Невиноватая я!!!
Добро пожаловать на форум «Клуб любителей детективов» . Нажмите тут для регистрации

  • Объявления администрации форума, интересные ссылки и другая важная информация
КЛУБ ЛЮБИТЕЛЕЙ ДЕТЕКТИВОВ РЕКОМЕНДУЕТ:
АЛЬТЕР П. БЕРКЛИ Э. БУАЛО-НАРСЕЖАК БЮССИ М. ДИВЕР Д. КАРР Д.Д. КВИН Э. КОБЕН Х. КОННЕЛЛИ М. КРИСТИ А.

В СЛУЧАЕ ОТСУТСТВИЯ КОНКРЕТНОГО АВТОРА В АЛФАВИТНОМ СПИСКЕ, ПИШЕМ В ТЕМУ: "РЕКОМЕНДАЦИИ УЧАСТНИКОВ ФОРУМА"

Анонс «Библиотечки форума»: Фр. Бранд "Не встретит больше май..."
Анонс Читального зала «У камина»: Роберт Дж. Рандизи "Крючок". The Mammoth Book of...
Анонс «Убийства на улице ЭДГАРА»: Джон Дархем "Тигр" [1961]

АЛФАВИТНЫЙ СПИСОК АВТОРОВ: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


«Детектив — это интеллектуальный жанр, основанный на фантастическом допущении того, что в раскрытии преступления главное не доносы предателей или промахи преступника, а способность мыслить» ©. Х.Л. Борхес

Пьетро де Пальма "Битва титанов"

Модератор: киевлянка

Пьетро де Пальма "Битва титанов"

СообщениеАвтор Doctor Nemo » 02 сен 2018, 11:33

"Лекции о запертой комнате: Джон Диксон Карр против Клейтона Роусона" © Pietro De Palma. [Пьетро де Пальма]

Публицист, критик, писатель и блогер. У него есть пять блогов (три на итальянском и два на английском) о детективе и один о классической музыке.
Перевод: Doctor Nemo
Литературная обработка: Доктор Фелл; киевлянка
Дизайн: Джин Грей

Первым писателем, использовавшим в своем романе "запертую комнату", был Израэль Зангвилл ("Тайна Биг-Боу", 1896). Но родоначальником жанра, поднявшим планку на необычайную высоту, по праву считается Джон Диксон Карр. Американец, который большую часть жизни прожил в Англии и писал в "рамках" английской классической школы детектива, с самого начала своей деятельности использовал различные жанры — фантастику, мистику, готику, детектив-загадку, создавая при этом виртуозные сюжеты, целью которых было ошеломить читателя. Он умело "заставлял" читателя принимать на веру факты, которые казались невероятными, даже сверхъестественными. Чтобы потом благодаря технически безупречной логике отбросить их в сторону и расставить все точки над i.

__Сюжеты произведений маэстро никогда не были слишком простыми, строились на классическом whodunit и почти все содержали то или иное невозможное преступление. Отличным примером может служить "Проклятие бронзовой лампы", в котором есть посвящение Эллери Квину. Сюжет произведения идеально "перекликался" с радиодрамой кузенов "Исчезновение мистера Джеймса Филлимора"Изображение транслировалось 14 и 16 января 1943 г..
Карр использовал практически все возможные вариации невозможного преступления и особенно "чудо запертой комнаты". ДДК считают величайшим автором из всех, занимавшихся этим специфическим поджанром детективной беллетристики, в котором на первый план выходит вопрос: не КТО совершил преступление, а КАК.

Во всех произведениях, в которых фигурирует "запертая комната", первое, с чем сталкиваются герои, — исчезновение преступника с места преступления. Думаю, нет необходимости говорить, что это было фирменным знаком автора, и бесследное исчезновение злоумышленника (как любил говорить маэстро: "растворился в воздухе") в той или иной форме присутствовало в подавляющем большинстве его произведений. И сразу вставал вопрос: либо загадка связана со сверхъестественным событием, либо решение должно иметь строго логическую основу.

После изобретения парадоксальной ситуации преступления, произошедшего в запертой изнутри комнате, постепенно были придуманы и использованы все возможные варианты и вариации, причем не только ДДК, но и многими другими мэтрами жанра, уделявших внимание этому направлению: классическая "запертая комната"; комната под охраной надежного свидетеля; комната с устройствами, способными создать ситуацию невозможности; случайные непредвиденные ситуации, которые создают невозможность; "обширные пространства" (снег, песок, вода) без следов; различные виды "комнат" (автомобили, телефонные будки, крыши, лестницы) и так далее и тому подобное.
Кроме изобретения массы вариантов "чуда", Карр, чтобы окончательно утвердить свой авторитет в этом поджанре, придумал почти исчерпывающую классификацию "запертой комнаты" и включил ее в роман "Три гроба". Я считаю, что если бы эта лекция о запертой комнате была включена в какое-то (любое) другое произведение, то для "Трех гробов" Карру необходимо было придумать другой вариант (или более оригинальный) "комнаты", чтобы это произведение занимало то место, которое занимает сейчас.
Давайте поразмышляем, почему эта "лекция" включена именно в это произведение.
Для произведений ДДК о Анри Бенколене и докторе Гидеоне Фелле, а также некоторых исторических романов "запертая комната" не всегда является центром сюжетной линии. (В дополнение к "Трем гробам", можно вспомнить "Тот, кто шепчет", "Дело о постоянных самоубийствах" или даже "Капкан для призраков"). Все эти произведения, включая даже те, где вообще нет "комнат" или других форм невозможного преступления, но которые не менее превосходны ("Убийство арабских ночей"), объединяет одно: они написаны под настоящим именем автора: Джон Диксон Карр. Согласитесь, что по логике "Лекция о запертой комнате" должна была включена в цикл о Генри Мерривейле, в котором почти все произведения так или иначе связаны с этой задачей и который выходил под псевдонимом Картер Диксон.
И все-таки эта лекция включена именно в роман "Три гроба". До выхода произведения в 1935 г. Карр написал под своим именем "Ведьмино логово" и "Загадку сумасшедшего шляпника" в 1933 г.; "Восемь мечей" и "Охоту на цирюльника" в 1934 г. и "Часы смерти" в 1935 г., не считая четырех из пяти романов с Бенколеном; в то время как под псевдонимом Картер Диксон он написал "Убийства в Плейг-Корте"; "Убийства Белого Монастыря" в 1934 г. и "Загадку Красной вдовы" в 1935 г.
__Так почему же Карр решил, что "Лекцию о запертой комнате" лучше поручить Феллу вместо Бенколена и даже Г. М.?
Почему не Анри Бенколен? Тут, как мне кажется, все просто. Произведения этого цикла были буквально пропитаны темной и готической атмосферой. Постоянные "спутники" Бенколена — гниющие трупы, склепы, замурованные тела — в дальнейшем практически полностью исчезают из творчества ДДК. Несмотря на то что в последующих произведениях Карра еще были готические "оттенки", они уже не такие мрачные. Такая атмосфера мало подходила для лекций, трактатов и тому подобного.
А вот почему не Генри Мерривейл?
Уточним: Г.М. все-таки обращался к подобному вопросу. В двух произведениях, написанных до Второй мировой ("Убийства Белого Монастыря" (1934) и "Убийства павлиньим пером" (или "Десять чайных чашек") (1937)), есть две "мини-лекции", которые не менее важны и интересны, чем "лекция доктора Фелла". Именно по этой причине я считаю целесообразным сравнить их с "лекцией», даже несмотря на то, что их игнорируют и часто недооценивают многие авторитетные критики. Особенно, учитывая, что они затрагивают тот аспект, который в "лекции Фелла" отсутствует.
Начнем со знаменитой диссертации о "запертой комнате" (отметив самые важные для меня моменты) из романа "Три гроба":

— Счастлив констатировать, что большинству людей нравится запертая комната. Но даже друзей — вот где собака зарыта! — часто одолевают сомнения. Охотно признаю, что такое нередко бывает и со мной. Давайте все вместе попробуем в этом разобраться... Человек выбирается из запертой комнаты... Меня беспокоит побег из комнаты. И чтобы попытаться найти какую-то нить, я собираюсь вкратце изложить различные способы убийств в запертых комнатах, классифицировав их определенным образом.
Первая категория! Преступление совершено в по-настоящему герметически запечатанной комнате, откуда не выбирался никакой убийца, потому что в действительности его в комнате не было. Объяснения:
1. Это не убийство, а серия совпадений, окончившаяся несчастным случаем, который выглядит как убийство. Ранее, чем комнату заперли, произошло ограбление, нападение, ранение или опрокидывание мебели, наводящее на мысль о борьбе с убийцей. Позднее жертва случайно погибла или была оглушена в запертой комнате, и все эти инциденты сочли происшедшими в одно и то же время...
2. Это убийство, но жертву принудили убить себя или погибнуть от несчастного случая. Жертве начинает казаться, что она находится в комнате с привидениями, — это достигается с помощью внушения или чаще газа, введенного снаружи. Газ или яд сводят жертву с ума, заставляя опрокидывать мебель и ударить себя ножом. В других вариантах она проламывает себе череп канделябром, вешается на отрезке проволоки или даже душит себя собственными руками.
3. Это убийство с помощью механического приспособления, заранее помещенного в комнате и спрятанного в каком-нибудь предмете мебели.
4. Это самоубийство, которое намеревались представить как убийство. Человек закалывает себя сосулькой, она тает, в запертой комнате не найдено никакого оружия, поэтому предполагается убийство. Или человек стреляет в себя из пистолета, привязанного к концу резинки, которая, когда он выпускает оружие из руки, втягивает его в дымоход. Вариантами этого трюка (а не ситуации с запертой комнатой) может служить пистолет на шнуре, прикрепленном к гире, которая переброшена через парапет моста и после выстрела сбрасывает оружие в воду, или же пистолет, но такому же принципу вылетающий через окно в сугроб.
5. Это убийство, проблема которого вытекает из иллюзии и подмены. Жертва, которую еще считают живой, в действительности лежит мертвая в комнате, чья дверь находится под наблюдением. Убийца, либо переодетый жертвой, либо ошибочно принятый за нее со спины, быстро входит в комнату, избавляется от маскировки и сразу выходит уже в собственном обличье. Возникает иллюзия, что он всего лишь прошел мимо жертвы, выходя из комнаты. В любом случае у него имеется алиби, так как, когда позднее обнаружат тело, будут считать, что убийство произошло спустя некоторое время после того, как предполагаемая жертва вошла в комнату.
6. Это убийство, которое хотя и было совершено кем-то, находившимся снаружи, тем не менее выглядит совершенным кем-то, пребывавшим в комнате.
Эту категорию убийства, — продолжал доктор Фелл, — я называю преступлением на расстоянии или с помощью сосульки, поскольку, как правило, это варианты одного принципа. Я говорил о сосульках, так что вы понимаете, что я имею в виду. Дверь заперта, окно слишком мало, чтобы впустить убийцу, однако жертва, по-видимому, заколота в комнате, а оружие исчезло. В действительности сосулькой выстрелили снаружи как пулей — мы не станем обсуждать осуществимость этого, как не обсуждали упомянутые ранее таинственные газы, — и она растаяла без следа.
7. Это убийство, основанное на эффекте, прямо противоположном пункту 5. Жертва считается мертвой задолго до того, как умирает в действительности. Она спит (под действием снотворного, но невредимая) в запертой комнате. Стук в дверь не может ее разбудить. Убийца поднимает тревогу, взламывает дверь, первым врывается в комнату и быстро закалывает жертву или перерезает ей горло, внушая остальным наблюдателям, будто они видят то, чего нет на самом деле...
— Погодите минутку! — вмешался Хедли, постучав по столу, чтобы привлечь внимание. Доктор Фелл, удовлетворенный собственным красноречием, повернулся к нему с добродушной улыбкой. — Допустим, вы перечислили все ситуации с запертой комнатой…
— Все? — фыркнул доктор Фелл, широко открыв глаза. — Конечно нет! Я даже толком не перечислил методы, подпадающие под эту категорию. Это всего лишь грубый набросок, но я оставлю его в таком виде. Сейчас я перейду к иной классификации — различных способов оставить двери и окна запертыми изнутри. Хмф! Ха! Итак, джентльмены, я продолжу…
В литературе фигурируют дымоходы с потайной комнатой за ними, задние стенки камина, раздвигающиеся как занавес, камины, которые вращаются, и даже помещения под каминной плитой. Более того, разные вещи — в основном ядовитые — могут быть брошены вниз через трубы. Но убийцы, выбирающиеся с места преступления вверх по дымоходу, встречаются крайне редко. Кроме того, что это почти невозможно, это куда более грязная работа, чем возня с дверями или окнами. Если выбирать из них — из дверей и окон, — двери куда более популярны, и мы можем перечислить несколько способов манипуляций с дверями, после которых они выглядят запертыми изнутри:
1. Манипуляция с ключом, который все еще в замочной скважине. Это был излюбленный старомодный метод, но его варианты слишком хорошо известны в наши дни, чтобы кто-нибудь использовал их всерьез. Кончик ключа можно ухватить и повернуть щипчиками снаружи — мы сами проделали это, чтобы открыть дверь кабинета Гримо.
2. Простое удаление дверных петель, не тревожа замок или засов. Этот трюк известен большинству школьников, залезающих в запертый буфет, но петли, конечно, должны находиться снаружи двери.
3. Манипуляция с засовом. Снова используется шнур, но на сей раз с устройством из булавок и штопальных игл, которое закрывает дверь на засов снаружи рычагом из булавки, воткнутой с внутренней стороны двери, а шнур протягивается через замочную скважину. Фило Вэнс, перед которым я снимаю шляпу, показал нам лучшее применение этого трюка... Эллери Квин продемонстрировал нам еще один метод, включающий использование самого мертвеца, но, вырванный из контекста, рассказ о нем звучал бы настолько нелепо, что приводить его было бы несправедливо по отношению к этому блистательному джентльмену.
4. Манипуляция со шпингалетом или щеколдой. Обычно она заключается в помещении под стержень какого-нибудь предмета, который можно вытащить после того, как дверь закроется снаружи, позволив стержню опуститься. Наилучший из известных до сих пор методов — подставить под шпингалет кубик льда, который тает, после чего шпингалет падает. Известен случай, когда простое хлопанье дверью оказалось достаточным, чтобы шпингалет опустился с внутренней стороны.
5. Простая, но эффективная иллюзия. Убийца, совершив преступление, запирает дверь снаружи и оставляет у себя ключ.

© Перевод В. Тирдатова.

Как мы видим, Карр описывает семь способов совершения преступления в запертой комнате. Важно отметить, что №6 — это вариант более сложного № 4. Все перечисленные способы можно считать технической инструкцией по технологии создания "запертой комнаты" или ее имитации. Однако нетрудно заметить, что в лекции нет объяснения — для чего это делается. Отсутствует такая важная составляющая, как психология действий злоумышленника. Ответ на этот важный вопрос мы находим в цикле о Мерривейле, в романе "Убийства Белого Монастыря", написанном годом ранее.

— Ситуация "запертой комнаты" не на шутку взбудоражила вас, не так ли? Напугало единственной и конкретной чертовщиной. Так и кажется, будто убийцы получают от этого особенное удовольствие — только того и ждут, чтобы подойти и шепнуть на ушко старшему инспектору Хамфри Мастерсу в обход всех правил крикета. Увы, на сей раз все гораздо серьезнее. Если бы у вас была обычная "запертая комната", еще куда ни шло, вы могли бы подступиться к ней с легким сердцем. Всем известны некоторые уловки по запиранию дверей с внешней стороны. Задвижки могут перемещаться простым приспособлением из булавок и нитки. Стержни ключей можно провернуть, зажав их плоскогубцами. Штыри дверных петель могут быть вынуты и заменены так, что вам вообще не понадобиться трогать замок. Но когда ваша запертая комната трансформируется в простой, безумно простой вариант — полдюйма нетронутого снега на сто футов... хорошо, не имеет значения... вокруг — это, я вам скажу, Мастерс, хуже, гораздо хуже.
— Хуже?
— Я размышлял, куда мне вписать неудачную попытку убийства лорда Канифеста Джоном Боганом, в чем последний не преуспел, когда подумал, что он имел...
Даже в темном укрытии Беннетт мог различить, что девушка рядом с ним дрожит всем телом, как осенний лист. Она уставилась на него непонимающим взглядом, но, приложив палец к губам, он решительно призвал ее к молчанию. Они подслушивали, и сейчас он боялся даже шелохнуться, не то чтобы переброситься парой слов. Он уже жалел, что они скрывают свое присутствие здесь, когда что-то в воспаленном мозгу Кейт заставило ее открыть рот. Он сжал ей руку.
— Мы разберем это в течение минуты, — сонно продолжал Г.М., — и посмотрим на конкретную невозможную ситуацию. Для начала нужно определить мотив убийцы. Я не говорю о мотиве убийства, я имею в виду мотив для создания невозможной ситуации. Это очень важно, сынок, потому что здесь заложен прямой путь к разгадке мотива для убийства. Почему он так сделал? Нет дураков возиться с таким нагромождением несуразных фокусов-покусов только ради того, чтобы поводить полицию за нос. О, и без нашей "необходимости" в воздухе носится столько мотивов для убийства Тайт, что этого с лихвой хватило бы объяснить всю неразбериху, скажем, спятившим маньяком. Но тогда каковы возможные варианты?
Первый: инсценировка самоубийства. Выглядит достаточно убедительно. Я захожу в ваш в дом, стреляю вам в голову и вкладываю пистолет в вашу руку. Скажем, это был бы такой же дом, как этот — с небольшими стеклянными ячейками в окнах. Угу. Я запираюсь изнутри. У меня с собой сумка с заранее приготовленным кусочком стекла подходящего размера, инструментами и замазкой. Я разбиваю стекло в удобном для себя месте, вылезаю из окна, опускаю за собой раму, теперь достаточно просунуть руку в прореху и задвинуть шпингалет. Дальше я беру свое стеклышко, ставлю его на место старого и замазываю щели по краям, не забывая покрыть свежий шов пылью или копотью так, чтобы он с виду не отличался от остальных. Итак, комната полностью заперта, и все будут думать, что вы застрелились.
Мастерс бросал рассеянные взгляды.
— Что меня поражает, сэр, — мрачно сказал он, — вы знаете обо всех уловках...
— Думаю, что обо всех, — недовольно проворчал Г.М. и уставился в огонь. — Я видел так много, что мне неприятно думать об этом на Рождество. Я хотел бы сейчас сидеть дома, пить горячий пунш и наряжать рождественскую елку. Но давайте разберем выпад и укол на нашей площадке. Если это новый подход в искусстве убийства, я должен знать об это все. Во-первых, фальшивое самоубийство в нашем случае отменяется. Нельзя инсценировать самоубийство, проламывая голову...
Во-вторых, есть вероятность того, что кто-то пытается представить убийство как результат нападения сверхъестественных сил. Такое редко бывает, в лучшем случае это гигантский объем работы, который подразумевает долгое и детальное выстраивание всех стадий в общую стройную картину с учетом непредвиденных обстоятельств. Не исключено, что это прослеживается и в нашем убийстве тоже, потому что мы еще не сталкивались с таким упорным стремлением создать впечатление, что людей в павильоне преследует кровожадный призрак.
И, наконец, вмешательство случая. Встречаются убийцы, вокруг которых невозможные ситуации возникают не нарочно, вопреки тому, что они замышляли. Представим, что вы и инспектор Поттер расположились в смежных спальнях, а единственная дверь, соединяющая обе комнаты, заперта изнутри. Я хочу убить вас и бросить подозрение на него. Я прячусь у вас с моим набором юного стекольщика, дожидаюсь ночи, наношу удар и выхожу, заменив стекло. Единственное, о чем я забыл или упустил из виду, это то, что дверь была заперта с вашей стороны. И вот волей случая мы имеем невозможную ситуацию. Ба!

© Перевод В. Макарова.

По сути, Карр в этом первом "прототипе" лекции о "запертой комнате» выделяет следующие мотивы, которые могут побудить преступника использовать запертую комнату в своих махинациях: выдать все за самоубийство; создать фальшивую сверхъестественную ситуацию; выдать все за самоубийство, не зная о чем-то, из-за чего все может обернуться невозможной ситуацией; или что-то незначительное, по воле самого убийцы создающее условие невозможности.
Но это не единственное замечание Мерривейла о мотиве, который может побудить убийц использовать запертую комнату. Еще одно замечание об этом интересном аспекте Мерривейл представил читателю четыре года спустя в романе "Убийства павлиньим пером" (а по хронологии Мерривейла еще раньше):

Однажды, пару лет тому назад (я думаю, это было дело Белого монастыря), я сделал вывод, что существует только три мотива, чтобы убийца создал ситуацию запертой комнаты. Первое — это может быть поддельное самоубийство, второе — поддельная история с привидениями, и третье — серия случайностей, которые могли помочь убийце. Что ж, я был не прав. Когда я стал постепенно выяснять, как сработала эта маленькая ловкость рук, я увидел четвертый мотив, самый точный и самый умный из всех. Суперковарный преступник в конце концов осознал законное значение невозможного; этот человек понял то, что, если он создаст по-настоящему невозможную ситуацию, его не смогут обвинить в убийстве, даже если все остальные свидетельства будут достаточно сильны, чтобы повесить целую скамью епископов. Он не пытался ускользнуть от разоблачительной силы закона, он больше старался избежать его наказующей силы. Он осознал, что, кроме невозможности, все остальные способы замести следы чересчур грубы и ненадежны.
Послушайте! Обычно преступник, совершив убийство, старается замести за собой следы. Как? Чаще всего это достигается с помощью алиби. Он подделывает показания, уезжает на велосипеде или на поезде, лжет насчет расписаний или фигур высшего пилотажа, подкручивает стрелки часов, делает массу других опасных вещей, а все потому, что во всех отношениях он должен полагаться на кого-то другого, каждый пункт приносит осложнение за осложнением, каждый пункт снова и снова подвергает его опасности быть пойманным на лжи.
Но предположим, с другой стороны, он может убить свою жертву таким способом, что полиция не может сказать, как это было сделано. Запертая комната, единственное тело в спектакле, что угодно… Полиция может быть уверена, что он это сделал. Его руки могут быть в крови, а в его кармане могут лежать кровавые деньги. Если они осмелятся привести его в суд, судья и жюри присяжных будут тоже убеждены, что это сделал он. Однако если государственное обвинение не сможет показать, как преступник это сделал, его придется оправдать. Суд закона — это не суд возможностей; это суд уверенности.

© Перевод О. Крутилиной.

Не правда ли, это сравнение интересно? Фелл говорит о технике, Мерривейл — о психологии; это потому что Карр разделяет два аспекта: он хочет, чтобы к его двум главным персонажам относились по-разному, придавая большое значение обоим. Тем не менее суждения Мерривейла все эти годы были недооценены, даже несмотря на то, что во втором случае Карр раскрывает реальную причину создания запертой комнаты: это единственный способ, которым убийца может сбить с толку полицию. Которая, арестовав его, не сможет убедить судью, не объяснив, как именно было совершено убийство, и будет вынуждена освободить его. Пусть даже в его вине будут абсолютно уверены. Тут Карр определенно лучший.
Но в этом случае "лучший" является не абсолютным понятием, а релевантным: на самом деле, хотя "Лекция о Запертой комнате" Гидеона Фелла и два интересных размышления Генри Мерривейла представляют главнейший аргумент для всех, кто признает первенство Карра, эти три лекции можно рассматривать как "противовес" для другой, не менее известной лекции: лекции о запертой комнате Великого Мерлини, написанной большим другом "маэстро", Клейтоном Роусоном.
Речь идет о "лекции", включенной в первый роман о приключениях Великого Мерлини "Смерть из цилиндра" (1938), в котором детективы сталкиваются с двумя преступлениями в запертой комнате. Великий Мерлини не просто напоминает своим собеседникам о знаменитой лекции доктора, не только анализирует ее, а значительно расширяет, как бы вступая в заочную дискуссию с "маэстро". В скобках замечу, что (возможно) Роусон подтрунивает над другом, отмечая, что Карр не был настоящим автором произведений — он просто описывал приключения реального английского сыщика, доктора Гидеона Фелла.

— Вы когда-нибудь слышали о докторе Фелле, инспектор?
— Нет, — проворчал Гэвиган.
— Харт?
— Вы, наверное, имеете в виду "Лекцию о запертой комнате" в "Трех гробах"?
— Да, — кивнул Мерлини, глаза его сверкали. — Доктор Фелл, инспектор, является весьма способным английским детективом, чьи расследования были описаны Джоном Диксоном Карром. Запертые комнаты — его специальность. В книге, упомянутой Хартом, он довольно подробно систематизирует возможные способы совершения убийства, когда тело находят в запертой комнате, а убийцы там нет.
Он выделяет две основных категории:
A. Преступление совершается в герметически запертой комнате, которая действительно была герметично заперта, но никакой убийца из нее не выходил, потому что на самом деле в комнате убийцы не было;
В. Преступление совершается в комнате, которая только кажется герметично запертой, но из которой можно, с разной степенью изобретательности, так или иначе выбраться.
Гэвиган попыхивал трубкой, а я внимательно слушал.
— Первая категория включает следующие варианты (он начал загибать пальцы):
1. Несчастный случай, похожий на убийство.
2. Самоубийство, которое выглядит как убийство.
3. Убийство на расстоянии, в результате чего жертва встречает смерть насильственно и, по-видимому, от постороннего вмешательства, но фактически гибнет от яда, газа или собственных рук, будучи принужденной к этому внешним воздействием.
4. Убийство широким спектром различных смертоносных устройств, большинство из которых, судя по тому, как они описаны в детективной литературе, довольно нелепы.
5. Убийство с помощью животного, обычно змеи, насекомого или обезьяны.
6. Убийство кем-то, находящимся за пределами комнаты, но которое выглядит так, будто убийца находился внутри: кинжал, пущенный в окно из пневматического оружия, и тому подобное.
7. Убийство, создающее иллюзию, или Неверно Истолкованная Временная Последовательность. Герметичность помещения достигается не замками и запорами, а тем, что за ним наблюдают. Убийца убивает свою жертву и выходит; наблюдатель, следя за единственным выходом, свидетельствует, что жертва все еще жива. Позже, когда ее обнаруживают, это кажется невозможным.
8. Оборотная сторона 7-го пункта. Жертва кажется мертвой, хотя она еще жива, убийца врывается в комнату первым и выполняет свою грязную работу.
И, наконец, № 9, пожалуй, самый изящный из всех, поскольку самый простой. Жертва получает смертельную рану в другом месте, в зимнем саду или в музыкальном салоне, успевает дойти до дома на своих ногах, входит, желательно, в библиотеку и находит время, чтобы запереться там до того, как сыграть в ящик.
— Такого не бывает, когда душат, — обронил Гэвиган.
— Нет, — согласился Мерлини. — Убийство Саббата, похоже, не подпадает под категорию А, если только не представить себе какое-нибудь приспособление, которое душит человека, а затем бесследно самоуничтожается. Сосульки-кинжалы или пули, которые исчезают при плавлении, довольно практичны в использовании, но я бы не сказал, что кусок льда очень эффективен при удушении человека.
— Вы забыли пункт № 10, — спокойно добавил Гэвиган. — Убийство сверхъестественными силами, включающее в себя такую адскую чепуху как смертоносные эльфы, которые могут дематериализоваться, и теорию Уотрауса об удушении эфирными вибрациями. Давайте, профессор, шире рамки системы.
— Отличный паттер, инспектор. — Мерлини ухмыльнулся. — Сейчас переходим к самому интересному. Категория В — герметически запертая комната, которая кажется таковой потому, что убийца ловко использовал двери, фрамуги, окна и дымоходы или потому, что она была оборудована раздвижной панелью или потайным ходом. Последнее обстоятельство настолько дискредитировано, что мы оставим его без комментариев. Двери и окна, однако, представляют широкие возможности для манипуляций:
1. Ключ в замке поворачивается снаружи плоскогубцами, прочной нитью или тонкой веревкой. То же самое касается дверных задвижек-засовов и оконных защелок.
2. Петли на дверях, установленные снаружи, снимаются без нарушения замков или задвижек и замены винтов.
3. Из окна вынимается стекло, убийца выбирается наружу и закрывает окно на защелку изнутри, затем стекло возвращается на место.
4. Выполняется определенный акробатический маневр с преодолением кажущейся неприступности окна — подвешивание на зубах за карниз или прохождение по канату.
5. Дверь запирается снаружи, затем изнутри вставляется ключ или задвигается засов, когда убийца врывается внутрь вместе с остальными, чтобы обнаружить тело.
— Эй, хорош! — осадил его инспектор. — Считайте, что я ничего не говорил.
Мерлини еще немного побурчал и успокоился.
— Существует третья, — неожиданно объявил он, — категория трюков с запертой комнатой. Категория С…
— Что за категория C?
— Насколько я помню, доктор Фелл о ней умолчал. Суперинтендант Хедли всегда прерывал его на самых интересных местах.
— Если этот Фелл любил растекаться мыслями, подпуская тревожности в кругу своих слушателей перед тем, как выложить все, тогда я понимаю суперинтенданта. Но ближе к делу!
— К категории C относятся убийства, которые совершаются в герметически запертой комнате, которая действительно была герметично заперта, но убийца из нее не вышел не потому, что его там не было, а потому, что он спрятался...
— Но... — Мы оба, я и Гэвиган полезли с возражениями.
— … прячется там, пока комната не будет вскрыта, и выходит оттуда, прежде чем ее обыщут!
— Харт! — Гэвиган повернулся ко мне. — Что скажете?
— Не подходит совсем, — сказал я, но еще до того, как мои слова сделали первые шаги, я увидел полную картину. Я поморщился, ибо это было смешно, смехотворно просто. Наше внимание было настолько занято тройной блокировкой дверей — на ключ, задвижку и затычку в замочной скважине, что мы упустили очевидно.

© Перевод В. Макарова.

__Подводя итог всему сказанному, Роусон, устами своего героя, Великого Мерлини различает два разных класса запертых комнат:
__класс А, который включает в себя те комнаты, которые действительно заперты, но из которых никто не сбегал, потому что там не было никаких убийц;
__класс В — те комнаты, которые были на самом деле заперты изнутри.

Первый класс (A) включает: несчастный случай, который кажется убийством, убийство, которое кажется самоубийством, убийство ядом или газом и побуждение жертвы к самоубийству; убийство, вызванное смертельными приборами и механизмами; убийство животными, включая обезьян, змей, насекомых; убийство, совершенное вне комнаты при помощи духового ружья, из которого выстрелили в окно, чтобы казалось, будто убийца был внутри; убийство, использующее иллюзию: не нужно запертых дверей или окон, потому что за выходом следят, а убийца, который уже убил жертву, выходит наружу, чтобы показать, что жертва на самом деле жива, и поэтому, когда жертва умирает, это кажется невозможным; обратный пример: жертва жива и здорова и, может быть, просто спит, но убийца волнуется, что она мертва, и поэтому, примчавшись первым на место ложной смерти, убивает ее, создавая невозможную ситуацию; наконец, жертва смертельно ранена в другой комнате, но, возможно, не зная об этом или недооценивая рану, она закрывается в своей комнате, и затем это приводит к невозможной ситуации.

Таким образом, Клейтон Роусон расширяет трактат Карра.

Более того, он единственный, кто по-своему расширил "Лекцию доктора Фелла", и поэтому он единственный, кого можно по праву назвать анти-Карром. Возможно, именно дружба и профессиональное соперничество привели Роусона, одного из величайших иллюзионистов и фокусников Америки, к противостоянию и поиску альтернатив или расширения теории Фелла.
Но сюрпризы на этом не заканчиваются. Фактически далее в своей диссертации Мерлини отмечает второй класс (B), к которому принадлежат все те методы, которые позволяют совершать преступление в запертой комнате, а затем:
● выбраться из нее при помощи замков, задвижек, окон, каминов или с использованием секретных панелей или секретных входов;
● повернуть ключ снаружи при помощи плоскогубцев;
● снять дверь с петель, не открывая ее и не меняя болтов;
● снять стеклянную панель с окна, а затем вернуть ее на место снаружи;
● преодолеть высокие окна при помощи акробатических манеров;
● пройтись по веревке или воспользоваться желобом;
● закрыть двери ключом снаружи, а затем подменить его, когда дверь окажется сломанной (и, я добавлю, прежде чем покинуть комнату, вставить в дверь ключ от другого замка, убедиться, что он является правильным ключом, а затем, сломав дверь, заменить ложный ключ настоящим, которым комната была заперта снаружи).

Но и на этом Великий Мерлини не останавливается. Он добавляет третий класс — С.
Третий класс (C), о котором Фелл не сказал, потому что его прервал Хедли: когда убийство было совершено в запертой комнате, уже закрытой, из которой убийца не мог выбраться. В то время, когда в комнату врываются, он, спрятавшись где-то внутри, легко сливается с остальными присутствующими, притворяясь одним из тех, кто, сломав дверь, оказался в комнате первым.
Это идея трюкача Мерлини, очевидная мысль, до которой никто не додумался.
Вот почему Роусон — настоящий анти-Карр.
Нет ничего невозможного. Не говорите так. Меня это раздражает.
Августус С. Ф. К. Ван Дузен, Д.Ф., Д.П., Л.К.О., Д.М., и пр., и пр.

За это сообщение автора Doctor Nemo поблагодарили: 4
Борис Карлович (03 сен 2018, 17:46) • igorei (02 сен 2018, 22:54) • Mrs. Melville (04 сен 2018, 13:28) • Доктор Фелл (02 сен 2018, 12:09)
Рейтинг: 26.67%
 
Аватар пользователя
Doctor Nemo
Бывалый
Бывалый
 
Автор темы
Сообщений: 694
Стаж: 35 месяцев и 8 дней
Карма: + 21 -
Откуда: Гомель, Беларусь
Благодарил (а): 312 раз.
Поблагодарили: 503 раз.

Re: Битва титанов

СообщениеАвтор Роджер Шерингэм » 02 сен 2018, 17:46

Старательно изучил статью, но так и не постиг мысль автора. Собрать все известные лекции из романов Карра и Роусона - хорошо (хотя непонятно, зачем потом надо разжёвывать их содержание так, будто читатель не в состоянии понять мысль доктора Фелла и Ко, и надо объяснить в два раза подробнее). Но почему Роусон - анти-Карр? "Анти" подразумевает противоположность. Значит, противоположен Карру либо тот, кто игнорирует запертые комнаты, либо, в рамках лекций, тот, кто предложил бы классификацию, радикально отличающуюся от карровской. Роусон всего лишь добавляет к классификации Карра один важнейший пункт, упущенный Карром. Вполне логично для имиджа главного друга-соперника Карра.

Хотя есть один пункт, где Роусон действительно противоположен, на мой взгляд, Карру. По крайней мере, таковы мои ощущения. Антураж сюжетов Роусона откровенно мистический - там действуют разнообразные фокусники, маги, спириты, мистики и т.д. Карр за пределами банколеновской серии, как ни странно, ближе коллегам по "Золотому веку" - его персонажи чаще относятся по своему социальному, так сказать, статусу, к тем же представителям высшего и среднего класса, что и персонажи Кристи. При этом сюжеты романов Карра словно происходят в каком-то своём, особом мире с эксцентричной атмосферой и не всегда логичными и мотивированными поступками персонажей. Возможно, Карра просто притягивал такой стиль, а возможно, преувеличенной эксцентрикой Карр компенсировал трудности с чисто литературной проработкой сюжета за пределами собственно расследования загадки. Свой мир Карр, безусловно, создал, спору нет.
Роусон, наоборот, так реалистично, с понятным знанием дела описывает своих магов и мистиков, что они, в том числе сам Мерлини, выглядят людьми из реальной жизни, только со столь странными профессиями и образом жизни. Происходящее в романах Роусона легко представить происходящим одновременно с приключениями в том же Нью-Йорке Эллери Квина. Совместить в одну плоскость и представить одновременно происходящими в Лондоне сюжеты Карра, с одной стороны, и Кристи, Беркли, Хейра, с другой, лично мне очень трудно.

P. S. По-моему, в заголовке стоило указать автора статьи, как мы обычно указываем авторов рассказов Библиотечки. Это же не раздел исключительно со статьями Де Пальмы.
Аватар пользователя
Роджер Шерингэм
Ветеран
Ветеран
 
Сообщений: 2133
Стаж: 112 месяцев и 5 дней
Карма: + 58 -
Откуда: Edinburgh-of-the-Seven-Seas
Благодарил (а): 88 раз.
Поблагодарили: 540 раз.

Re: Битва титанов

СообщениеАвтор Doctor Nemo » 02 сен 2018, 18:05

Роджер Шерингэм писал(а):хотя непонятно, зачем потом надо разжёвывать их содержание так, будто читатель не в состоянии понять мысль доктора Фелла и Ко, и надо объяснить в два раза подробнее

Я, конечно, не уверен, но, возможно, де Пальма делает так для тех читателей, которым лень читать авторские вставки.
Нет ничего невозможного. Не говорите так. Меня это раздражает.
Августус С. Ф. К. Ван Дузен, Д.Ф., Д.П., Л.К.О., Д.М., и пр., и пр.
Аватар пользователя
Doctor Nemo
Бывалый
Бывалый
 
Автор темы
Сообщений: 694
Стаж: 35 месяцев и 8 дней
Карма: + 21 -
Откуда: Гомель, Беларусь
Благодарил (а): 312 раз.
Поблагодарили: 503 раз.

Re: Пьетро де Пальма "Битва титанов"

СообщениеАвтор Доктор Фелл » 02 сен 2018, 19:52

Честно говоря, я тоже не совсем понял насчет анти-Карра.
Все, что мы прочитали в статье, по крайней мере, гурманам жанра давно известно.
Но есть некоторые моменты, которые меня заинтересовали. В частности идея о в некотором роде соревновании авторов между собой. "Проклятие бронзовой лампы" как ответ на "Исчезновение мистера Джеймса Филлимора".
Мы (в других темах) обсудили два произведения: "Он никогда не убил бы Плейшс" Карра и "Прочь с лица земли" Роусона, которые они написали на пари.
А вот интересно, есть ли еще такие "дуэли"?
«И сказал По: да будет детектив. И возник детектив. И когда По увидел, что создал, он сказал: и вот хорошо весьма. Ибо создал он сразу классическую форму детектива. И форма эта была и останется во веки веков истинной в этом бесконечном мире». © Эллери Квин.
Аватар пользователя
Доктор Фелл
Хранитель Форума
 
Сообщений: 7772
Настроение: СпокойныйСпокойный
Стаж: 112 месяцев и 6 дней
Карма: + 93 -
Откуда: Россия, Москва
Благодарил (а): 507 раз.
Поблагодарили: 1209 раз.

Re: Пьетро де Пальма "Битва титанов"

СообщениеАвтор Роджер Шерингэм » 02 сен 2018, 20:01

"Убийства по алфавиту" Кристи - ответ на "Убийства шёлковым чулком" Беркли. В обеих маньяк, плюс у Кристи всё завязано на человека с инициалами ABC (т.е. Anthony Berkeley Cox). Но изначального соревнования там, кажется, не было.
Аватар пользователя
Роджер Шерингэм
Ветеран
Ветеран
 
Сообщений: 2133
Стаж: 112 месяцев и 5 дней
Карма: + 58 -
Откуда: Edinburgh-of-the-Seven-Seas
Благодарил (а): 88 раз.
Поблагодарили: 540 раз.



Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Кто просматривал тему Кто просматривал тему?

cron