Убийца - дворецкий!!!
Добро пожаловать на форум «Клуб любителей детективов» . Нажмите тут для регистрации

  • Объявления администрации форума, интересные ссылки и другая важная информация
КЛУБ ЛЮБИТЕЛЕЙ ДЕТЕКТИВОВ РЕКОМЕНДУЕТ:
АЛЬТЕР П. БЕРКЛИ Э. БУАЛО-НАРСЕЖАК БЮССИ М. ДИВЕР Д. КАРР Д.Д. КВИН Э. КОБЕН Х. КОННЕЛЛИ М. КРИСТИ А.

В СЛУЧАЕ ОТСУТСТВИЯ КОНКРЕТНОГО АВТОРА В АЛФАВИТНОМ СПИСКЕ, ПИШЕМ В ТЕМУ: "РЕКОМЕНДАЦИИ УЧАСТНИКОВ ФОРУМА"

Анонс «Библиотечки форума»: Энтони Беркли "Не та банка"
Анонс Читального зала «У камина»: ...
Анонс «Убийства на улице ЭДГАРА»: ...

АЛФАВИТНЫЙ СПИСОК АВТОРОВ: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


«Детектив — это интеллектуальный жанр, основанный на фантастическом допущении того, что в раскрытии преступления главное не доносы предателей или промахи преступника, а способность мыслить» ©. Х.Л. Борхес

Дональд Уэстлейк «Слишком много жуликов» (1990)

Рассказы, получивших премию «Эдгар».

Модератор: киевлянка

Дональд Уэстлейк «Слишком много жуликов» (1990)

СообщениеАвтор Клуб любителей детектива » 17 янв 2018, 19:46

___Внимание! В топике присутствуют спойлеры. Читать обсуждения только после прочтения самого рассказа.

Изображение
СЛИШКОМ МНОГО ЖУЛИКОВИзображение Проще пареной репы!
Дональд Уэстлейк
Too Many Crooks (ss)
© 1989 by Donald E. Westlake
First published in Playboy, Aug 1989
Неоднократно переведен на русский язык.

Рассказ опубликован в рамках проекта "УБИЙСТВА НА УЛИЦЕ "ЭДГАР""
___В 1990 году премию «Эдгар» в категории «рассказ» получил Дональд Уэстлейк за рассказ «Слишком много жуликов» (Too Many Crooks), впервые опубликованный в журнале «Playboy» в августе 1989 года.

___!Весь материал, представленный на данном форуме, предназначен исключительно для ознакомления. Все права на произведения принадлежат правообладателям (т.е. согласно правилам форума он является собственником всего материала, опубликованного на данном ресурсе). Таким образом, форум занимается коллекционированием. Скопировав произведение с нашего форума (в данном случае администрация форума снимает с себя всякую ответственность), вы обязуетесь после прочтения удалить его со своего компьютера. Опубликовав произведение на других ресурсах в сети, вы берете на себя ответственность перед правообладателями.
___ Публикация материалов с форума возможна только с разрешения администрации.


Donald E. Westlak “Too Many Crooks” [John Dortmunder], (ss) Playboy, Aug 1989; The Year's Best Mystery and Suspense Stories, 1990; Ellery Queen’s Mystery Magazine, Jun 1991; Horse Laugh and Other Stories, 1991; The Edgar Award Book, 1996; Master's Choice: Mystery Stories by Today's Top Writers and the Masters Who Inspired Them, 2001; Thieves Dozen, 2004; The Best American Mystery Stories of the Century, 2006; The Big Book of Rogues and Villains, 2017.

— Ты что-нибудь слышал? — прошептал Дортмундер.
— Только ветер, — ответил Келп.
Дортмундер развернулся и через плечо направил свет фонаря прямо в глаза рядом присевшего Келпа.
— Какой еще ветер? Мы в туннеле!
— Здесь есть подземные реки, — сказал Келп, взглянув искоса, — так что и подземные ветра могут быть. Ну, ты закончил со стеной?
— Еще парочка ударов, — пообещал Дортмундер.
Решив не обижаться на глупость, он направил луч фонаря за спину Келпа вглубь пустого туннеля — извилистой, грязной кишки, во многих местах диаметром не более трех футов, пробирающейся сквозь камни, щебень и древние мусорные кучи и прокладывающей сорокафутовый путь от задней части подвала заброшенного обувного магазина до стены углового банка. Согласно картам, которые Дортмундер достал в водоканале, ссылаясь на отдел коллекторов, а также в отделе коллекторов, ссылаясь на водоканал, буквально с другой стороны этой стены находится главное банковское хранилище! Еще пара ударов, и большой неровный кусок бетона, который они с Келпом выгрызали столько времени, наконец свалится внутрь этого самого хранилища! Дортмундер ударил.
И еще раз.
И кусок бетона выпал на пол хранилища.
— О, Господи, наконец-то! — произнес кто-то.
Что такое? Не веря самому себе, но не в силах остановиться, Дортмундер бросил кувалду и фонарик и, просунув голову в дыру, огляделся.
Все верно — это было хранилище. И в нем было полно людей.
Мужчина в костюме протянул руку и, ухватив Дортмундера, втащил его внутрь хранилища.
— Хорошая работа, офицер. Грабители там, за стеной.
А Дортмундер думал, что это они с Келпом грабители.
— Да?
Круглолицая женщина в брюках и блузке с накрахмаленным воротничком сказала:
— Их пятеро. С автоматами.
— С автоматами, — повторил удивленный Дортмундер.
Посыльный с усами и в фартуке, держащий в руках картонную коробку с четырьмя стаканами кофе, двумя кофе без кофеина и чаем, сказал:
— Все мы здесь заложники. Я думаю уволиться.
— Сколько вас? — спросил мужчина в костюме, заглядывая за спину Дортмундера и глядя прямо в лицо нервно улыбающегося Келпа.
— Только мы двое, — ответил Дортмундер и беспомощно смотрел, как чьи-то руки ухватили Келпа и усердно тащили его через отверстие в хранилище. Здесь действительно было полно заложников.
— Я Кирни, — представился мужчина в костюме. — Управляющий банком и, не поверите, как я рад вашему появлению!
Впервые управляющий банком сказал ТАКОЕ Дортмундеру, на что тот пробормотал:
— Ага, ну да.
Затем кивнул и сказал:
— Я, хм, офицер Дидамс, а это офицер, гм, Келли.
Управляющий банком Кирни нахмурился.
— Вы сказали «Дидамс»?
Дортмундер разозлился на себя: «Ну, зачем я назвал имя Дидамс? Хотя я ведь не ждал, что внутри хранилища мне понадобится псевдоним, так ведь?» А вслух сказал:
— Ага, Дидамс. Это по-валлийски.
— О, — сказал Кирни, затем хмуро продолжил. — Да вы даже не вооружены.
— Ну, да. Мы, хм, мы команда по освобождению заложников. Мы обходимся без единого выстрела, чтобы избежать риска для вас, эээ, гражданских.
— Очень мудро, — согласился Кирни.
Келп с остекленевшим взглядом и приклеенной улыбкой произнес:
— Ну что, ребята, может, нам пора бы всем вместе аккуратненько пробиться через…?
— Они идут! — прошипела элегантная женщина от дверей хранилища.

Все пришло в движение. Это было впечатляюще: все задергались одновременно. Кто-то дернулся в сторону дыры, чтобы там спрятаться, кто-то рванул подальше от дверей, кто-то же пытался спрятаться за спиной у Дортмундера, который в свою очередь обнаружил, что стоит в авангарде перед этой огромной, круглой и тяжелой металлической дверью, которая в этот момент тихо открывалась.
Она открылась наполовину, и в хранилище вошли трое мужчин. Они были во всем черном: черные лыжные маски, черные кожаные куртки, черные брюки и черные ботинки. У каждого в руках был автомат «Узи». Взгляд их был жесток и холоден, руки их ощупывали металл автоматов, а ноги постоянно были в движении, даже когда они стояли. Казалось, что ничего не может их вывести из себя.
— Всем молчать! — заорал один из них, хотя никто в хранилище не проронил ни слова. Он осмотрел всех присутствующих и рявкнул:
— Мне нужен один человек, чтобы показать копам заложника и посмотреть, можно ли им доверять.
Его глаза, как и ожидал Дортмундер, остановились на нем.
— Ты, — указал он на Дортмундера.
— Почему бы нет, — пробормотал Дортмундер.
— Как тебя зовут?
Все уже здесь слышали, как он произносил это имя, так что теперь у него нет другого выхода.
— Дидамс.
Грабитель уставился на него сквозь прорези в маске.
— Дидамс? — переспросил он.
— Это по-валлийски, — пояснил Дортмундер.
— А, — протянул грабитель и кивнул. Указал автоматом на дверь и приказал: — Пошел отсюда, Дидамс.
Дортмундер шагнул вперед, оглядываясь через плечо на людей, смотрящих ему вслед, и был уверен, что каждый из них был чертовски рад, что выбрали не его. Даже Келп сгорбился там позади всех и прикидывается, что он всего четырех футов росту. А затем Дортмундер шагнул в дверь хранилища в окружении всех этих нервных маньяков с автоматами и пошел с ними по коридору, заставленному столами, и дальше через дверь в главный зал банка, в котором царил хаос.
В этот момент часы на стене показывали 17:15 вечера. Все работники банка к этому времени должны были пойти домой — на это и рассчитывал Дортмундер. Должно быть, все то, что случилось, произошло как раз перед закрытием в три часа (Дортмундер с Келпом уже были тогда в туннеле, усердно работали, ничего не зная о событиях на поверхности планеты), когда эти клоуны пришли в банк и устроили здесь маски-шоу, размахивая автоматами.
Хотя они явно не просто размахивали. По стенам и верхним информационным табло расплескались оборванные полосы автоматных очередей, словно кусочки телеграммы, написанной азбукой Морзе. Мусорные корзины и горшок с фикусом были перевернуты, но, слава богу, на полу не валялись мертвые тела. По крайней мере, Дортмундер ни одного не увидел. Большое зеркальное окно было прострелено, и возле него, пригнувшись, сидели еще два бандита в черном. Один присел под надписью НАШИ НИЗКИЕ КРЕДИТНЫЕ СТАВКИ, а второй под — НАШИ ВЫСОКИЕ ПЕНСИОННЫЕ СТАВКИ, и оба выглядывали на улицу, откуда доносился чей-то громкий голос, и человек, скорей всего, говорил в мегафон. Так вот, что произошло — они пришли незадолго до трех, думали помахать своими автоматами и быстренько смотаться, а какой-то выскочка из банковских, желающий отличиться, поднимает тревогу, и вот теперь они в тупиковой ситуации с заложниками на руках! И к тому же во всем мире смотрят новости и знают, что полиция в такой ситуации рисковать не любит и будет бить грабителей без промаха, так что теперь переговорщику гораздо сложнее, чем когда-либо. Это совсем не то, что я задумал, отправляясь сюда! — подумал Дортмундер.

Вожак ткнул Дортмундера дулом своего «Узи» и прикрикнул на него:
— Зовут тебя как, Дидамс?
Пожалуйста, только не ляпни — Ден! — упрашивал сам себя Дортмундер. Пожалуйста, ну пожалуйста, что-нибудь, да что угодно, только не Ден! Его рот открылся и он услышал свой голос: — Джон.
Его мозг в отчаянных ситуациях обращался к правде, а сейчас он и вовсе ослабел от отчаяния.
— О'кей, Джон, только на меня не свались! — проворчал грабитель. — Все очень просто. Копы желают с кем-то говорить, только говорить, а не причинить вред. Вот и славно. Ты выйдешь из банка, а мы поглядим, будут ли копы стрелять.
— О!
— Ничто не вечно под луной, да, Джон? — ухмыльнулся грабитель и снова ткнул его дулом автомата.
— Больно! — возмутился Дортмундер.
— Прошу прощения, — съязвил бандит. — Пошел!
Один из грабителей с красными от напряжения глазами, виднеющимися через прорези черной маски, наклонился и крикнул Дортмундеру в ухо:
— Ты что, ждешь пули в ногу? Хочешь отсюда выползти?
— Я иду. Видишь, я уже иду.
Другой, тот что поспокойней, стал объяснять:
— Ты дальше тротуара не иди. Как только сойдешь с тротуара — отстрелим тебе башку.
— Понял, — буркнул Дортмундер и, похрустев по осколкам выбитой стеклянной двери, выглянул наружу. Через улицу в ряд выстроились автобусы, полицейские машины и грузовики, все бело-голубые с красными блямбами на крышах, а за ними маячила толпа вооруженных копов.
— Ого, — пробормотал Дортмундер и, обернувшись к спокойному грабителю, поинтересовался: — А у вас случайно не найдется белого флага или чего-нибудь похожего, а?
Тот ткнул его дулом в бок и отрезал:
— Пошел!
— Ладно.
Дортмундер поднял руки вверх и вышел на улицу.

Сколько взглядов он к себе привлек! За бело-голубым рядом авто на него уставились напряженные лица. С крыш окрестных кирпичных домов этого жилого района Квинси снайперы через прицелы своих ружей знакомились с морщинками на его лбу. Слева и справа выходы с улицы были заблокированы автобусами, за которыми едва можно было разглядеть машины скорой помощи и врачей. Кругом были люди, которые держали в напряженных руках оружие. Адреналин с бешеной скоростью понесся по венам.
— Я не с ними! — крикнул Дортмундер, подходя к кромке тротуара с поднятыми руками и отчаянно надеясь, что этот возглас не обидит вооруженных психов, что остались у него за спиной. Как он давно понял — они не приемлют слово «нет».
Однако у него за спиной ничего не произошло, а вот впереди появился мегафон, который, опираясь на крышу полицейской машины, заорал на него:
— Вы заложник?
— Конечно! — проорал Дортмундер.
— Как вас зовут?
О, нет, опять! — подумал Дортмундер. Но делать нечего.
— Дидамс.
— Как?
— Дидамс!
Короткая пауза и:
— Дидамс?
— Это валлийское имя!
— А!
Наступила пауза, во время которой тот, кто кричал в мегафон, видимо, проводил конференцию со своими коллегами, а затем мегафон снова заработал:
— Как там обстановка?
И что это за вопрос?
— Ну, ммм… — начал было Дортмундер, потом опомнился, что надо говорить громче и крикнул: — Вообще-то напряженная.
— Кто-нибудь из заложников пострадал?
— Хм, нет, вообще-то нет. Это… это противостояние без насилия.
Дортмундер искренне надеялся в этом всех уверить, особенно, если он собирался пробыть снаружи подольше.
— Что-нибудь изменилось?
Изменилось?
— Ну, — протянул Дортмундер, — я не пробыл там так долго, но кажется…
— Не был там долго? Да, что с тобой, Дидамс? Ты в этом банке уже больше 2 часов находишься!
— А, да! — забывшись, Дортмундер опустил руки и шагнул вперед, к краю тротуара. — Точно! 2 часа! Больше двух часов! Давно уже там сижу!
— Уходите от банка!
Дортмундер посмотрел вниз и увидел, что на 10 дюймов заступил за край тротуара. Он отскочил назад и крикнул:
— Я не должен этого делать!
— Послушай Дидамс! У меня тут много нервных и вооруженных мужчин и женщин, так что уходи от банка!
— Парни там, внутри, — Дортмундер попытался объяснить, — они не хотят, чтобы я сходил с тротуара. Они сказали, что… ммм, в общем, они просто не хотят, чтобы я так поступал.
— Пссс, эй, Дидамс!
Дортмундер не обратил внимания на этот голос, прозвучавший сзади. Он был слишком сконцентрирован на том, что происходило перед ним. К тому же он еще не привык к своему новому имени.
— Дидамс! Ты, может быть, все-таки поднимешь руки?
— А, да!
Его руки взлетели вверх, словно поршни в моторе.
— Вот они!
— Дидамс, я что, тебя должен пристрелить к черту, чтобы ты меня услышал?
Руки снова упали. Дортмундер развернулся.
— Извините! Я не… Я… Здесь я!
— Да подними ты свои проклятые руки!
Дортмундер стал боком и так высоко задрал руки, что ему стало больно.
Одним глазом глядя вправо от себя, он крикнул в толпу, что находилась через улицу:
— Офицеры, со мной тут разговаривают из банка.
Потом искоса он взглянул налево и заметил, что тот, сравнительно спокойный, грабитель присел на корточки возле разбитой двери. Выглядел он уже не таким спокойным.
— Я здесь, — прошептал Дортмундер.
— Мы собираемся объявить свои требования. И ты нам поможешь! — сказал бандит.
— Прекрасно! Просто отлично! — пробормотал Дортмундер. — Но почему бы вам не сделать это по телефону? Ну, как обычно это…
Красноглазый, не обращая внимания на стрелков, засевших через дорогу, навалился на плечи к спокойному и тот пытался удержать его вес, пока красноглазый вполголоса орал на Дортмундера:
— Ты что, будешь мне все время тыкать этим? Ну, да, я совершил ошибку! Я психанул и выстрелил в щиток! Ты что хочешь, чтобы я снова разволновался?
— Нет! Нет! — крикнул Дортмундер, пытаясь держать руки вверх и в то же время словно прикрываясь ими. — Я забыл! Я просто забыл!
Остальные грабители сгрудились вокруг красноглазого, который тыкал своим автоматом в Дортмундера и продолжал кричать:
— Я облажался на глазах у всех! Я унизил себя при всех! А ты теперь тут еще шутишь?
— Я забыл, простите!
— Ты не мог забыть! Никто не сможет такое забыть!
Трое бандитов наконец увели красноглазого от двери и от Дортмундера, что-то говоря ему и пытаясь успокоить. Дортмундер продолжил свою беседу со спокойным:
— Прошу прощения. Я просто забыл. Я вообще не в своей тарелке последнее время. Не так давно.
— Ты с огнем играешь, Дидамс! — проворчал спокойный и продолжил. — Теперь скажи им наши требования.
Дортмундер кивнул, развернулся и заорал:
— Они собираются рассказать вам свои требования. Я имею в виду, я собираюсь рассказать вам их требования. Их требования. Не мои, а их тре…
— Мы готовы выслушать, Дидамс. Только до тех пор, пока никто из заложников не пострадал.
— Отлично! — согласился Дортмундер и обернулся к грабителю. — Это разумно, вы знаете, это разумно, это очень хорошо, то, что они говорят.
— Заткнись!
— Точно.
— Во-первых, мы хотим чтобы убрали стрелков с крыш.
— О, и я тоже! — Дортмундер согласился с ним и снова повернулся и прокричал:
— Они хотят, чтобы убрали стрелков с крыш.
— Что-то еще?
— Еще что-то?
— Еще мы хотим, чтобы разблокировали тот конец улицы — какой он там? Северный конец улицы!
Дортмундер уставился в ту сторону, где были сгруппированы автобусы, заблокировавшие проезд.
— А это разве не восточная сторона?
— Без разницы! — раздраженно откликнулся бандит. — Тот конец улицы, что слева!
— Ладно, — согласился Дортмундер и прокричал:
— Они хотят, чтобы вы разблокировали восточный конец улицы!
А так как он все еще держал руки вверх, он указал направление кивком головы.
— А это разве не север? — удивились с той стороны.
— Я так и знал! — проворчал грабитель.
— Кажется так. Тот конец улицы, что слева!
— То есть справа?!
— Ну да, правильно. С вашей стороны — право, с моей — лево. С их стороны — лево!
— Что-то еще?
Дортмундер вздохнул и повернул голову.
— Что еще?
Грабитель уставился на него.
— Я слышу мегафон, Дидамс! Я слышал, как он сказал: «Что еще?». Не надо повторять за ним. Здесь не нужен перевод.
— Точно! Я все понял! Здесь не нужен перевод.
— Нам понадобится машина. Универсал. Мы возьмем троих заложников, так что нам нужна большая машина. И чтобы нас никто не преследовал!
— Ого, а вы уверены? — с сомнением спросил Дортмундер.
Бандит снова на него уставился.
— Я уверен?
— Ну, вы знаете, что они могут сделать. — Дортмундер понизил голос, чтобы с противоположной стороны его не расслышали. — Как они поступают в таких случаях? Цепляют маячок на машину и могут вас даже и не преследовать, потому что они прекрасно знают, где вы находитесь!
— Так вот и скажи им, чтобы никаких маячков или мы убьем заложников! — бандит снова разговаривал раздраженно.
— Будем надеяться, — с сомнением пробормотал Дортмундер.
— Ну, что еще? — требовательно спросил бандит. — Ты чего придираешься, черт тебя подери, Дидамс? Ты тут просто переговорное устройство! Ты что, думаешь, что знаешь мою работу лучше меня?
«Я то точно знаю», подумал Дортмундер про себя, но вслух, конечно, такое говорить было неудобно, так что вместо этого он объяснил:
— Просто хочу, чтобы все прошло гладко, вот и все. Я не хочу кровопролития. И еще я тут подумал — в полиции Нью-Йорка есть вертолеты.
— Вот черт! — выругался бандит.
Он присел на пол у разбитой двери и некоторое время поразмышлял над ситуацией. Потом поднял глаза на Дортмундера и спросил:
— О'кей, Дидамс, раз ты такой умный, что нам делать?
Дортмундер моргнул в удивлении.
— Вы хотите, чтобы я устроил вам бегство?
— Поставь себя на наше место, — предложил грабитель, — подумай над этим.
Дортмундер кивнул. По-прежнему с поднятыми руками он разглядывал заблокированную улицу.
— О-хо, парни, да вы в заднице.
— Нам это известно, Дидамс!
— Ну, ладно. По-моему, вот что вы можете сделать. Вы потребуйте у них один из тех автобусов, которыми заблокирована улица. Автобус дадут сразу же, так что вы можете быть уверены, что у них не было времени что-нибудь туда сунуть, типа бомбы с таймером и со слезоточивым газом или еще что-нибудь…
— О, Боже! — вскрикнул бандит, и казалось, что даже его черная лыжная маска побледнела.
— Потом вы забираете заложников. Все садятся в автобус, а кто-то из вас поведет автобус в очень многолюдное место, например на Таймс-Сквер. Там вы отпускаете всех заложников.
— Да? А какая нам от этого польза?
— Ну, вы снимете свои черные маски, кожаные куртки, выбросите оружие и тоже побежите. 20 или 30 человек, выбегающих из автобуса и бегущих в разные стороны посреди Таймс-Сквер и в час пик! Любой потеряется в толпе. Это должно сработать.
— Черт побери, это могло бы сработать! Ладно, а что дальше?
— Что? — повторил Дортмундер, а сам краем глаза напряженно следил за тем, как слева за его поднятой рукой главный бандит возбужденно что-то обсуждал с одним из грабителей, не с тем красноглазым психом, а с другим. Главный тряхнул головой, выругался и, глядя на Дортмундера, сказал:
— Иди сюда, Дидамс!
— Вы что, хотите, чтобы я…
— Иди сюда, Дидамс!
— Ну, мне лучше предупредить их там, что я собираюсь уйти.
— Давай быстрее! Не советую тебе со мной играть, Дидамс! Я сейчас не в духе!
— О'кей, — сказал Дортмундер и повернулся в сторону улицы, чувствуя себя отвратительно, повернувшись спиной к грабителю, который не в настроении, даже на секунду. — Они меня зовут обратно в банк. Не надолго.
Держа руки поднятыми, он снова вошел в разбитые двери банка, где грабители схватили его за плечи и потащили дальше.

Он чуть не потерял равновесие, но его спас стоящий сбоку фикус. Когда он обернулся, то увидел, что все пятеро бандитов выстроились в линию и смотрят только на него. Смотрят целенаправленно и напряженно, словно стая котов у витрины рыбного магазина.
— Уф, — выдохнул Дортмундер.
— Теперь только он, — произнес один из бандитов.
— Но они-то не знают, — вставил другой.
— Так скоро узнают, — добавил третий.
— Они узнают, как только никто не сядет в автобус, — сказал Дортмундеру главарь. — Извини, Дидамс, твоя идея не прокатит.
Дортмундеру пришлось постоянно напоминать себе, что он тут ни при чем.
— Почему?
Ему возмущенно ответил четвертый:
— Заложники удрали, вот почему!
Широко раскрыв глаза от удивления и совсем не думая, что говорит, Дортмундер воскликнул:
— Туннель!
Вдруг в банке наступила гробовая тишина. Теперь грабители смотрели на него, как стая котов смотрит на рыбу уже без всякой витрины.
— Туннель? — тихо поинтересовался главарь. — Что за туннель?
— Ну, типа того, — пришлось признать Дортмундеру. — То есть, ребята его раскопали незадолго до того, как вы пришли и забрали меня.
— Ты об этом не говорил.
— Ну, я не думал, что стоит об этом говорить.
Красноглазый псих бросился вперед, размахивая своим автоматом и вопя:
— Это ты из туннеля! Это твой туннель!
И он ткнул Дортмундеру в нос своим «Узи».
— Спокойно, спокойно! — прикрикнул главарь — Он наш единственный заложник! Не грохни его!
Красноглазый неохотно опустил автомат, но повернулся к остальным и объявил:
— Никто не собирается забывать, как я прострелил распределительный щиток. Никто никогда не забудет! А его здесь не было!
Все грабители глубоко задумались над этим заявлением. Дортмундер же обдумывал ситуацию, в которую попал. Он может быть заложником, но он был не обычным заложником, потому что он был тем парнем, который только что выкопал туннель в банковское хранилище, и которого наверное человек пятнадцать только что видели и могли узнать. Так что ему мало просто уйти от этих грабителей, ему надо еще уйти и от полиции. Тысячи полицейских!
Так, значит, он тут заперт с этими второсортными бандюками? Значит, его будущее зависит от того, выберутся ли эти лохи из этой дыры? Плохо, если так. Если их оставить без присмотра, так они и с карусели не слезут.
Дортмундер вздохнул и начал:
— Ладно. Первое, что нам надо сделать…
— Нам? С каких это пор ты в деле?
— Как только вы втянули меня, — огрызнулся Дортмундер. — Так вот, первое, что мы должны сделать…
Красноглазый снова выпрыгнул, махая своим «Узи», и заорал:
— Не тебе нас учить! Мы знаем, что надо делать!
— Я ваш единственный заложник, не убей меня! — напомнил ему Дортмундер. — К тому же уже видел вас в работе, парни, так что я еще и ваша единственная надежда выбраться отсюда. Так что теперь слушаем меня. Первое, что надо сделать, это закрыть двери хранилища.
Один из парней презрительно усмехнулся:
— Заложников нет! Ты что не слышал, что ли? Закрывайте хранилище после того, как уйдут заложники! Это что, поговорка какая-то?
И он рассмеялся.
Дортмундер посмотрел на него и тихо произнес:
— У туннеля есть вход и выход.
Все грабители уставились на него, затем развернулись и побежали в подвал банка. Галопом.

Слишком нервная работа, думал Дортмундер, быстро шагая к входным дверям. Далеко за спиной он услышал лязг закрывающейся двери хранилища. Дортмундер поднял, как раньше, руки и вышел на тротуар.
— Привет! — Закричал он, выставляя свое лицо так, чтобы его видели все стрелки. — Эй, это я! Дидамс, из Уэльса!
— Дидамс! — разъяренный голос раздался из глубины банка. — Вернись!
О, нет. Не обращая внимания на вопли, двигаясь медленно и без паники, руки подняты, лицо открыто, Дортмундер свернул налево по тротуару, не переставая кричать:
— Я снова вышел! Я убежал!
Он опустил руки, согнул их в локтях и дунул во весь опор к автобусам.

Последующая стрельба стимулировала его бег. Внезапный взрыв за спиной — дрррииит, дрррииит, а затем — тра-та-та-та, и еще целая симфония из разных бум-трах-бах. Ноги Дортмундера были напряжены, словно пружины, и он подпрыгивал в воздухе, как первый самолет братьев Райт — то парит, то бежит посредине улицы, приближаясь к стене из автобусов.
— Сюда! Сюда! — кричали копы с обоих тротуаров и махали руками, приглашая в убежище — открытые дверцы полицейских автомобилей. Но Дортмундер бежал. От них всех.
К автобусам. Он сгруппировался в прыжке, упал на асфальт и покатился под ближайший автобус. Катился, катился и катился, больно ударяя голову, локти, колени, уши, нос и другие части тела о всякие твердые и грязные объекты на дороге. И вот он выкатывается, встает, шатаясь, на ноги и оказывается перед толпой медиков, стоящих с выпученными глазами у своих машин.
Он поворачивает налево. Врачи не собирались его догонять — они не договаривались ловить здоровых людей по улицам, а копы не смогут его поймать, пока не уберут эти автобусы. Дортмундер рванул, размахивая руками, как последний дронт, и жалея, что не умеет летать.
Заброшенный обувной магазин — начало туннеля — остался слева. Машина, которую они здесь оставили, конечно же, давно уехала. Дортмундер продолжал свой бег.
Через три квартала один таксист пошел на преступление и подобрал его прямо на улице, хотя Дортмундер не заказывал такси через диспетчера. В Нью-Йорке только лицензированные таксисты имеют право подсаживать пассажиров на улице. Дортмундер уселся на комковатом заднем сиденье, отдуваясь от бега, как сенбернар, и решил не заговаривать с водителем.

Его преданная подружка Мэй вышла из гостиной, когда он вошел в прихожую своей квартиры.
— Ты, наконец-то! Слава богу! Об этом кричат по радио и на телевидении!
— Я больше никогда не выйду из дома! И если Энди Келп еще раз позвонит и скажет, что у него есть работенка — легкотня, проще паренной репы, я просто ему скажу, что вышел на пенсию!
— Энди здесь. В гостиной. Хочешь пива?
— Да.
Мэй вышла на кухню, а Дортмундер похромал в гостиную, где с банкой пива на диване сидел счастливый Энди. Напротив него на журнальном столике была навалена гора денег.
— Это что? — спросил ошарашенно Дортмундер.
Келп ухмыльнулся и покачал головой.
— Слишком давно мы не выигрывали, Джон, раз ты уже их не узнаешь. Это деньги!
— Но… из хранилища? Как?
— После того как эти парни тебя забрали, их, кстати, поймали, — Келп прервал сам себя, — без жертв, конечно. Ну в общем, я всем сказал, что лучший способ сберечь деньги от грабителей — это вынести их все с собой. Так мы и сделали. Потом я сказал, что лучше бы их все сложить в багажник моей полицейской машины без опознавательных знаков, что стоит у обувного магазина, и я отвезу их в участок для сохранности, а они все могут идти домой и отдыхать от перенесенных испытаний.
Дортмундер уставился на своего друга.
— Ты заставил заложников вынести для тебя все деньги из хранилища.
— И положить их в нашу машину. Да, именно это я сделал.
Вошла Мэй и подала Дортмундеру банку пива. Он сделал большой глоток. Келп снова заговорил:
— Тебя, конечно же, ищут. Под другим именем.
— Единственное, что я не могу понять, так это… Дидамс? — подала голос Мэй.
— Это валлийское имя, — объяснил Дортмундер, а затем, улыбнувшись, продолжил: — Оно не такое уж плохое. Наверное, я его оставлю.


© Данные материалы разрешается использовать с обязательным указанием авторства и ссылки на первоисточник (форум «Клуб любителей детектива»).
"Детектив — это интеллектуальный жанр, основанный на фантастическом допущении того, что в раскрытии преступления главное не доносы предателей или промахи преступника, а способность мыслить" ©. Х.Л. Борхес

За это сообщение автора Клуб любителей детектива поблагодарили: 4
buka (18 янв 2018, 08:07) • igorei (17 янв 2018, 20:11) • Mrs. Melville (18 янв 2018, 15:02) • Леди Эстер (23 янв 2018, 12:55)
Рейтинг: 26.67%
 
Аватар пользователя
Клуб любителей детектива
Начинает привыкать
Начинает привыкать
 
Автор темы
Сообщений: 80
Стаж: 34 месяцев и 1 день
Карма: + 0 -
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 264 раз.


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Кто просматривал тему Кто просматривал тему?