мэнни, — сказал я, — хватит ерничать. Мы все влипли. Что ты теперь собираешься делать?
  — Что делать? — переспросил Мэнни. — Ну, мы намерены вернуть деньги, которых люди “Кардекса” попытались нас лишить, когда вывели с торгов свои проклятые акции.
  — Вы все-таки сумасшедшие, — махнул я рукой. — Не понимаете, что из-за похищения вам теперь не выкрутиться?
  — Мы выкрутимся, — сказал Мэнни, приглаживая рукой волосы. — Нужно только все правильно организовать.
  Я вздохнул. Взывать к разуму Слейда было бесполезно.
  — Хорошо, — промолвил я. — И что нужно организовать?
  — Надо запросить пятьдесят тысяч за возвращение Джорджа Дина, — сказал Мэнни. — Все просто, не правда ли?
  — Нет, — ответил я. — Все не просто.
  — Почему?
  Я набрал в грудь воздуха и медленно произнес:
  — Потому, что вы не сможете вернуть Джорджа Дина. Его у вас нет.
  Мэнни сузил глаза. Здоровяк быстро пересек комнату и, остановившись передо мной, вперился в меня взглядом. Пен Сандерс вздохнул и отхлебнул из маленькой фляжки.
  — Что ты этим хочешь сказать? — спросил Слайго. — Где же, по-твоему, Дин?
  — Он мертв, — ответил я, не отрывая взгляд от Мэнни. — Убит.

  В комнате наступила тишина. Не просто отсутствие каких-либо звуков, а та наэлектризованная тишина, которая бывает перед взрывом бомбы.
  Я стоял, чуть расставив ноги, готовый мгновенно рухнуть на пол, если Мэнни потянется к своей пушке. Мои нервы были натянуты, как стальные струны. Слегка расслабился я лишь тогда, когда Мэнни отвел от меня взгляд и грозно уставился на Сандерса.
  — Пен, — ледяным голосом произнес Мэнни, — я говорил тебе держать рот на замке. Я говорил тебе…
  — Я ему ничего не сказал, — тихо откликнулся Сандерс.
  — Ему и не надо было ничего говорить, — заметил я. — Вы думаете, я полный идиот? Ты послал за мной Пена. Почему? Ты ведь никогда ничего не делаешь просто так. Пен занимается подделкой документов. Он никак не может быть связан с рэкетом или похищением. Когда я понял это, то догадался, что Дин — уже труп.
  — Догадливый, — негромко протянул Мэнни. — Мы даже не ожидали такого, а, Здоровяк? Ну, продолжай, Райкер. Выкладывай, что у тебя есть еще.
  — Ладно, — ответил я. — Все очень просто. Существует всего одна причина, по которой вам понадобился Сандерс с его навыками. Вам нужно подделать записку о выкупе. Вы, должно быть, нашли в карманах Дина какие-то записи, сделанные его рукой. Теперь же, когда он мертв, Сандерс должен подделать почерк Дина.
  Мэнни улыбнулся и покивал головой, как учитель, который поощряет лучшего в классе ученика.
  — А он весьма неглуп, Здоровяк, — сказал он. — Я рад, что мы взяли его в долю. Нам, безусловно, нужен такой человек, как он.
  У меня внутри все похолодело.
  — О чем это вы? — спросил я. — И зачем вы убили Дина?
  Мэнни пожал плечами.
  — Он сам напросился. Когда мы вытащили его из окна обеденной комнаты и посадили в машину, он стал кричать о кровавом убийстве. Никак не хотел умолкнуть. Пришлось его заткнуть.
  — К тому же, — добавил Слайго, — нас с ним ничего не связывает.
  — Нас? — не понял я.
  — Именно, — широко улыбаясь, промолвил Мэнни. — Нас. Посредником будешь ты, Райкер.

  Вот оно что. Он отрезал мне все пути отхода. Вот почему он послал за мной Сандерса. Я глубоко вздохнул. Посмотрел Слейду прямо в глаза и сказал:
  — Нет, Мэнни. Я вне игры.
  — Тебе лучше остаться, Райкер, — проговорил он. — Все уже закрутилось.
  — Что закрутилось?
  — Мы уже связались с адвокатами Дина. Фирму возглавляет его зять. Они согласились передать нам пятьдесят тысяч наличными сегодня в четыре часа дня. Мы уже указали тебя, как посредника. Ты отправишься в офис адвокатов с запиской, которую напишет Сандерс. Заберешь деньги и вернешься сюда.
  Я молчал. Но и Мэнни больше ничего не говорил. И тут я вдруг разглядел лазейку.
  — Мэнни, — сказал я, — тут вот какое дело. Ты понимаешь, что я не желаю в этом участвовать. Что помешает мне пойти в полицию, как только я выйду отсюда? Или что помешает мне взять эти пятьдесят тысяч и провести остаток жизни в Мексике?
  Мэнни посмотрел на Слайго. Потом его тонкие губы растянулись в победной улыбке.
  — Видишь, Здоровяк, — сказал он, — я же говорил тебе, что Райкер весьма неглуп. Говорил же, что это наш человек. Собственно, его услуги будут для нас настолько ценными, что я очень рад, что мы приняли все меры предосторожности, чтобы застраховаться от неожиданностей.
  — Меры предосторожности? — удивился я. — Какие еще меры?
  Мэнни многозначительно посмотрел на Слайго. Тот пригладил волосы на голове и скорчил гримасу.
  — Райкер, — медленно сказал он, — боюсь, тебе неприятно будет узнать об этом. Но если ты не будешь нервничать и хорошенько подумаешь, то поймешь, что это был единственный выход.
  У меня возникло нехорошее предчувствие. В горле пересохло, и я подумал, что следующие слова Мэнни станут кульминацией.
  — Ладно, Мэнни, — проговорил я и сам не узнал свой голос. — Пусть так. Что вы сделали?
  — Ну, что-о, — протянул он, — Рути и тот парень, который привез вас сюда, отправились к тебе домой, Райкер. Они ждут, когда я с ними свяжусь.

  Если бы я был тогда в философском настроении, то хладнокровно признал бы тот факт, что лучшим противоядием от страха является ярость. Черная слепая ярость. Все опасения, сомнения и тревоги были моментально отброшены. Мозг, как огнем, обожгла одна-единственная мысль.
  Дайна была в опасности! Эта мысль придала мне сил и смелости.
  Мне было наплевать, что Мэнни Слейд собственноручно убил с десяток человек. Мне было наплевать, что Здоровяк Слайго считался самым опытным и безжалостным громилой, который кулаками выбивал из людей долги. Я шагнул к Мэнни и от бедра провел неплохой такой свинг ему в челюсть.
  Суставы пальцев моего кулака хрустнули от соприкосновения с его скулой. Мэнни отшатнулся к стене. Я подскочил ближе и ударил еще раз. Потом я почувствовал, как пара мускулистых рук обхватила меня сзади и приподняла в воздух. Вслед за этим я полетел на пол, больно стукнувшись затылком о грязные доски. Оглушенный, я приподнялся и потряс головой, намереваясь встать и снова наброситься на Мэнни.
  Здоровяк стоял рядом со мной. Его огромные руки были похожи на лапы орангутанга. Глаза злобно сверкали. Из-за его спины выглядывал Мэнни, в руках которого я увидел автоматический пистолет. Лицо Мэнни было напряжено. Вниз по его щеке стекала тонкая струйка крови.
  Он прищурился. Его губы исказила злая гримаса. Дуло пистолета было направлено прямо мне в голову.
  Мой гнев прошел так же быстро, как и появился. Вернулось чувство страха. Я находился к смерти ближе, чем когда-либо. Я неподвижно лежал на полу, а в голове у меня замелькали обрывки молитв, усвоенных еще в детстве.
  Здоровяк Слайго поднял ногу, и его гигантский ботинок навис дюймах в шести над моим лицом. Не отрывая от меня злобного взгляда, Здоровяк разговаривал с Мэнни.
  — Ну, что? — спросил он. — Хватит с него?
Судя по успокоившемуся лицу Мэнни, с меня действительно было достаточно.
  — Отпусти его, Здоровяк, — сказал Мэнни. 
  
━━━━❰ГЛАВА 5: ПОСРЕДНИК❱━━━━

  Здоровяк помог мне подняться на ноги.
  — Мэнни, — прохрипел я, — что вы с ней сделали? Зачем вы ее втянули в это? Если она хоть чуть-чуть пострадает, я с вас не слезу — даже если потрачу на это всю оставшуюся жизнь.
  Мэнни вздохнул.
  — Не надо выходить из себя, — сказал он обиженным тоном. — Мы ничего ей не сделали. И мы не хотим, чтобы она пострадала.
  Он выдержал долгую паузу, а затем добавил:
  — Если…
  Я облизнул сухие губы.
  — Если что?
  — Давайте-ка сядем и все обсудим, — сказал Мэнни. — Если ты прислушаешься к голосу разума, Райкер, то поймешь, что мы просто вынуждены были так поступить.
  Он сел и налил себе выпить. Я остался стоять, ожидая продолжения.
  И продолжение последовало.
  — Видишь ли, — произнес Мэнни, — мы не очень надежно застрахованы. Даже ты задаешь резонный вопрос, будем ли мы уверены, что ты нас не кинешь и не сбежишь с деньгами. Поэтому Рут и водитель отправились к тебе домой. Сейчас они спокойно сидят рядышком с твоей женой. Но если ты не сделаешь то, что от тебя требуется, ей не поздоровится. Пока же ты будешь покладист, с ней все будет в порядке.
  — Что вам от меня нужно?
  — Сущие пустяки. Передаешь записку, которую написал Пен, зятю Дина. Берешь деньги и возвращаешься с ними обратно. Получаешь свою долю. Я отзываю Рут и Джоуи — и на этом все.
  — А если его зять уже связался с полицией? Что, если меня арестуют, как только я там появлюсь?
  — Этого не будет, — сказал Мэнни. — Они не будут связываться с полицией, пока не убедятся, что Дин жив и здоров.
  — Долго же им придется ждать, — саркастически заметил я.
  — Они же пока ничего не знают. Во всех случаях похищений семьи обычно держатся подальше от копов до тех пор, пока не заплатят выкуп. Так что, тут все схвачено.
  — Значит, мне нужно получить деньги, — уточнил я, — привезти их сюда, и тогда вы обещаете не трогать Дайну. Так?
  — Так, — кивнул головой Мэнни. — Я знал, что ты все поймешь правильно. Дело верняк. К тому же тебе совсем не о чем беспокоиться. Когда мы им позвонили, то сказали, что еще только собираемся связаться с тобой. Так что, они никогда не узнают, что ты тоже был замешан в похищении. 
  — Я в этом не участвовал, — напомнил я.
  — В любом случае, — сказал Мэнни, — ты ведь с нами, не так ли? Ты в деле?
  — А что мне еще остается? — пожав плечами, желчно ответил я.
  — Вот и славненько, — произнес Мэнни. — Я рад, что ты все понимаешь.
  Он протянул мне записку, которую состряпал Пен. Нацарапал на конверте адрес адвокатской конторы и проводил меня до двери. На пороге квартиры от фальшивой приветливости Мэнни не осталось и следа. Он посмотрел на меня своими маленькими глазками, и в его голосе прорезался металл.
  — Райкер, — сказал он, — ты умный парень. Но не старайся быть чересчур умным. Не придумывай ничего, что может мне навредить. В противном случае ты окажешься мертвее, чем сейчас Джордж Дин. Но сначала я убью твою жену. Это тебе понятно?
  Мне все было понятно. Иначе я бы уже через три минуты названивал в полицейское управление. Впервые в жизни я подумал о том, что сейчас для меня самой лучшей музыкой была бы трель полицейского свистка.
  Я вышел на грязную многолюдную улицу, поймал такси и поехал в центр.

  Когда я добрался до адвокатской конторы “Чедмаут и Нейлор”, было уже начало пятого. По дороге я останавливался, чтобы пропустить пару стаканчиков, но это, однако, не принесло успокоения моим нервам.
  Я решил, что раз уж я так глубоко увяз в этом деле, то единственное, что мне остается, это побыстрее сделать грязную работу, чтобы вызволить Дайну из лап приятелей Мэнни. Если после этого мне придется отвечать по закону — так тому и быть. Внутренне я уже был готов к подобному развитию событий.
  Девушка без малейшей задержки провела меня в кабинет Нейлора. Адвокат сидел за огромным письменным столом из красного дерева и буквально источал запах денег. Он не произнес ни слова, пока девушка не вышла. Потом Нейлор спросил:
  — Вы принесли письмо, мистер Райкер?
  Я ответил, что письмо у меня с собой и передал ему конверт. Пока Нейлор читал записку, меня охватил приступ паники. Если вдруг он заметит, что это была подделка в чистом виде, то он может сразу же позвонить копам. А что за этим последует, мне было хорошо известно.
  Но когда адвокат, медленно покивав головой, поднял на меня взгляд, я вздохнул с облегчением.
  — Деньги здесь, мистер Райкер, — сказал он. — Конечно, меня больше всего заботит, чтобы Джордж Дин вернулся в полном здравии. Деньги — ничто по сравнению с этим.


  — Ты будешь находиться с нами столько, сколько будет нужно, — сказал мне Мэнни.
  Здоровяк неприятно улыбнулся.
  — А может, и еще дольше, — пророкотал он.
  — Заткнись, — осадил его Мэнни. — Как я могу считать, когда ты тут болтаешь?
  Я подошел к столу. В бутылке еще оставалось на палец коньяка. Я допил его прямо из горлышка.
  После этого я сел и стал смотреть, как Мэнни считает деньги. Здоровяк стоял у двери и с издевательской усмешкой пялился на меня. Пен лениво развалился в кресле. Мэнни считал купюры, как заправский кассир в банке. Его губы при этом шевелились.
  Услышав реплику Слайго, я сразу понял ее значение. Мы все четверо знали, что из этой комнаты я живым не выйду. Внутри у меня все застыло и онемело. Я был в том состоянии, когда страх отступает, а нервы перестают реагировать на ощущения. Но, как ни странно, мой мозг работал как никогда четко. Мысли в голове возникали, словно не у меня, а у какого-то стороннего наблюдателя.
  Теперь я все понимал предельно ясно; странно, что до меня это не доходило раньше. В этом деле я был лишним. Кроме того, я был единственным человеком, у которого были контакты как с Нейлором, так и с полицией. С точки зрения Мэнни, опасно было оставлять меня в живых.
  Понятно, что если бы я выбрался отсюда, то все рассказал бы полицейским. Уж копы постарались бы взять меня в оборот. И Мэнни, конечно же, считал, что я обязательно расколюсь; что я расскажу все, что знал об этом деле.
  Мэнни собрал со стола все купюры и сложил их в кожаный портфель. 
  
━━━━❰ГЛАВА 6: ДАЙТЕ МНЕ ШАНС❱━━━━

  — Здесь вся сумма, — сказал Мэнни. — Мы поделим это позже.
  Он посмотрел на часы.
  — Через пару минут пора уходить отсюда.
  Меня он игнорировал напрочь. Никакого упоминания о пяти штуках, которые я должен был получить. Вся его нарочитая вежливость исчезла без следа. Они все относились ко мне так, словно я уже был трупом.
  — Мэнни, — произнес я. — Послушай-ка, Мэнни.
  Он медленно обернулся и посмотрел на меня. Здоровяк стоял за его спиной, у двери. Сандерс вяло дымил сигаретой.
  — Мэнни, как насчет Дайны? — спросил я. — Что ты собираетесь с ней сделать?
  — По дороге я позвоню к тебе домой, Райкер, — ответил Мэнни и, помолчав секунду, добавил с какой-то нежной интонацией. — У меня нет причин делать ей больно, Райкер. На этот счет можешь не беспокоиться.
  Я поверил ему. Теперь нет никакого смысла причинять ей вред. Мне стало немного легче на душе.
  Мэнни передал портфель Здоровяку. Пен встал, демонстративно подошел к окну и стал смотреть сквозь грязное стекло на улицу. Я понял, что он просто не хочет видеть того, что сейчас должно произойти.

  Внутри меня что-то надломилось. Мои нервы снова натянулись, как струны. Я чувствовал себя человеком, которого похоронили заживо. Эта комната была моей могилой. Смерть была тут, прямо рядом со мной. За стенами продолжалась жизнь, живая и яркая; там была Дайна; там был смех; там была любовь. Я не хотел умирать. Я хотел жить, жить. Я должен был жить!
  Я поднялся и почувствовал дрожь в коленях.
  — Мэнни, отпусти меня, — хрипло проговорил я. — Я буду держать рот на замке. Тебе не придется беспокоиться. Я не хочу умирать, Мэнни. Черт возьми, Мэнни, ты же меня знаешь. Я…
  — Послушай, Райкер, — перебил он меня таким тоном, словно укорял неразумного младенца, — ты же видишь, как все складывается. Тебе обо всем известно. Я не могу позволить, чтобы ты попал в руки копов. Если ты заговоришь, мы все трое окажемся на электрическом стуле. Ты же ведь все это понимаешь, Райкер.
  — Обещаю, что я не расколюсь. Они не услышат от меня ни слова. Обещаю, Мэнни. Я буду молчать. Я…
  — Нет, — отрезал Мэнни Слейд. — Обещания тут не помогут. И ты, Райкер, это знаешь. Я не могу дать тебе шанса. Ну что, Здоровяк, ты готов?
  Здоровяк сказал, что он готов, надвинул на голову шляпу и сунул портфель под мышку. Мэнни вытащил из наплечной кобуры автоматический пистолет. Пен Сандерс продолжал пристально смотреть в окно, как будто от этого зависела вся его дальнейшая жизнь.
  И тут — мне неприятно признаваться в этом — я заплакал. Я чувствовал, как теплые слезы катились по моим щекам. В горле стоял ком. В висках стучала кровь.
  Как будто сквозь толстый слой ваты, я слышал заботливый голос Мэнни.
  — В голову, Райкер. В голову. Ты даже не поймешь, что убит. Это не так больно. Словно тебя ударили дубинкой.
  Сквозь слезы, застилавшие мне глаза, я увидел, как поднялся ствол пистолета. Чуть дальше стоял Здоровяк и поглядывал на меня с сардонической ухмылкой. И вдруг где-то глубоко внутри во мне волной вздыбился инстинкт самосохранения. Даже если шансы составляют один к миллиону, человек в последний момент будет бороться за свою жизнь.
  Я прыгнул на Мэнни, как нападающий в американском футболе. Неожиданность моих действий застала его врасплох. Над моей головой прогремел выстрел. Я обхватил Мэнни руками за талию и повалил его на пол. Я слышал, как Мэнни закричал. Я слышал, как выругался Здоровяк, бросившийся на выручку боссу.
  Здоровяк обхватил меня руками сзади за шею и приподнял над полом, как кролика. Мэнни вскочил на ноги.
  — Ты, трусливая крыса, — прорычал он. — Теперь я буду стрелять тебе в живот. Это гораздо…

  Тут со стороны двери раздался жуткий грохот. Замок отлетел вместе с косяком. Мэнни резко обернулся.
  — Какого черта? — крикнул он.
  В ответ раздался еще один удар, и дверь слетела с петель. Перед моими влажными от слез глазами дико запрыгали какие-то фигуры. Я не мог видеть их четко, но узнал голос Уэлдона.
  — Руки вверх, Мэнни! — крикнул он. — И бросай пистолет!
  — Это копы! — воскликнул Здоровяк, который все еще сжимал мое горло.
  Мэнни Слейд грязно выругался и повернулся ко мне.
  — Чертов предатель, предупредил таки копов! Ну, ты сейчас свое получишь.
  Он наставил на меня пистолет. Прогремел выстрел. Мои ноздри уловили запах сгоревшего пороха. И пока мой мозг панически подавал мне сигналы о неминуемой смерти, я увидел, как Мэнни медленно падает на пол. Здоровяк отпустил мое горло и поднял руки над головой.
  Уэлдон подскочил к Здоровяку и ткнул ему под ребра дуло полицейского кольта тридцать восьмого калибра.
  — Только шевельнись, — предупредил он. — Только шевельнись и получишь то же, что и Мэнни.
  Потом Уэлдон обернулся ко мне.
  — Присядь, Райкер. Если в бутылке что-то еще есть, то выпей. Похоже, тебе здорово досталось.
  Я упал в кресло и с трудом сделал из бутылки три глотка. Через пару минут двое полицейских вышли из дальней комнаты. Они несли окровавленное тело, которое когда-то было Джорджем Дином.
  Уэлдон защелкнул наручники на запястьях Здоровяка и Сандерса, после чего препоручил обоих сержанту в полицейской форме.
  — Давайте, ребята, ведите их вниз, — распорядился Уэлдон. — А я тут переговорю с Райкером.

  Полицейские увели из квартиры арестованных и вынесли тело Мэнни Слейда. Уэлдон подошел ко мне и с минуту пристально смотрел мне в глаза. Я неловко поерзал в кресле. Хорошо хоть, что мои нервы слегка успокоились.
  — Думаю, ты спас мне жизнь, — сказал я. — Есть миллионы человек, с которыми я предпочел бы иметь дело вместо тебя, но, учитывая данную ситуацию, я тебе крайне благодарен.
  Уэлдон покачал головой и вздохнул.
  — Нисколько не взрослеешь, — сказал он. — Если бы ты не был таким идиотом, то никогда бы не подвергал свою жизнь опасности.
  — Что ты в этом понимаешь? — рассердился я. — Да знаешь ли ты, что они приставили к Дайне своих людей? Если бы я не сделал так, как они сказали, ее бы убили.
  — Я в курсе всех событий, — отозвался Уэлдон. — Но если бы ты мне доверился, то ты бы знал, что Дайне ничего не угрожало.
  Я уставился на него в крайнем изумлении.
  — Ты хочешь сказать, что Мэнни блефовал?
  — Нет, он не блефовал. Не такой он человек.
  — Тогда о чем ты толкуешь?
  — Ладно, — сказал он, — попробуй хоть раз выслушать меня до конца. Забудем на время, что ты у нас всезнайка. Когда я обнаружил отпечатки пальцев Дина на тех бокалах, я вернулся в клуб, чтобы еще раз с тобой поговорить. Но тебя там не было. Поэтому я отправился к тебе домой. Когда я подъехал, Рут Гаген и итальянец как раз входили внутрь, чтобы “взять под опеку” Дайну.
  — И что ты сделал?
  — Задержал их и доставил в полицейский участок.
  Я почувствовал себя полным идиотом.
  — Ты хочешь сказать, — промямлил я, — что все время, пока я бегал по городу, уворачивался от полиции и, наконец, стоял у Мэнни под дулом пистолета, Дайна была в безопасности?
  — Именно об этом я тебе и толкую. Я везде тебя искал. Обращался и в контору Нейлора.
  — Как? В контору Нейлора? Откуда ты узнал, что я там появлюсь?
  — Во-первых, я пытался допросить итальянца. Но он молчал, а у меня не было времени на допрос с пристрастием. Однако было очевидно, что любое требование о выкупе должно быть направлено либо родственникам Дина, либо его партнерам по бизнесу. Я обзвонил всех. И Нейлор сказал мне, что получил телефонное сообщение о том, что к нему придешь ты. Я хотел просить его, чтобы он, по возможности, задержал тебя до моего приезда. Но было уже поздно.
  — Хорошо, — сказал я с глубоким вздохом. — Но как, черт возьми, ты оказался здесь? Как ты нашел этот притон?
  — Мне больше ничего не оставалось, кроме как посильнее надавить на Рут Гаген и итальянца. Я потратил час или около того, чтобы заставить их говорить, и, наконец, они раскололись. И вот я здесь.
  Я тоже был здесь — живой и, в общем-то, здоровый, к моему немалому удивлению. Всего лишь десять минут назад я вполне мог стать трупом. Даже сейчас я все еще не осознавал своего невероятного везения. Я просто чувствовал себя полным кретином. Уэлдон на этот раз утер мне нос.
  — Послушай, Райкер, — начал Уэлдон, но вдруг запнулся, смущенно переступил с ноги на ногу, а потом все же продолжил: — Не знаю уж, как и сказать. Тем более, сегодня я уже говорил тебе об этом. Почему ты никак не остепенишься? Почему ты упорно не желаешь взрослеть? Зачем ты по-дурацки тратишь свою жизнь, общаясь с этими подонками? Это плохо не только для тебя, но и для Дайны. Сегодня ты уже чуть не отбросил коньки. Если не возьмешься за ум, это может повториться снова.
  Я поднялся из кресла. Конечно же, он прав, но выслушивать нотации у меня не было никакого желания.
  — Уэлдон, — сказал я, — ты только что спас мне жизнь, поэтому вместо того, чтобы послать тебя к черту, буду говорить с тобой откровенно. На этот раз ты действительно прав. Отныне я буду держаться от греха подальше. Буду действовать осмотрительно. Конечно, я не стану работать легавым за те жалкие гроши, которые платят в полиции. Но есть и другие честные занятия.
  Уэлдон вздохнул.
  — Райкер, — сказал он, — ты сейчас проявляешь некоторое уважение к закону просто потому, что не на шутку перепугался. Ты долгое время плевал на Уголовный кодекс, потому что ни разу не попадал в серьезную переделку. Сегодня ты оказался у самой черты. Это, кстати, относится и к нашим с тобой отношениям.
  — В каком смысле? — вскинул брови я.
  — В том смысле, что однажды, когда ты был на два года старше меня и тяжелее на пятнадцать фунтов, ты меня поколотил. Ты помнишь об этом. С тех пор ты меня всегда презирал. Сегодняшние события научили тебя немного уважать закон. К тому же, думаю, мне теперь самому следует в воспитательных целях задать тебе хорошую трепку. Чтобы ты стал, наконец, обо мне лучшего мнения.
  Я на это только рассмеялся. Рассмеялся от души впервые за последние восемнадцать часов.
  — Уэлдон, — сказал я, отсмеявшись, — ты меня убиваешь. Признаю, сегодня я был неправ. Даже несколько раз неправ. А ты был пай-мальчиком. Но есть кое-что, в чем я абсолютно уверен. Это то, что я по-прежнему могу надрать тебе задницу. Готов поставить на это все мои сбережения.
  Уэлдон снял пиджак.
  — Не думаю, что ты такой крутой, — сказал он негромко. — И я бы не поставил на тебя даже полдоллара.
  Я размял свои мускулы. Теперь я уже чувствовал себя немного лучше. Я не хотел, чтобы Уэлдон считал меня недоразвитым сосунком.
  — Давай, — сказал я и тоже скинул пиджак. — Я накостыляю тебе так же, как и раньше.
  Уэлдон занял бойцовскую стойку.


  Невероятно, но в тот же самый день я в очередной раз был посрамлен. Возможно, я и вправду недооценивал Уэлдона. В конце концов, он оказался неплохим парнем. Уэлдон настоял на том, что сам купит нам четыре пива и заплатит полдоллара, которые я ему проиграл.

Notes
  • ↑ [1]. Ага Хан – родовое имя духовных лидеров мусульманской общины исмаилитов-низаритов. Считается, что они ведут свою родословную от пророка Мухаммеда.
  • ↑ [2]. Speakeasy — нелегальные питейные заведения или клубы, в которых во времена сухого закона в США (1920-1933 гг.) подавались крепкие алкогольные напитки.
  • ↑ [3]. Год окончания действия “Сухого закона” в США.
  • ↑ [4]. Woodlawn Cemetery — Одно из крупнейших кладбищ Нью-Йорка.
  • ↑ [5]. Томас Эдмунд ДьюиИзображение Thomas Edmund Dewey
    1902-1971 гг.
    — 51-й губернатор штата Нью-Йорк (с 1943 по 1955 годы). В 1930-е годы Дьюи работал прокурором города Нью-Йорка.
  • ↑ [6]. Намёк на Сэмюэла ГолдвинаИзображение Samuel Goldwyn
    1879-1974 гг.
    , одного из самых успешных кинопродюсеров Голливуда, который «прославился» своими речевыми ошибками в силу того, что английский не был его родным языком.
  • ↑ [7]. Джей Ханна "Диззи" ДинИзображение Jay Hanna "Dizzy" Dean
    1910-1974 гг.
    — американский профессиональный бейсболист. Играл в Главной бейсбольной лиге за разные команды, в том числе за "Чикагских львят" (англ. "Chicago Cubs")
  • ↑ [8]. Lindbergh Act — федеральный закон, направленный против похитителей людей. Был принят Конгрессом США и вступил в силу в 1932 году.
  • ↑ [9]. Намёк на реальную криминальную историю, которая произошла в США в 1892 году. Молодая женщина по имени Лиззи БорденИзображение Lizzie Andrew Borden была обвинена в жестоком убийстве отца и мачехи. Однако присяжные полностью её оправдали
  • ↑ [10]. Pen (англ.) – перо, ручка с пером.
"Детектив — это интеллектуальный жанр, основанный на фантастическом допущении того, что в раскрытии преступления главное не доносы предателей или промахи преступника, а способность мыслить" ©. Х.Л. Борхес

За это сообщение автора Клуб любителей детектива поблагодарили: 11
buka (19 авг 2017, 07:26) • DeMorte (29 сен 2017, 15:02) • igorei (19 авг 2017, 09:11) • Iris (05 сен 2017, 00:20) • Mrs. Melville (20 авг 2017, 01:17) • Гастингс (18 авг 2017, 22:54) • Stark (18 авг 2017, 21:18) • Полковник МАРЧ (18 авг 2017, 21:35) • Доктор Праути (18 авг 2017, 23:59) • Доктор Фелл (19 авг 2017, 08:33) и ещё один
Рейтинг: 73.33%
 
Аватар пользователя
Клуб любителей детектива
Освоился
Освоился
 
Автор темы
Сообщений: 140
Стаж: 52 месяцев и 17 дней
Карма: + 7 -
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 614 раз.

Re: Д.Л. Чампион «Дай мне шанс»

СообщениеАвтор Доктор Фелл » 19 авг 2017, 18:32

Прочитал эту повесть, сразу после романа Нокса "Следы на мосту". Какая же большая разница между двумя школами детектива. Два разных мира. Причем, различие направлений детектива, не играет большого значения. Ведь даже Эллери Квин, который писал в стиле "школы английского классического" все равно, скажем так, "американизировал" его.
“И сказал По: да будет детектив. И возник детектив. И когда По увидел, что создал, он сказал: и вот хорошо весьма. Ибо создал он сразу классическую форму детектива. И форма эта была и останется во веки веков истинной в этом бесконечном мире”. © Эллери Квин.

За это сообщение автора Доктор Фелл поблагодарил:
Виктор (21 авг 2017, 13:06)
Рейтинг: 6.67%
 
Аватар пользователя
Доктор Фелл
Хранитель Форума
 
Сообщений: 8516
Настроение: СпокойныйСпокойный
Стаж: 135 месяцев и 25 дней
Карма: + 100 -
Откуда: Россия, Москва
Благодарил (а): 699 раз.
Поблагодарили: 1489 раз.



Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0

Кто просматривал тему Кто просматривал тему?