Это кто там вякает!
Добро пожаловать на форум «Клуб любителей детективов» . Нажмите тут для регистрации

  • Объявления администрации форума, интересные ссылки и другая важная информация
КЛУБ ЛЮБИТЕЛЕЙ ДЕТЕКТИВОВ РЕКОМЕНДУЕТ:
Альтер П. Беркли Э. Блейк Н. Буало-Нарсежак Дивер Д. Карр Д.Д. Квин Э. Кобен Х. Коннелли М. Кристи А. Бюсси М.

В случае отсутствия конкретного автора в алфавитном списке, пишем в тему: "Рекомендации участников форума"

Анонс «Библиотечки форума»: П. Альтер "Адское пламя" [Dr Alan Twist]
Анонс Читального зала «У камина»: ...
Анонс «Убийства на улице ЭДГАРА»: ...
Готовящиеся (или переработанные) темы: авторские/о героях/"мастера impossible-crime"/интервью и др.: Ю. Несбё

АЛФАВИТНЫЙ СПИСОК АВТОРОВ: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


«Детектив — это интеллектуальный жанр, основанный на фантастическом допущении того, что в раскрытии преступления главное не доносы предателей или промахи преступника, а способность мыслить» ©. Х.Л. Борхес

"Дело об отравленных шоколадках" (альтернативные окончания)

Модератор: киевлянка

"Дело об отравленных шоколадках" (альтернативные окончания)

СообщениеАвтор Клуб любителей детектива » 30 июн 2018, 09:28

___Внимание! В топике присутствуют спойлеры. Читать обсуждения только после прочтения романа Э. Беркли "Дело об отравленных шоколадках" и этих двух рассказов (альтернативные окончания).

Изображение
Кристианна Бранд "Новая развязка"
"A New Denouement" by Christianna Brand
Мартин Эдвардс "Эпилог «Дела об отравленных шоколадках»"
"The Poisoned Chocolates Case Epilogue" by Martin Edwards

Copyright © 2018. Перевод выполнен специально для форума "КЛУБ ЛЮБИТЕЛЕЙ ДЕТЕКТИВА"
В рамках проекта: "Читальный зал "У камина""
Переводчик: Дмитрий Шаров
Редактор: Ольга Белозовская



!
Весь материал, представленный на данном форуме, предназначен исключительно для ознакомления. Все права на произведения принадлежат правообладателям (т.е согласно правилам форума он является собственником всего материала, опубликованного на данном ресурсе). Таким образом, форум занимается коллекционированием. Скопировав произведение с нашего форума (в данном случае администрация форума снимает с себя всякую ответственность), вы обязуетесь после прочтения удалить его со своего компьютера. Опубликовав произведение на других ресурсах в сети, вы берете на себя ответственность перед правообладателями.
Публикация материалов с форума возможна только с разрешения администрации.


С момента публикации в 1929 году "Дело об отравленных шоколадках" признано шедевром детективной литературы. Среди его поклонников были Агата Кристи и Дороти Сэйерс, а Джулиан Симонс, историк жанра и крупнейший во второй половине XX века британский обозреватель, назвал его "романом с одним из самых впечатляющих трюков в истории детектива".
___Это был пятый роман с участием Роджера Шерингэма, писателя и неугомонного сыщика-любителя. Четыре предыдущие книги быстро создали Энтони Беркли репутацию мастера виртуозного детектива-whodunit, но Беркли был человеком беспокойным, стремящимся ко всему новому. «Дело об отравленных шоколадках» соединило несколько тем,
казавшихся ему увлекательными.
Наслаждаясь детективными повествованиями, Беркли остро осознавал, что хитрые головоломки, развлекавшие читателей в 1920-е годы, были слишком надуманными, а дедуктивные рассуждения блистательных сыщиков-любителей редко выдерживали подробный анализ. Истоком «Дела об отравленных шоколадках» стал рассказ «Случай-мститель», хотя, кажется, позже он был опубликован романа. В рассказе Роджер Шерингэм раскрывает таинственное отравление, но в романе его объяснение развенчано. Беркли увлекала возможность продемонстрировать ошибочность выводов своего сыщика, и хотя порой Шерингэм превосходит старшего инспектора Морсби из Скотленд-Ярда, но склонен быть слишком умным себе во вред.
В 1928 году Беркли пришла в голову идея приглашать друзей из числа детективных писателей на обед и беседу — часто о реальных убийствах, казавшихся ему интересными и регулярно предоставлявших материал для сюжетов его собственных книг и романов его друзей. Обеды стали популярны, и Беркли вскоре пришел к мысли создать постоянный клуб ведущих детективных авторов. Результатом стал Детективный клуб, появившийся в 1930 году, чуть позднее принявший устав и формальный набор правил и процветающий по сей день. Вымышленным его предшественником стал Клуб криминалистов, описанный в этом романе.
Беркли придал черты собственного характера Шерингэму и, возможно (по крайней мере относительно комплекса неполноценности), Эмброузу Читтервику, появившемуся в этом романе и действовавшему позднее в еще двух замечательных книгах — "Убийство на Пикадилли"Изображение "The Piccadilly Murder" и "Суд и ошибка"Изображение "Trial and Error". Характер Алисии Дэммерс имеет некоторое сходство с Э. М. Деллафилд,Изображение E. M. Delafield
1890 — 1943
талантливой, остроумной писательницей, наиболее известной «Дневником провинциальной леди», разделявшей интерес Беркли к сложным преступлениям.

"Дело об отравленных шоколадках" известно множеством решений, предложенных членами Клуба криминалистов, чтобы объяснить отравление Джоан Бендикс. Каждый из потенциальных сыщиков проводит параллели между своей теорией и реальными делами. Каждый вариант, будучи изложен, представляется убедительным, но быстро обнаруживает недостатки. Беркли с остроумием и интеллектом расправляется с классическим детективным сюжетом — на это указывает авторский подзаголовок книги — "Академический детективный роман". Основной его целью было не пролить свет на психологию персонажей, а разоблачить ограничения, присущие играм, в которые играют с читателем авторы детективов, используя при этом юмор, дабы гарантировать, что результат останется интересным чтением. И — не единственный раз в своем творчестве — он завершает рассказ на неопределенной ноте, что противоречит общепринятой точке зрения — привлекательность детективного сюжета в восстановлении в его конце порядка.

Критики часто покровительственно именуют классический детективный роман "cozy", уютным, но в жизни Энтони Беркли, как и в его творчестве, уютного было мало. Его полное имя было Энтони Беркли КоксИзображение Anthony Berkeley Cox
1893–1971
, и, как и многие — но не все — авторы детективов его поколения, он пришел в литературу, уже имея богатый опыт. Получив образование в школе Шернборн и Оксфорде, он участвовал в Первой мировой войне, где отравление газами повлекло долгосрочные последствия для его здоровья. После заключения мира он пробовал свои силы в различных родах занятий, в частности, писал юмористические вещи для журналов вроде "Панча, прежде чем вывел в 1925 году Шерингэма в "Загадке Лейтон-Корта".Изображение "The Layton Court Mystery" Уже этот первый роман демонстрирует энтузиазм автора в игре с законами жанра.
Эта книга, как и следующая, "Отравление в Уичфорде"Изображение "The Wychford Poisoning Case", поначалу вышли из печати анонимно. Беркли хотел продвигать свое творчество, но был решительно настроен сохранить тайну личности автора, и эти противоречивые цели помогли повысить интерес к "Умышленной злобе"Изображение "Malice Aforethought", опубликованной в 1930 году издательством «Gollancz» под псевдонимом Фрэнсис Айлс. Книга получила восторженные отзывы и стала бестселлером, но тайна личности Айлса сохранялась в течение многих лет. Характерно, что Беркли с интересом и жаром участвовал в дебатах, кем может быть Фрэнсис Айлс. Второй роман Айлса, "Замужем за смертью"Изображение "Before the Fact", позже был экранизирован Альфредом Хичкоком как "Подозрение", но даже Мастер саспенса не смог поддержать продемонстрированную в романе темную, жуткую работу социопата и предпочел счастливый конец, полностью сместивший точку зрения.
Творческая карьера как Энтони Беркли, так и Фрэнсиса Айлса резко прервалась с началом Второй мировой войны. Но на протяжении почти пятнадцати лет он сделал так много, как никто более, для развития детективного жанра, демонстрируя мастерство как в области классического детектива-whodunit, так и психологического криминального романа. Позднее он под именем Айлса стал уважаемым обозревателем криминальной литературы, щедрым в похвалах новичкам в жанре, как и менее известным авторам, таким как Джордж Беллейрс, чьи книги также появляются в нашей серии.

Чрезвычайно радостно видеть эту книгу в печати. В пантеоне детективной литературы нет ничего подобного. Более того, это издание включает два дополнения. В 1979 году Кристианна Бранд, автор более молодого поколения, хорошо знавшая Беркли, написала новую развязку для переиздания книги в Америке в твердом переплете. Теперь решение головоломки, предложенное Бранд, впервые становится широко доступным. Когда Британская библиотека предложила мне дать еще одно решение, я был обескуражен, но нашел соблазн непреодолимым. Поэтому впервые эта книга включает восьмое объяснение «Дела об отравленных шоколадках». © Мартин Эдвардс. Лондон, 2016

A New Denouement, в: "Anthony Berkeley, The Poisoned Chocolates Case and The Avenging Chance, with a new denouement by Christianna Brand. San Francisco, 1979

Мисс Дэммерс, в поведении которой невозможного было заметить и следов сильного беспокойства, вернулась домой, где ее ждал некий джентльмен.
— Окей, дорогой, открой бутылку! Все в порядке. Ты в безопасности.
— Они повелись?
— Крюк, веревка и достойная участь. Ты видишь перед собой отвергнутую любовницу, презренную женщину (я и этот отвратительный старый Юстас!). Но все так — признана виновной.
Он плавно, без вульгарных хлопков и вспенивания, откупорил бутылку.
— Но ты уверена, что с тобой все в порядке?
— Абсолютно. — Она удобно уселась и приняла бокал тонко струящегося и золотого. — Они ничего не смогут про меня доказать, пока не отыщут Джейн Хардинг...
— Джейн Хардинг?
— Путешественницу. Тогда, в Париже. Осталась в нужный день в «Савое» — не поверишь — и отправила для меня с нужной почты коробку шоколадок, прежде чем удобно исчезнуть в иных частях света, почти без связи с внешним миром, не знаю, на какой срок.
— Что же они будут делать?
— Пыхтеть, мешать, раздувать дело в огромный, прекрасный шар клеветы — пока Джейн не выйдет на связь и не опровергнет их выдумку. Или, если они посмеют обратиться в полицию, слуги закона отправятся в «Савой» и в две секунды обнаружат, что распорядок Джейн делает все это невозможным. И тогда все они будут ползать вокруг, умоляя меня о прощении. Бедный мистер Читтервик — такой милый увлеченный человечек!
Он налил ей еще шампанского:
— Дорогая, это изысканный напиток, не стоит его так заглатывать.
— Сегодня стоит, — сказала она. — У меня был трудный вечер. Меня исследовали. Впрочем, не о чем ворчать: испытывали всех по очереди.
— И никто даже не подумал обо мне?
— Дорогой, это было замечательно. Я похлопала тобой их по носу — должна была, ради ее алиби — и снова тебя поймала, чистая ловкость рук. И правда, то была слишком легкая пожива: любовник, секретная встреча в Париже — все сразу представляют себе какого-нибудь скользкого типа в остроносых ботинках и с зачесанными назад волосами, никто не думает про старого доброго друга семьи — причем имевшего такой же, как у меня и любого из подозреваемых в этом деле, доступ к листкам писчей бумаги, пожелтевшим по краям, подержанным пишущим машинкам и всему такому. Не говоря о том, что они продолжали именовать криминалистикой, криминологическим знанием, а что нет. О, и они грезили сравнительными случаями убийств. Что ж, мы можем отыскать его и для тебя; все мы можем вспомнить Ричарда Бринкли, так ведь его звали? Он действительно убил двоих по ошибке, забыл в гостиной отравленный портер, а хозяйка с мужем не смогли преодолеть искушения и должным образом заплатили за это. Так что он, говорю это с сожалением, несмотря на вполне невинные намерения относительно реальных жертв...
— О, дорогая!
— И примерно в то же время жалкий маленький Армстронг со своими пышками-убийцами, «извини, что без тарелки!», уже отполировал бедную миссис А. Но их легион, этих отравителей, и, конечно, тысячи их даже не попали под подозрение.
— Мы должны искренне надеяться на это, учитывая судьбу бедного мистера Бринкли, в отношении меня и моего ликера с нитробензолом.
— Не мое дело уведомлять их, что нетерпеливый любовник урвал ночь от своих незаконных удовольствий, когда мы трое были все вместе в Париже, и вернулся, по-видимому, послеобеденным рейсом из Дувра?
— У нее не было подозрений?
— Нет, нет, твои оправдания безупречны.
— До сих пор она и не думала никогда...
— И к лучшему, — сухо сказала мисс Дэммерс. — Возможно, она не столь любезна, чтобы выйти замуж за убийцу.
— Ты слишком спокойно ко всему этому относишься. У тебя не было мысли?..
— Нет, нет, конечно, нет, — ясно произнесла мисс Дэммерс. — Пока я не начала думать, кто же, в конце концов, тот, кто жаждет жены дражайшего Юстаса и в то же время его денег после женитьбы?
— О нем я бы не сожалел — грубый зверь, вот кто он, и был таким все то время, что мы его знаем. Но я пренеприятно себя чувствую, потому что все пошло не так. Однако как я мог знать, что он отдаст коробку? Он был так жаден до шоколадок с ликером.
— Да, но с тех пор сменил свои пристрастия. Сейчас он предпочитает карамельную помадку или еще что-то столь же отвратительное.
— И та бедная невинная женщина...
— О, что касается этого, — сказала мисс Дэммерс, протягивая руку за новым шампанским, — в целом, ты знаешь, она была совершенно разложившейся. Все эти ее сакральные темы и в то же время проворачивание грязных делишек с блудливым старым Юстасом Пеннфазером, в комнатах частного отеля после обеда... Дорогой, после обеда! Я имею в виду, это не поведение, подобающие леди. Кроме того, — добавила она, оглядевшись по сторонам, — столь дурной ветер не надул бы ничего доброго. Ты знаешь, я уже несколько лет неудержимо стремлюсь к Грэхему Бендиксу, добрых пять минут я билась у его двери, а плечи уже готовы были вздрогнуть от рыданий — ты не представляешь, какой там уже произошел прогресс.
Он заметно оживился.
— Господи! Значит, все отлично сработало. Моей совести стало значительно легче, поскольку, в конце концов, попытка убить сэра Юстаса была благом для всего человечества, не говоря о женской его половине, но раз я убил Джоан Бендикс, то это был чистый случай, мне не в чем себя упрекнуть, особенно с учетом того, что ты говоришь. Итак, тебе достается твой джентльмен, а мне моя леди, поскольку развод сэра Юстаса все равно совершится. Единственная ложка дегтя, — добавил он с сожалением, — это что пока сэр Юстас жив, у нас будет слишком мало денег, чтобы пожениться.
— О, дорогой, не беспокойся об этом. С уходом бедняжки Джоан Грэхему достанутся все ее деньги, с учетом его собственных мы будем богаты, как Крезы, а ведь мы, мой мальчик, всегда с тобой всем делились, так что, думаю, все у вас будет в порядке. В конце концов, я обязана тебе за устранение этой тоскливой, самодовольной, лживой супруги и освобождение его для меня.
— Хм. Ты абсолютно уверена, Алисия, что не знала заранее о моих планах?
— Я уже говорила тебе, — сказала Алисия. — Конечно, нет.
— А что Юстас Пеннфазер тем временем разлюбил шоколадки с ликером?
— Дорогой младший брат, — сказала мисс Дэммерс, — начинаю верить, что ты и в итоге страдаешь от их славной криминологической как-ее-там. — И она протянула свой бокал, чтобы переместить в него оставшееся шампанское.

The Poisoned Chocolates Case Epilogue, в "Anthony Berkeley, The Poisoned Chocolates Case, edited by Martin Edwards. London, 2016

— Я хочу сделать признание, — заявила Алисия Дэммерс.
Четверо ее коллег по Клубу криминалистов дружно вздохнули, когда старший инспектор Морсби с добродушным удовольствием принял ее слова к сведению. Только Роджер Шерингэм понял, что она собирается раскрыть.
В финале последнего собрания Клуба неделей раньше Шерингэм обнаружил, что находится в непривычном ему состоянии нерешительности и смущения. Убедительное решение дела, предложенное с извиняющимся тактом Эмброузом Читтервиком, лишило дара речи даже этого болтливейшего из хозяев. Участники встречи в беспорядке разбрелись, и Шерингэму не хватало духу назначить дату нового собрания Клуба. Какую надежду можно было возлагать на столь избранное собрание, коим он так гордился, если доказано, что самый очаровательный его член применил свои таланты для совершения хладнокровного убийства?
Страх Роджера усугублялся такими эмоциями, в каких он боялся признаться даже сам себе. Правда состояла в том, что его уважение к Алисии Дэммерс было неотделимо от увлечения. Глубокое сознание своего несовершенства — чувства вполне ему чуждого в остальных случаях — убеждало его, что она рассматривает его как забавного спутника, не более того. Предположение, что она обманывала всех и себя саму, находясь в тайной связи с сэром Юстасом Пеннфазером, было для Роджера столь же сильным ударом, как мысль, что она стала причиной мучительной смерти невинной женщины.
Должен ли он довериться Морсби? Полицейский был приличным парнем, но обязан выполнить свой долг. Даже если доказательства вины найти будет трудно, Алисия Дэммерс проведет остаток своих дней в тени виселицы. Нет, ткнуть в нее пальцем немыслимо.
Спустя двадцать четыре часа после ее внезапного ухода с собрания Клуба он был избавлен от страданий. Мисс Дэммерс лично посетила его, чтобы объясниться, и обязалась обратиться к членам Клуба на ближайшем общем собрании. Достаточно оправившись, чтобы заговорить, Шерингэм предположил, что изящным жестом стало бы повторное приглашение в качестве гостя старшего инспектора Морсби.
— Отличная идея, — ответила мисс Дэммерс. — Кажется, мы делаем всю работу. Давно пора вновь услышать о силах закона и порядка, даже если мы просто получим подтверждение, что они забросили надежду привлечь виновного к ответственности.
Морсби оказался в высшей степени неуловим. «Чем, черт возьми, этот тип может быть так занят?» — вопрошал себя Шерингэм. Со временем он все же получил сообщение. Старший инспектор был бы рад присутствовать на очередном заседании Клуба криминалистов.
Итак, здесь были все и, сгрудившись в зале заседаний и затаив дыхание, ждали подтверждения, включает ли тесный круг членов Клуба убийцу. Миссис Филдер-Флеминг ужасающе тщательно исследовала обширную фигуру Морсби, словно пытаясь определить, где на своем теле он спрятал наручники.
— Боюсь, я не была с вами откровенна. — Голос мисс Дэммерс был совершенно чужд раскаяния. — Если в результате вы сочтете нужным отрешить меня от этого приятного и эрудированного общества, я буду унижена, но, естественно, с уважением отнесусь к вашему вердикту.
Пухлые щеки мистера Читтервика покраснели. Роджер мог читать мысли маленького человечка. Едва ли исключение из Клуба криминалистов было участью, сопоставимой с той, которая ждала женщину, осужденную за отвратительное убийство. Покойную Эдит Томпсон повесили, по сути, только за прелюбодеяние с решительным молодым человеком, убившим ее мужа. Женщина, виновная в преднамеренном отравлении, никакой милости ждать не может.
Сэр Чарльз Уайлдмен встал.
— Мадам, вы знаете, что здесь присутствует старший инспектор. Я должен дать вам совет, что любые инкриминирующие...
Алисия Дэммерс рассмеялась.
— Вы очень добры, сэр Чарльз, но вам незачем тревожиться за мою участь. Мою совесть беспокоит факт не варварского убийства, а преднамеренного обмана моих друзей. Конечно, если я могу позволить себе считать вас всех друзьями.
— Конечно, можете, — сердечно сказал Роджер.
Прежде чем разойтись дальше на тему братства — и сестринства — в Клубе криминалистов, он обнаружил, что его прервал мистер Брэдли.
— Мы не можем обвинять вас в том, что вы не признались, что виновны в убийстве. Но я хотел бы знать, готовы ли вы принять последствия вашего признания. Нельзя ожидать, что старина Морсби сочтет возможным применить в этом деле правило Чатем-хауса.[1]
Старший инспектор, туманно представлявший себе Чатем-хаус, а о правилах его и вовсе не знавший, ограничился мягкой улыбкой.
— Вы меня неправильно поняли, — сказала Алисия Дэммерс. — Я никого не убивала. Моя тайна, если угодно, более постыдна. Я скрывала желание написать детективный роман.
— О Боже! — Глаза Брэдли широко распахнулись. — Во избежание конкуренции?
— Именно. Вскоре после того, как сэр Чарльз предложил свое решение головоломки, вы поддразнили меня тем, что я читаю детективы. Вспомните, что я постаралась быстро сменить тему, прежде чем у вас появилась возможность спросить, намерена ли я сама написать что-то подобное. Учитывая, что я, как известно, дразню верующих в достоинства драмы и сюжета, я не хотела публично стеснять себя, прежде чем не буду убеждена, что овладела правилами детективной литературы. Есть ли для неофита лучший путь выучиться, чем участие в этой выдающейся группе, изучение фокусов продажи из уст такого эксперта, как вы, не смущая вас при обсуждении вашего ремесла?
Мистер Брэдли нахмурился, не зная, считать ли это комплиментом. Сэр Чарльз громко выдохнул.
— Дорогая моя, — сказал он. — У меня сложилось впечатление, что ваш интерес к криминалистике носит чисто академический характер.
— Или практический, — добавил мистер Брэдли, резко взглянув на несчастного Читтервика.
— Я готова была поделиться с вами своими планами, — сказала мисс Дэммерс, — но, когда мистер Шерингэм предложил нам обсудить загадку из реальной жизни, возможность увидеть, как это будет происходить, была слишком хороша, чтобы пропустить ее.
— Думаю, вы делали записи, — простонал мистер Брэдли.
— Не могу отрицать этого. — Мисс Дэммерс повесила голову в притворном раскаянии. — Слушая ваши гениальные теории, я убедилась в бесконечных возможностях детективного романа. И, когда я обсудила их с моим братом...
— Вашим братом? — требовательно спросила миссис Филдер-Флеминг.
— Да, он сейчас отдыхает между ангажементами, но потом жаждет чего-нибудь очень бульварного. Устал играть мальчика из соседнего дома и чувствует, что куда интереснее было бы изобразить убийцу. Настаивает, чтобы я приспособила свой сюжет к сцене. Говорит, что если Эдгар Уоллес может, то и я смогу. Когда он года два назад посещал Москву, то встретил старого приятеля, и теперь размахивает теорией актерской игры этого типа, Станиславского. Должна сказать, мы немало повеселились, репетируя различные сценарии, которые вы надумывали, чтобы объяснить смерть миссис Бендикс.
— И вы разработали еще одно решение этой тайны? — подсказал Шерингэм.
— Конечно. — Она терпеливо улыбнулась несчастному Читтервику. — Ваша теория была очень логична, но, боюсь, не сходится расчет времени. Моя мысль предельно проста. Пеннфазер все время был намеченной жертвой. Он стоял между моим братом и счастьем в виде очаровательной леди Пеннфазер. Довольно приятная вариация на тему, если можно так сказать о своем творчестве.
— Полностью выдуманный вздор! — запротестовал сэр Чарльз.
— А разве нельзя сказать то же самое о любом детективном романе? Реальный случай может принести искру вдохновения, но в моем представлении вымысел непреодолимо чужд правде.
— В моем тоже, — пробормотал Морсби.
Все повернулись к нему.
— Да, старший инспектор, — сказал Брэдли, — думаю, нет ничего необычного в том, что полиция встала в тупик. Кажется, это обычная ситуация.
Человек из Скотленд-Ярда любезно улыбнулся писателю.
— Верно говорите, сэр. Учитывая отсутствие у нас блеска интуиции, мы оказываемся зависимы от утомительной рутины стука в дверь и задавания вопросов.
— Жаль, что удовлетворительных ответов вы не нашли, — фыркнула миссис Филдер-Флеминг.
Морсби просиял.
— Мадам, я бы не стал заходить столь далеко.
Роджер Шерингэм нагнулся вперед.
— Морсби, старая лиса. Знаю это выражение кошки, слизавшей все сливки. Вы наконец отыскали надежный ключ? Ради всего святого, человече, начинай посев.
— Думаю, можно сказать, что наши розыски достигли удовлетворительного прогресса, — сказал детектив.
— Давайте, старший инспектор, — буркнул сэр Чарльз. — У меня в этом деле есть личный интерес, как вы сами понимаете. Не держите нас в напряжении.
— Хорошо, — сказал Морсби. — Должен заметить, что обязан вам, леди и джентльмены, не только за щедрое приглашение меня в вашу компанию, но и за неоценимую пользу от вашего интеллектуального мастерства.
— Мы оказали вам некоторую помощь? — сказал мистер Читтервик. — Как бы я хотел, чтобы так и было! Ведь, кажется, мисс Дэммерс сказала нам сегодня вечером, что все наши усилия были напрасны.
— Помилуйте, сэр, это далеко от истины, — добродушно сказал Морсби. — Мне было очень интересно всех вас слушать, и, как вы сами знаете, я рад был оказать вам любую посильную помощь в работе над вашими теориями. В таком трудном деле, как это, всегда есть надежда на что-нибудь: случайное замечание, возможно, какое-то блеснувшее событие, которое прольет лучик во тьму. Тем временем мои коллеги из Скотленд-Ярда продолжали вести следствие так, как умеют. Не самая блистательная работа, да, но для тех из нас, кто лишен гения...
— Морсби, — вставил Роджер, — да вы смеетесь над нами. Не завивайте кудель, человече. Что вы обнаружили?
Полицейский казался задетым.
— Вы несправедливы ко мне, мистер Шерингэм. Я воистину благодарен вам и вашим друзьям. Вы мне напомнили о важности изучения каждого аспекта, даже самого бесперспективного.
— И?
Морсби вздохнул.
— Представьте себе стоявшие перед нами трудности. Как вы сами обнаружили, у всех четверых актеров нашей маленькой драмы — сэра Юстаса, леди Пеннфазер, мистера Бендикса и его покойной жены — полно скелетов по шкафам. Это неизмеримо осложнило нашу задачу. При таком обилии сведений нелегко было отделить зерна от плевел. Мы не могли быть даже уверены, кто был намеченной жертвой убийства. Поэтому пришлось проверять все. Кропотливое дело, леди и джентльмены, но с одним возмещающим все аспектом. Как только мы собрали все фрагменты головоломки, создание правильной картины стало столь простым, что даже смиренные полицейские оказались способны на это.
— Вы хотите сказать, — требовательно прервала его Алисия Дэммерс, — что знаете?
— Позвольте мне объяснить, что мы нашли, — спокойно сказал Морсби. — Что касается... грешков, так сказать, сэра Юстаса, мы установили, что одну молодую женщину, с которой он встречался, ждала особенно трагическая судьба.
— Не девушка Кокса? — спросила Алисия.
Морсби повернулся к ней.
— Вы знакомы с этой историей?
— Юстас упоминал ее мне в непринужденной манере. Она не была... членом того же социального класса, что большинство его любовниц. Не было ли у нее короткого опыта хористки, прежде чем ее здоровье пошатнулось? Он утверждал, что она пыталась держать его за дурака, но он отказался давать ей какие-либо деньги. Велел ей опубликовать все, что она хочет, но, думаю, знал ее достаточно хорошо, чтобы быть уверенным, что он в полной безопасности. Она и слова не проронила об их связи.
Морсби кивнул.
— Он бы никогда не признал, что был отцом этого ребенка, и продолжал упорствовать, когда мы его допрашивали.
— Он сказал мне, что она была неуравновешенной. Милой в обычном понимании, как он признавал, но законченной неврастеничкой. Говорил, что проклял день, когда ее встретил.
— Чувство это было вполне взаимным. Точный характер их взаимоотношений никогда не будет установлен, и, возможно, это не так важно. Девочка повесилась за шесть недель до родов.
— Какой козел! — вздрогнула миссис Филдер-Флеминг.
— Но это не так уж, как вам может показаться, решает проблему выбора между сэром Юстасом и мистером Бендиксом, — мягко сказал полицейский. — Как вы знаете, Бендикс был директором парфюмерной компании «Британия — Восток». Мы изучили все предприятия, в которых он имел долю, и установили, что вместе с женой они особенно интересовались конкретно этой фирмой. Вы заметили, мистер Шерингэм, что мистер Бендикс предпочитал вкладываться в компании в тяжелом финансовом положении, но на самом деле это, кажется, было целенаправленной его политикой. Как заметил один из клерков у Уилла и Уилсона, он был готов смириться с разорением полдюжины своих предприятий, надеясь, что именно теперь одна из его азартных ставок оправдается.
— Спекулянт! — воскликнула миссис Филдер-Флеминг.
— В самую точку, мадам. Заинтересовавшись фирмой «Британия — Восток», Бендикс по традиции нанял внешних аудиторов, чтобы проверить документацию. Они обнаружили, что на короткое время главный бухгалтер заимствовал определенную часть средств компании. Он, решив свои проблемы, возместил сумму в надежде, что никто ничего не заметит. Бендикс мог бы оштрафовать бухгалтера, сократив его оклад вдвое, но для миссис Бендикс это было недопустимо. Вы знаете, что у нее был жесткий моральный кодекс, хотя из него исключались ее дела с сэром Юстасом. Когда проступок того человека был раскрыт, она настояла на его немедленном увольнении.
— Все это, без сомнения, очень интересно для понимания психологии персонажей драмы, если вас увлекает подобное, — сказал сэр Чарльз, чье плохо скрытое нетерпение явно указывало, что его это подобное не увлекает. — Но, кажется, к решению вопроса об отравленных шоколадках оно отношения не имеет?
— Потерпите, сэр Чарльз, — ответил Морсби. — Скоро все будет ясно. Главный бухгалтер работал в фирме «Британия — Восток» с самого окончания школы. Бендикс лишь недавно заинтересовался фирмой и никогда не встречал его. Это важно по причине, которая вскоре станет понятна. Бухгалтер был человеком безупречного образа действий, впавшего в отчаяние из-за смерти жены после долгой болезни и из-за слабого здоровья дочери. Деньги, взятые им, предназначались для оплаты пребывания дочери в больнице. Это была красивая молодая женщина, страдавшая от нервного расстройства и сильно потрясенная болезнью матери.
— Бедняга, — произнесла миссис Филдер-Флеминг. — Что с ним стало?
— В бизнесе нет места для бухгалтера, уволенного за мошенничество, — сказал Морсби. — Он был конченым человеком.
— Думаю, — заметил Роджер, — что два и два начинают у меня складываться вместе.
— Зная вас так, как я, — добродушно ответил Морсби, — был бы разочарован, будь оно иначе. Только попомните, сэр, что не стоит в результате вашего сложения получить пять.
— Возвращаясь к вопросу о мотиве, — сказал Брэдли, — Бендиксы, похоже, жестоко обошлись с этим парнем. Быть может, его дочь и была несчастной матерью нерожденного ребенка сэра Юстаса?
— Вы все собрали воедино, сэр! — просиял Морсби. — Я был уверен, что вы уловите связь. Все же вы получили выгоду от наших прозаических расследований, да.
Мисс Дэммерс нахмурилась.
— Вы говорите, что отец девушки, покончившей жизнь самоубийством после того, как ее бросил Пеннфазер, также имел причину убить Бендиксов?
— Так и есть.
— Не могу в это поверить. Слишком много совпадений. Если бы я описала подобное в детективном романе, были бы ужасные отзывы.
— Возможно, мисс, — мягко сказал Морсби, — вы смотрите на все дело не с того конца телескопа.
— Не понимаю.
— Думаю, — вмешался Роджер, — Морсби говорит, что это не совпадение. Один и тот же человек мог испытывать неприязнь ко всем троим. Его мир был разрушен. Он потерял жену, единственного ребенка и средства к существованию. Полагаю, он чувствовал, что ему незачем жить.
Детектив кивнул.
— Углубившись в дело, мы обнаружили, что Кокс страдал нервным расстройством уже много лет, задолго до трагедии. По словам вашего друга, юной леди из парфюмерной компании, на работе все это знали, хотя он никогда не позволял личным неприятностям вторгаться в его дело. Она описала его как скромного, приятного и очень трудолюбивого человека. Конечно, тяжелые потери пошатнули его. Но даже в свой последний день на службе, когда он собрал свои пожитки (и, без сомнения, некоторое количество нитробензола) и попрощался с коллегами, он сохранял спокойное достоинство. По ее словам, у нее слезы на глаза навернулись.
Припомнив свою встречу с ней, Роджер несколько усомнился в этом, но оставил свои мысли при себе.
— Хорошо, идем далее. У Кокса было множество мотивов отослать коробку шоколадок в клуб «Радуга». Намечал ли он конкретную жертву или действовал наобум, не заботясь, отравится Пеннфазер либо кто-то из Бендиксов?
— Погодите, — сказал Брэдли. — Его дочь могла знать, что Пеннфазер обожает шоколадки с ликером, по крайней мере, если это подарок, но едва ли он мог догадаться, что этот тип их разлюбил. И даже если бы он это знал, участие Бендиксов должно было стать чистой случайностью.
Не в силах, как обычно, противостоять искушению, Роджер пробормотал:
— Случай-мститель.
Брэдли поморщился.
— Если мы ищем параллели в реальной жизни, приходит в голову дело Бодли, хотя это было закрытое убийство. Всю семью отравили мышьяком, а умер только дедушка Джордж. Убийство ради наследства, но предполагаемый преступник избежал обвинения.
— Полагаю, — сказал Морсби, — вы трактуете это как открытое убийство, мистер Брэдли? Что ж, вещи не таковы, какими кажутся.
— Вы говорите так уверенно, старший инспектор, — заметила Алисия Дэммерс.
— У меня была возможность поговорить сегодня с Коксом.
Выложив эту бомбу, Морсби раскурил сигару.
— Он сознался в убийстве? — Сэр Чарльз не пытался скрыть своего возмущения возможной потерей дохода для членов юридической корпорации в случае отсутствия состязательного судебного процесса.
— Он говорит, что после потери всего, что было ему дорого, виселица не страшит его, — сказал Морсби. — Как обычно, он очень хотел быть полезен. Миссис Бендикс мертва, и он уверен, что когда газеты напечатают его историю, это разрушит репутацию двоих ненавидимых им людей.
— Как обычно? — повторил Брэдли. — Вы уже общались с ним раньше?
Морсби кивнул.
— После того как его жизнь рухнула, он убедился, что находился в идеальном положении для организации уничтожения своих врагов. Он, кажется, приобрел доверие обоих мужчин, и, похоже, несет ответственность за несколько инцидентов, привлекших ваше — и наше — внимание. Я понимаю, например, что он сдержанно намекал на достоинства «Скрипящего черепа» в беседе с каждым из них. Кажется, у него есть ониксовая ручка с пером и запас чернил фирмы «Хартфилд», а на работе он часто возился с пишущей машинкой и бланками. Следующим его шагом было убедить работодателей избавиться от пишущей машинки из-за ее предполагаемых недостатков и призвать сэра Юстаса воспользоваться выгодной сделкой.
Роджер застонал.
— Почему я этого не увидел? Два и два действительно дают в сумме четыре!
В мозгу мистера Читтервика, также произведшего подсчеты, засветилось, что объяснение, решительно им отвергнутое, было на самом деле верным. Поражение оставило его подавленным. Он не мог даже пискнуть от отчаяния.
Морсби довольно попыхивал сигарой.
— Для главного бухгалтера это было довольно неожиданно, но уже не имело значения. Он описал это мне как внезапную, невероятную удачу после всех перенесенных страданий. В ту самую неделю, когда его впервые за всю жизнь выкинули с работы, клуб «Радуга» искал нового швейцара.

  • ↑ [1]. Чатем-хаус — расположенный в Лондоне научно-исследовательский центр в области международных отношений, в котором действует строгое правило анонимности обсуждений. Участники заседаний не имеют права разглашать за их пределами, кем высказывалось то или иное мнение.
"Детектив — это интеллектуальный жанр, основанный на фантастическом допущении того, что в раскрытии преступления главное не доносы предателей или промахи преступника, а способность мыслить" ©. Х.Л. Борхес

За это сообщение автора Клуб любителей детектива поблагодарили: 7
buka (01 июл 2018, 07:55) • igorei (30 июн 2018, 23:12) • Mrs. Melville (01 июл 2018, 02:47) • Гастингс (02 июл 2018, 15:08) • Stark (30 июн 2018, 14:10) • Полковник МАРЧ (30 июн 2018, 11:48) • Виктор (02 июл 2018, 13:29)
Рейтинг: 46.67%
 
Аватар пользователя
Клуб любителей детектива
Новичок
Новичок
 
Автор темы
Сообщений: 54
Стаж: 24 месяцев и 29 дней
Карма: + 0 -
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 147 раз.

Re: "Дело об отравленных шоколадках" (альтернативные окончан

СообщениеАвтор Доктор Фелл » 02 июл 2018, 19:04

Скажу так. Неблагодарное это дело — пробовать делать альтернативные окончания широко известных произведений. Я не зря все-таки вначале перечитал оригинал. Не скажу, что два варианта новых развязок плохи, но они выпадают (Кристианны Бранд — более, Мартина Эдвардса — менее) из общего стиля. Можно (при желании) еще придумать. К примеру взять миссис Веррекер-ле-Межерер. Еще (в современном варианте) сделать ее и жертву тайными лесби. И версия готова.
К чему я веду. Найти того или иного персонажа на роль убийцы можно. Мотив, возможность — тоже. А вот остаться в стиле, в общей канве, в "почерке" — это уже намного труднее.
Мне кажется что Беркли очень удачно "закончил" произведение, поставив в последней строке, как бы "многоточие". Именно так это роман получается завершенным.

И тем не менее. Большое спасибо за перевод!
Рассказы неплохи. А то, что благодаря им, еще раз прочитал "шоколадки", тоже здорово.
«И сказал По: да будет детектив. И возник детектив. И когда По увидел, что создал, он сказал: и вот хорошо весьма. Ибо создал он сразу классическую форму детектива. И форма эта была и останется во веки веков истинной в этом бесконечном мире». © Эллери Квин.
Аватар пользователя
Доктор Фелл
Хранитель Форума
 
Сообщений: 7719
Настроение: СпокойныйСпокойный
Стаж: 108 месяцев и 7 дней
Карма: + 92 -
Откуда: Россия, Москва
Благодарил (а): 480 раз.
Поблагодарили: 1111 раз.

Re: "Дело об отравленных шоколадках" (альтернативные окончан

СообщениеАвтор Роджер Шерингэм » 02 июл 2018, 21:15

Всё же постараюсь максимально избежать прямых спойлеров.
Когда я перечитывал в этот раз роман (отзыв заново писать не буду, он уже есть в теме Беркли), то пытался угадать, у кого будет какая разгадка. Ну и сам придумать дополнительные. И, как я уже писал в отзыве, заметно, как версия Читтервика близка самой первой версии сэра Чарльза. Я стал думать, а не влезает ли преступник из версии сэра Чарльза в версию Читтервика, если её незначительно дополнить. Оказалось, что всё же не влезает, некоторые факты мешают, и я с сожалением отбросил этот вариант (хотя была бы красивая закольцовка). И был очень рад обнаружить, что Кристианна Бранд рассуждала в этом же направлении и обошла эти неудобные факты. Но воплощение у неё, однозначно, подкачало.
Версия Эдвардса - это, конечно, хулиганство. Слишком много новых данных вбрасывается. Другое дело, что Беркли, обосновывая устами своих героев новые версии, тоже каждый раз вводит новые данные. И Эдвардс, на мой вкус, прекрасно всё закольцевал. Его текст вполне себе жирная точка после того авторского многоточия, про которое пишет доктор Фелл. Отдать финальную разгадку Морсби - это вполне в духе Беркли. И сама идея искать человека с мотивами и против Бендиксов, и против сэра Юстаса одновременно (в то время как все считали намеченной жертвой или Бендиксов, или сэра Юстаса) очень красивая. Но, конечно, додумать Эдвардсу пришлось очень многое.
И вот пока я читал версию Эдвардса и пытался понять, к кому же он клонит, мне пришёл в голову более простой вариант, который можно было бы воплотить, используя ход мыслей, схожий с Эдвардсом. Ведь если отбросить восемь предложенных кандидатур (семь в оригинале и две в новых разгадках), то среди оставшихся явно красуется одна наиболее перспективная.
И это не миссис Веррекер-ле-Межерер, предложенная доктором Феллом. Кстати, она и так была среди кандидатов. Очевидно, её и имел в виду Брэдли под дамой, чьё имя так и не прозвучало. А значит, из игры она выбывает.
Спойлер: Убираю под спойлер, чтобы можно было подумать, кого я имею в виду
Остаются, не считая откровенно эпизодических персонажей, сама миссис Бендикс, миссис Филдер-Флеминг, Морсби, ведший дело инспектор, Роджер Шерингэм и Читтервик.
Морсби и инспектора можно сразу вычеркнуть - делать преступником полицию не в стиле Беркли, и мотивы подобрать им обоим очень трудно. Вариант с миссис Бендикс, план которой сработал против неё, тоже очень сложно обосновать. Роджеру Шерингэму и миссис Филдер-Флеминг, разумеется, можно найти мотив. Ей - хоть бы предложенный доктором Феллом лесбийский, а у Роджера явные криминальные наклонности, да и к убийству разных малоприятных личностей он, как мы из других романов знаем, относится наплевательски :) Но в обоих случаях надо многое додумывать. Ни миссис Филдер-Флеминг, ни Роджер, судя по тексту, не знакомы лично с участниками драмы.
А вот мистер Читтервик - другое дело. Во-первых, он знает сэра Юстаса, раз имел возможность с ним отобедать (и, стало быть, с большой вероятностью знает и Бендикса). Во-вторых, ни читатели, ни члены Клуба, вообще-то, ничего о нём не знают. Вдруг он не тот, за кого себя выдаёт? Хоть что-то о Читтервике мы узнаем задним числом, из последующих романов, и то крайне мало. И, честно признаться, следя за ходом мысли Эдвардса, я думал именно на Читтервика. Но увы.
И в-третьих, можно даже не использовать сложные додумки Эдвардса. Исходя из канонических текстов Беркли, мистер Читтервик всецело предан справедливости (см. "Суд и ошибку"). А, как мы знаем, в самом начале текста Беркли Морсби говорит, что полиция считает преступником маньяка, помешанного на идее справедливости и возмездия. Так может, именно Читтервик (прекрасно осведомлённый в криминалистике, раз он принят в члены Клуба) и решил покарать своего знакомого, сэра Юстаса? И та же преданность справедливости не позволила ему поддакнуть версии мисс Дэммерс, отправляющей, сводя личные счёты, сэра Юстаса на эшафот за преступление, которого он не совершал? И это же заставило его, чтобы остановить других членов Клуба, обвинить саму мисс Дэммерс (благо Читтервик прекрасно знал, что обвинение против неё недоказуемо)?
И вот тогда, на мой вкус, происходит закольцовка вполне во вкусе Беркли. Во-первых, после обвинений в адрес целого ряда членов Клуба преступником оказывается последний выступавший. Во-вторых, подтверждается первоначальная версия полиции. И, в-третьих, происходит перекличка сразу с двумя присутствующими в творчестве Беркли темами - мотивом справедливого убийства вредных для общества людей и мотивом маньяка. А "Шоколадки" собирают, как в фокусе, отсылки на все лучшие вещи Беркли.

И, более того, мне кажется, что эту разгадку можно дописать девятой вслед за Бранд и Эдвардсом (хотя проще было бы их отбросить и сделать её седьмой). А если дописать её определённым образом, будет еще и отсылка на "Второй выстрел".
Аще убьють огнищанина въ обиду, то платити за нь убиици, а людемъ не надобе.
А иже убьють огнищанина в разбои, или убиица не ищуть, то вирное платити, в неи же вири голова начнеть лежати.
Аже убиють огнищанина у клети, или у коня, или у говяда, или у коровье татьбы, то убити въ пса место.
Аватар пользователя
Роджер Шерингэм
Ветеран
Ветеран
 
Сообщений: 1989
Стаж: 108 месяцев и 6 дней
Карма: + 58 -
Откуда: Edinburgh-of-the-Seven-Seas
Благодарил (а): 78 раз.
Поблагодарили: 458 раз.

Re: "Дело об отравленных шоколадках" (альтернативные окончан

СообщениеАвтор Виктор » 05 июл 2018, 15:05

Мне, честно говоря, вариант Кристанны Бранд не понравился. Как-то плохо всё продумано и небрежно прописано. Как будто Кр. Бранд писала по принципу «Получите, и отвяжитесь от меня».

А вот вариант Мартина Эдвардса мне понравился.

1. Я согласен с Роджером Шерингэмом, что М. Эдвардс ставит "жирную точку", и эта "точка" находится в последнем предложении рассказа.

2. То, что М. Эдвардс вводит много дополнительных данных, это, по-моему, не искажает, а развивает произведение. Ведь для того, чтобы появлялись новые версии, старого набора данных может быть просто недостаточно.

3. Мне нравится, что М. Эдвардс отдаёт должное усилиям инспектора Морсби и его коллег-полицейских. Литературные сыщики расследуют, как правило, умозрительные преступления, а полицейские (не книжные, а настоящие) расследуют реальные преступления, что, порой, намного сложнее.
И ведь это даже символично. Писатели, когда заходят в тупик, что-нибудь придумывают (новые улики, новых персонажей, новые мотивы и т. д.), а настоящие полицейские вынуждены работать с тем набором фактов и улик, который у них имеется – и, несмотря на это, им, при помощи, как пишет М. Эдварс "утомительной рутины стука в дверь и задавания вопросов", удаётся раскрывать немало сложных и даже "невозможных" преступлений.
Так что, по-моему, рассказ М. Эдвардса – это такой «дифирамб» во славу полиции и неплохое окончание всей истории "Шоколадок".
"Если у вас пропал джем, а у кого-то выпачканы губы,
это ещё не доказательство вины".

Эдмунд К. Бентли
Виктор
Куратор темы
Куратор темы
 
Сообщений: 1735
Стаж: 61 месяцев и 27 дней
Карма: + 46 -
Откуда: г. Великий Новгород
Благодарил (а): 1134 раз.
Поблагодарили: 1528 раз.

Re: "Дело об отравленных шоколадках" (альтернативные окончан

СообщениеАвтор Роджер Шерингэм » 05 июл 2018, 16:37

Виктор писал(а):Так что, по-моему, рассказ М. Эдвардса – это такой «дифирамб» во славу полиции и неплохое окончание всей истории "Шоколадок".

По-моему, это просто реализация трюка, который сам Беркли использовал как минимум в двух романах, где РШ ошибается, а Морсби находит правильную разгадку. Правда, если бы в результате подтвердилась первоначальная версия полиции (маньяк-мститель), то это было бы ещё более в духе тех романов - ведь там полиция изначально знает правду, а РШ всё усложняет. Но не в духе "Шоколадок", пожалуй, здесь и полиция, придя к финальной разгадке, должна (как и все шесть любителей до неё) учесть наработки чужих версий. Морсби их и учёл.
Аще убьють огнищанина въ обиду, то платити за нь убиици, а людемъ не надобе.
А иже убьють огнищанина в разбои, или убиица не ищуть, то вирное платити, в неи же вири голова начнеть лежати.
Аже убиють огнищанина у клети, или у коня, или у говяда, или у коровье татьбы, то убити въ пса место.

За это сообщение автора Роджер Шерингэм поблагодарил:
Виктор (05 июл 2018, 16:42)
Рейтинг: 6.67%
 
Аватар пользователя
Роджер Шерингэм
Ветеран
Ветеран
 
Сообщений: 1989
Стаж: 108 месяцев и 6 дней
Карма: + 58 -
Откуда: Edinburgh-of-the-Seven-Seas
Благодарил (а): 78 раз.
Поблагодарили: 458 раз.



Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Кто просматривал тему Кто просматривал тему?