Бонд. Джеймс Бонд!
Добро пожаловать на форум «Клуб любителей детективов» . Нажмите тут для регистрации

  • Объявления администрации форума, интересные ссылки и другая важная информация
КЛУБ ЛЮБИТЕЛЕЙ ДЕТЕКТИВОВ РЕКОМЕНДУЕТ:
АЛЬТЕР П. БЕРКЛИ Э. БУАЛО-НАРСЕЖАК БЮССИ М. ДИВЕР Д. КАРР Д.Д. КВИН Э. КОБЕН Х. КОННЕЛЛИ М. КРИСТИ А.

В СЛУЧАЕ ОТСУТСТВИЯ КОНКРЕТНОГО АВТОРА В АЛФАВИТНОМ СПИСКЕ, ПИШЕМ В ТЕМУ: "РЕКОМЕНДАЦИИ УЧАСТНИКОВ ФОРУМА"

АЛФАВИТНЫЙ СПИСОК АВТОРОВ: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


  “ДЕТЕКТИВ — ЭТО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ ЖАНР, ОСНОВАННЫЙ НА ФАНТАСТИЧНОМ ДОПУЩЕНИИ ТОГО, ЧТО В РАСКРЫТИИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ ГЛАВНОЕ НЕ ДОНОСЫ ПРЕДАТЕЛЕЙ ИЛИ ПРОМАХИ ПРЕСТУПНИКА, А СПОСОБНОСТЬ МЫСЛИТЬ” ©. Х.Л. Борхес

“Кто сказал, что я умер”

Модераторы: киевлянка, Роджер Шерингэм

“Кто сказал, что я умер”

СообщениеАвтор Клуб любителей детектива » 09 янв 2020, 10:50

  НОРБЕРТ ДЭВИС
  КТО СКАЗАЛ, ЧТО Я УМЕР?
  Who Said I Was Dead?
  © by Norbert Davis
  1st ed: Dime Detective, August 1942

  © Перевод выполнен специально для форума "КЛУБ ЛЮБИТЕЛЕЙ ДЕТЕКТИВА"
  Перевод: Егор Субботин
  Редактор: Виктор Краснов, Ольга Белозовская.
  © 2020г. Клуб Любителей Детектива


!
  Весь материал, представленный на данном форуме, предназначен исключительно для ознакомления. Все права на произведения принадлежат правообладателям (т.е согласно правилам форума он является собственником всего материала, опубликованного на данном ресурсе). Таким образом, форум занимается коллекционированием. Скопировав произведение с нашего форума (в данном случае администрация форума снимает с себя всякую ответственность), вы обязуетесь после прочтения удалить его со своего компьютера. Опубликовав произведение на других ресурсах в сети, вы берете на себя ответственность перед правообладателями.
  Публикация материалов с форума возможна только с разрешения администрации.


  Внимание! В топике присутствуют спойлеры. Читать обсуждения только после прочтения самого рассказа.


   Who Said I Was Dead? by Norbert Davis [William “Bail Bond” Dodd] (nv) Dime Detective, August 1942; Dime Detective Magazine (Canada) [v40 #7], February 1943; Hardboiled: An Anthology of American Crime Stories (Editor: Bill Pronzini and Jack Adrian), 1995

   Очень красивый гроб — блестящий, черный, с бронзовыми ручками — стоял на носилках в дальнем конце часовни под длинными мрачными темно-синими портьерами, свисавшими с арочного потолка. Вокруг гроба с любовной заботой были расставлены вазы с цветами, приторный аромат которых висел в неподвижном, тяжелом воздухе.
   Додд чувствовал себя отвратительно. Он с мрачным видом сидел в задней части часовни, куда через витражное оконце еле проникал уличный свет. Додд был высоким мужчиной с узким, невыразительным лицом, в котором, однако, читались настороженность и тревога. Он всегда выглядел так — будто ожидал самого худшего. Теперь же его вид словно говорил: это худшее произошло. Глаза Додда скрывались за очками в черной оправе, центральный “мостик” которой был скреплен у переносицы куском клейкой ленты.
   Додд был в часовне один, если не считать мистера Милтгрина. А мистера Милтгрина нельзя было принять за скорбящего, потому что он был гробовщиком, и скорбь была его бизнесом. Мистер Милтгрин работал в похоронной фирме кладбища Вэлли-Вэйл. Он чем-то даже походил на своих клиентов: сутулый человек с черными волосами, зачесанными на лысую макушку скудными параллельными прядками — труп, да и только. К его лицу всегда была приклеена печально-добрая улыбка соболезнования. Это была маска, которая составляла часть “рабочей одежды” Милтгрина.
   Где-то в глубине часовни тягуче “зарыдал” невидимый орган. Жидкий тенорок подхватил мелодию и с чувством запел.
   Додд обернулся и поманил к себе мистера Милтгрина. Тот бесшумно — на цыпочках — приблизился.
   — Слушаю вас?
   — Кто это поет? — спросил Додд.
   — Это мистер Пиллсбери. Он входит в комплект услуг нашей фирмы.
   — Понятно, — сказал Додд.
   Наконец, пение и звуки органа стихли. Мистер Милтгрин наклонился вперед.
   — Служба закончилась, мистер Додд.
   — Что? — встрепенулся Додд. — А, хорошо.
   Он встал и последовал за мистером Милтгрином по устланному толстым ковром проходу к широким парадным дверям. Солнечный свет после полумрака часовни оказался таким ярким, что у Додда заболели глаза.
   — Вы уверены, что не хотите остаться на погребение? — почтительно спросил мистер Милтгрин.
   — Не хочу, — ответил Додд.
   — Может, так оно и лучше, — согласился мистер Милтгрин. — Иногда это зрелище удручает.
   — Сколько? — спросил Додд.
   Мистер Милтгрин вопросительно поднял брови.
   — Прошу прощения?
   — Сколько я вам должен?
   — А, — кивнул головой мистер Милтгрин. — Что ж, нам было трудно уложиться в рамки той суммы, которую вы установили, мистер Додд. Мне очень жаль, но вы должны еще шестнадцать долларов и несколько центов. Существуют определенные сборы, которые варьируются...
   — Все в порядке, — мрачно сказал Додд. — Где я могу заплатить?
   — Идите за мной.
   По каменным ступеням они спустились с крыльца часовни. Церковный двор был ухожен: трава на лужайках казалась шелковистой и удивительно зеленой. Крутился роторный дождеватель. Где-то приглушенно пела птица.
   Мистер Милтгрин повел Додда по извилистой гравийной дорожке к низкому зданию, скрытому кустарником и похожему на старинный коттедж в нормандском стиле. Он распахнул одну из боковых дверей и жестом пригласил Додда в маленький, роскошно обставленный кабинет.
   — Присаживайтесь к столу, мистер Додд.
   Додд сел на стул с тонкими ножками и достал из заднего кармана чековую книжку.
   — Вы не против чека?
   — Конечно, нет, — обиженно ответил Милтгрин. Он вытащил из ящика антикварного стола лист бумаги. — Точная сумма — пятьсот шестнадцать долларов восемьдесят шесть центов. Вот ручка, мистер Додд.
   Додд выписал чек и вырвал его из книжки. Мистер Милтгрин взял ручку и начал аккуратно заполнять документ, лежавший у него на столе.
   — Не забудьте поставить на квитанции его имя, — попросил Додд.
   — Элвин Тупер, — кивнул мистер Милтгрин. — Я все тщательно записал. Вот, мистер Додд.
   — Благодарю.
   Додд прочел квитанцию от первого до последнего слова, а затем — на всякий случай — перечитал еще раз. Очевидно, с документом все было в порядке. Он сложил квитанцию и убрал ее в бумажник.
   — Покойный мистер Тупер был вашим родственником? — вежливо спросил мистер Милтгрин.
   — Нет.
   — Близким другом?
   Додд наклонился вперед.
   — Ему очень повезло, что он лежит в гробу. Потому что, если бы он не умер, я бы вытащил его оттуда и перерезал ему горло.
   — Что? — ахнул мистер Милтгрин.
   — Будьте уверены, — сказал Додд. — Грязная крыса. Когда вы его похороните, я еще приду и станцую на его могиле.
   Мистер Милтгрин робко указал на чек.
   — Н-но...
   — Хотите знать, что он сделал? — спросил Додд. — Я вам расскажу. Я залоговый поручитель. Когда парней за те или иные... шалости бросают в тюрьму, я их освобождаю — если это возможно — за процент от залога, который я должен за них внести.
   Мистер Милтгрин неуверенно кивнул.
   — Да. Но…
   — Этот тип Тупер, — продолжал Додд, — был мошенником: занимался подделками и прочими подобными трюками. Его называли Моргун Тупер; он был очень скользким парнем. Здесь, в Бэй-Сити, он пару раз угодил в кутузку, и у него были рекомендации от знакомых мне поручителей из другого штата, поэтому я его вытаскивал. Оба раза он божился, что заплатит, но, в конце концов, я махнул на него рукой. Через некоторое время его здесь припекло, и он куда-то исчез. Для меня это было просто счастьем. Он мне никогда не нравился.
   — Но…
   — Я как раз подхожу к сути дела. В начале прошлой недели мне пришла телеграмма от гробовщика из Спарклинг-Фоллс, Южная Дакота. В телеграмме сообщалось, что Моргун Тупер только что из дробовика прострелил себе голову и оставил на месте самоубийства прощальную записку, в которой написал, что вручил мне пятьсот долларов на похороны с пожеланием, чтобы я похоронил его именно здесь.
   — Но на самом деле денег он вам не оставлял? — осененный догадкой, воскликнул мистер Милтгрин.
   — Нет! — сквозь зубы процедил Додд. — Ни цента!
   — Но вы же все-таки оплатили его похороны.
   — Послушайте, — с досадой произнес Додд. — Многие парни, с которыми я имею дело, те еще прохвосты. И я вам расскажу кое-что о мошенниках. Они приходят на похороны во всеоружии. Они считают, что похороны — это очень важно. А теперь предположим, что моим клиентам придет в голову мысль, будто я пытаюсь присвоить деньги Моргуна, которые он оставил мне на похороны. От меня стали бы шарахаться, как от больного бубонной чумой. Мои дела сразу бы пошли кувырком.
   — Но вы же могли прямо сказать, что он не оставил вам денег.
   — Я расскажу вам еще кое-что о мошенниках, — сказал Додд. — Они думают, что все люди — такие же жулики, как и они, если не хуже. Никто бы мне не поверил. Они бы просто решили, что я собираюсь прикарманить пятьсот долларов Моргуна, раз бедняга мертв и не может сказать правду. Я просто обязан был заплатить. Вот почему я так придирчиво изучал эту квитанцию. Хочу иметь возможность показать, что я сделал все, что от меня требовалось.
   — Все это очень странно, — заметил мистер Милтгрин, — и наверняка тяжело для вас. Конечно, мы ценим ваше отношение, и если когда-нибудь мы сможем снова быть вам полезны...
   — Я запомню это, — сказал Додд.
   
   Когда Додд вошел в приемную своей конторы, он увидел, что Микинс, его помощник, свернулся калачиком в большом кожаном кресле в углу и мирно дремлет. Микинс был худеньким человечком с печально-циничным лицом. Трудно было с ходу определить его истинный возраст, но он был еще достаточно молод, чтобы стыдиться своей лысины, и поэтому без крайней необходимости никогда не снимал с головы шляпу. Он и сейчас был в ней: поля подвернуты вперед и назад — в университетском стиле. Микинс приоткрыл один глаз и взглянул на Додда.
   — Хорошо провел время, босс?
   — Прекрасно, — отозвался Додд. — Почему ты не в полицейском участке?
   — Сегодня тихо, — зевнул Микинс. — Если кого-нибудь доставят, о них позаботится Хеннесси.
   — Хеннесси — дежурный сержант, — заметил Додд. — Если его поймают, когда он вместо нас выписывает залог, его тут же вышвырнут из полиции.
   — Хеннесси никто не поймает.
   — Надеюсь, — проворчал Додд. — Дай-ка мне выпить.
   Микинс наклонился и пошарил под ножками большого кресла.
   — Лучше бы ты сам покупал себе виски. Или повышай мне жалованье.
   Он выудил плоскую пинтовую бутылку и протянул ее боссу.
   Додд достал из кулера бумажный стаканчик, наполнил его виски и выпил. Потом швырнул стаканчик в стену и одобрительно хмыкнул, когда картонная посудина шмякнулась на пол.
   — Только что пришла почта, — сказал Микинс. — Письма вон там, на столе.
   Додд взял конверты и рассеянно просмотрел их содержимое. Там было несколько счетов, которые он отбросил в сторону. На единственном оставшемся конверте аккуратным почерком зелеными чернилами были написаны его имя и адрес. Додд распечатал конверт, развернул письмо и прочел:
   
   “Дорогой Додд,
   спасибо за шикарные похороны. Мне никогда в жизни не было так приятно.
   Твой приятель,
   Моргун”.
   

   Додд сдавленно кашлянул.
   — Мой виски не так уж плох, — обиженно буркнул Микинс.
   — Прочитай это!
   Микинс взял письмо, пробежал его глазами и удивленно сказал:
   — Ого!
   Додд, как тигр в клетке, ходил взад-вперед по комнате. Его глаза за стеклами очков гневно поблескивали.
   — Что ж, — снова заговорил Микинс, — я знал, что на кладбище Вэлли-Вэйл есть все современные удобства, но никогда не думал, что из могилы можно даже отправлять письма.
   Додд что-то бормотал себе под нос.
   — Да, это почерк Моргуна, — заметил Микинс. — Я хорошо его помню. Он был инженером-химиком до того, как занялся фальшивыми акциями и прочим, и, похоже, такое начертание букв присуще многим инженерам, ведь они чертят кучу графиков и тому подобного хлама. Моргун всегда украшал свои буквы завитушками — вот как здесь. Да. Это точно писал Моргун...
   — Заткнись, — процедил Додд.
   Микинс поднялся с кресла и взял в руки конверт.
   — Письмо было отправлено в десять сорок пять. А похороны ведь были в десять? Забавно.
   — Ах, тебе смешно? — воскликнул Додд. — Мне вот нисколько. Проклятый Моргун не только заставил меня заплатить за его похороны пятьсот баксов, но сам даже не умер!
   — Думаешь, Моргун жив? — спросил Микинс.
   Додд молча зыркнул на помощника.
   — Что ж, — примирительно сказал Микинс, — по-моему, это действительно забавно… в смысле необычно. Зачем ему заставлять тебя оплачивать его похороны, если он не умер?
   — Не знаю, — мрачно ответил Додд. — Но будь уверен, я это выясню.
   Он прошел в свой кабинет, сел на край заваленного бумагами стола и снял телефонную трубку. Набрал междугородный номер и, дождавшись ответа женщины-оператора, сказал:
   — Я хочу позвонить в полицейское управление Спарклинг-Фоллс, Южная Дакота.
   — Да, сэр. Ваш номер, сэр?
   Додд назвал оператору свой номер и добавил:
   — Я буду на линии. Постарайтесь побыстрее.
   Из приемной показался Микинс с бутылкой виски в руках. Он сел в кресло перед столом Додда.
   — Вряд ли это разумно…
   — Заткнись, — сказал Додд.
   Микинс пожал плечами и отхлебнул из бутылки.
   Сидя на уголке стола и в нетерпении болтая ногой, Додд ждал.
   — Вашего абонента сейчас нет, сэр, — сказала в трубке женщина-оператор. — Может, попробовать еще раз позже?
   — Погодите, — не понял Додд. — Я ведь звоню не какому-то конкретному лицу. Я звоню в полицейское управление.
   — Ответа нет, сэр.
   — Вы хотите сказать, что полицейское управление не отвечает? — недоверчиво произнес Додд. — Но почему?
   — Одну минуту, сэр.
   — Ты ведь не пытался сэкономить на звонке? — спросил Микинс.
   — Нет, — ответил Додд. — И заткнись уже.
   — Хотите поговорить с женой, сэр? — спросила оператор.
   — Чего? — опешил Додд. — Послушайте, мне просто нужно полицейское управление Спарклинг-Фоллс, вот и все. Какая у полицейского управления может быть жена?
   — Подождите минутку, сэр.
   — Хочешь еще выпить? — спросил Микинс.
   — Нет, — отрезал Додд.
   Женщина-оператор заговорила снова:
   — Полицейское управление Спарклинг-Фоллс состоит только из одного человека. Это констебль Гарольд Стейси. Сейчас он недоступен, сэр. Хотите поговорить с миссис Стейси?
   — Ладно, — согласился Додд. — Дайте ей трубку.
   На линии что-то дважды щелкнуло, а затем в трубке послышался грубый, дребезжащий голос:
   — Алло, алло, алло, алло, алло…
   — Алло! — громко сказал Додд. — Я хочу поговорить с Гарольдом Стейси!
   — Где он?
   — Я не знаю, где он! — рявкнул Додд. — Именно это я и пытаюсь выяснить.
   — Вы лжец! Грязный, подлый лжец!
   — Что? — удивленно переспросил Додд.
   — Вы меня не обманете! — яростно завизжал дребезжащий голос. — Я знаю, что этот гнусный негодяй сидит сейчас рядом с вами, ухмыляется и злорадствует. Пусть только вернется домой, и я заставлю его пожалеть о том, что он вообще родился на свет! Передайте ему это! Скажите, что я…
   — Эй! — перебил женщину Додд. — Вашего мужа здесь нет. Я звоню по междугородной связи из Бэй-Сити…
   — Вы лжете! У него не было столько денег, чтобы туда добраться! Скажите ему…
   — Его здесь нет! Я пытаюсь найти его, потому что хочу выяснить…
   — Вам не обмануть меня своей болтовней! Вы один из его дружков-алкоголиков и пытаетесь его прикрыть! Скажите ему, что я сполна заставлю его заплатить за все страдания, которые он мне причинил! И не смейте больше мне звонить, иначе вас арестуют и отправят в тюрьму на всю жизнь! И Гарольда тоже!..
   На линии снова что-то щелкнуло, и разговор оборвался.
   — Извините, сэр, — сказала оператор. — Кажется, возникли неполадки...
   Додд кивнул Микинсу.
   — Пожалуй, я выпью еще.
   Он забрал у помощника бутылку и снова поднес трубку к уху.
   — Это официальный звонок, сэр? — неожиданно спросила оператор.
   — Конечно, — ответил Додд. — Я лейтенант Бартлетт из отдела убийств. Звонок очень важен — можно сказать, вопрос жизни и смерти.
   — Оператор в Спарклинг-Фоллс хотела бы поговорить с вами. Соединить вас с ней?
   — Давайте, — согласился Додд. — Почему бы и нет?
   — Алло, — произнес мягкий, застенчивый женский голос.
   — Слушаю вас, — сказал Додд.
   — Меня зовут Элси Бейли.
   — Очень приятно, — проворчал Додд. — Мне сказали, вы хотите поговорить со мной, Элси.
   — Да, наверное... В смысле, я думаю, что должна. Я слышала, как вы разговаривали с миссис Стейси. Я не могла вмешаться, потому что она все время кричала на вас.
   — Не обращайте внимания, Элси. Она какая-то чокнутая.
   — Ха! — скептически ухмыльнулся Микинс. — Что за игру ты ведешь?
   — Я знала, что вы не шутите насчет Гарольда Стейси, — серьезным тоном проговорила Элси, — так как видела, что вы на самом деле звоните из Бэй-Сити, и, конечно, он никак не мог забраться так далеко.
   — Разумеется, — согласился Додд. — А почему?
   — Он получает всего сто девятнадцать долларов пятьдесят три цента в месяц.
   — Да уж, очень веская причина, — сказал Додд. — Элси, вы хотели поговорить со мной о чем-то конкретном?
   — Да, о Гарольде Стейси. Он женат.
   — Я это понял.
   — Его жена действительно ужасно строга с ним, и иногда ему... приходится спускать пар.
   — Выпускать пар, — поправил Додд. — Элси, об этом вы и хотели мне сказать?
   — Я же вам говорю! Гарольду Стейси вчера заплатили — ему платят раз в две недели, — и теперь он где-то выпускает пар. О чем вы хотели его спросить? Может, я смогу вам помочь?
   — Я хотел поговорить с ним о самоубийстве человека по имени Элвин Тупер.
   — Да, ужасное дело!
   — Недостаточно ужасное для меня. Поэтому я и звоню. Вы знаете, как это произошло?
   — Он просто застрелился. Вышиб себе мозги!
   — Кто его опознал?
   — Опознал? Да ведь его и так все знали! Он жил здесь уже несколько месяцев.
   — Вы не знаете, Стейси его отпечатал?
   — Что? — не поняла Элси.
   — Снял у него отпечатки пальцев?
   — Конечно, нет! С какой стати?
   — Не знаю, — устало произнес Додд. — Вы видели Тупера после того, как он умер?
   — Нет. На него никому не разрешили смотреть, потому что его голова разлетелась на куски. Просто кошмар какой-то! Он был таким милым мужчиной и всем нам очень нравился. Думаю, Гарольд Стейси мог бы больше рассказать вам о его смерти.
   — Как вы думаете, — спросил Додд, — сколько времени пройдет, прежде чем Гарольд закончит выпускать пар?
   — Ну... Я вам кое-что скажу, только обещайте никому не рассказывать?
   — Клянусь богом, — пообещал Додд.
   — Иногда, — понизив голос, сказала Элси, — когда Гарольд хочет выпустить пар, он идет к своему другу, доктору Герману Рэмси, который живет в пригороде Милсвилла. Они вместе ловят рыбу, пьют пиво и играют в пинокль. Наверное, Гарольд и сейчас там, но вы не сможете туда позвонить, потому что там нет телефона.
   — Доктор — и без телефона? — скептически заметил Додд.
   — Он ветеринар.
   — Ладно, — сдался Додд. — Большое спасибо, Элси. Кстати, вы не знаете, чем Моргун… то есть Тупер занимался в Спарклинг-Фоллс?
   — Он издавал газету.
   — Что-о?
   — Он занимался выпуском нашей газеты. Она выходит два раза в неделю.
   — Вот как, — сказал Додд. — Еще раз спасибо, Элси. Если я когда-нибудь окажусь в Спарклинг-Фоллс — не дай бог, конечно, — я вас разыщу.
   Он положил трубку на рычаг и посмотрел на Микинса.
   — Моргун в Спарклинг-Фоллс выпускал газету.
   — Я в это не верю, — решительно заявил Микинс. — Даже Моргун не опустился бы до того, чтобы заниматься какой-то газетой. Он был первостатейным мошенником. И вообще, что он там забыл?
   — Мне нужно кое-что выяснить, — задумчиво произнес Додд.
   Он нашел в ящике стола телефонный справочник и быстро его пролистал. Отыскав нужный номер, Додд снова взялся за телефон.
   — Большая тихоокеанская железная дорога, — ответил голос на другом конце провода.
   — У вас имеется Отдел жалоб? — спросил Додд. — У меня есть претензии к вашей железной дороге.
   — Одну минуту, пожалуйста. Я соединю вас с мистером Картером. Он отвечает за жалобы.
   После щелчка в трубке послышался ровный и вежливый голос:
   — Да? Говорит Картер.
   — Меня зовут Додд, Уильям Додд. Позавчера ваша компания доставила мне тело. В смысле, покойника. И теперь я хочу подать жалобу.
   — Подождите секунду, мистер Додд, я посмотрю наши записи по отгрузкам. Оставайтесь на линии.
   Додд подождал. Наконец, Картер заговорил снова:
   — Да, мистер Додд. Вот запись. Тело из Спарклинг-Фоллс было отправлено вам в Бэй-Сити. Возникли какие-то проблемы?
   — Проблемы?! — взревел Додд. — Это еще мягко сказано! Вы мне отправили не то тело, и я не собираюсь оплачивать его доставку. Я хочу вернуть свои деньги.
   — Что? — упавшим голосом пролепетал Картер.
   — Вы отправили мне не то тело. Я не собираюсь платить за перевозку непонятно какого трупа.
   — Одну минуту, — голос Картера окреп. — По существующим правилам, если тело перевозится из одного штата в другой, гроб, в котором это тело перевозится, должен быть опечатан, и он не может быть вскрыт, пока не окажется в пункте назначения. Гроб, адресованный вам, был опечатан еще до того, как покинул Спарклинг-Фоллс. Вы его сами вскрывали?
   — Я его не вскрывал, — ответил Додд.
   — Тогда откуда вы знаете, что внутри находилось не то тело?
   — Этот человек пишет мне письма! — прорычал Додд. — Не будете же вы утверждать, что он это делает из закрытого гроба?
   — Если это шутка, мистер Додд, то крайне дурная.
   — Это не шутка! Я не собираюсь шутить, когда речь идет о семидесяти пяти долларах. Если вы не вернете мне деньги за перевозку, я подам на вас в суд.
   — Послушайте, мистер Додд. У вас не должно быть никаких претензий к нашей железной дороге. Мы приняли тело в Спарклинг-Фоллс и, выступая в качестве перевозчика, доставили его вам в точном соответствии с нашими правилами. Мы не обязаны удостоверять личность покойного. Оба билета были надлежащим образом оформлены, и поэтому мы не можем вернуть вам ваши деньги.
   — Вы сказали “оба билета”? — спросил Додд. — Билетов было два?
   — Конечно. Это повсеместное правило железных дорог: если мы принимаем к перевозке тело покойного, то обязательно продается еще один простой пассажирский билет сопровождающему лицу. В вашем случае так и было сделано.
   — Впервые о таком слышу. И кто воспользовался этим вторым билетом?
   — Женщина, которая подписалась как Бланш Трилби.
   — Не знаю я никакой Бланш Трилби, — проворчал Додд. — Никогда о ней не слышал!
   — Вполне возможно, мистер Додд. Если у покойного нет родственников, желающих сопровождать тело, то принято договариваться с кем-нибудь из местных жителей, которые согласились бы это сделать. Обычная формальность.
   — Очень странная формальность, — заметил Додд. — Я должен заплатить за похороны того, кто не умер, за перевозку трупа, который мне не нужен, и вдобавок купить билет тому, кого я даже не знаю!
   — К железной дороге у вас не должно быть претензий, мистер Додд. Если вы так не считаете, я предложил бы вам обратиться в суд. Есть много опытных юристов. А пока, до свидания.
   Додд швырнул трубку.
   — Я тут подумал, — сказал Микинс. — А почему ты не вычел из пятисот баксов плату за железную дорогу и не устроил Моргуну похороны подешевле?
   — Потому что вокруг полно таких тупых парней, как ты, — с горечью ответил Додд, — которые не знают, что труп нельзя отправить простой бандеролью. Увидев похоронную квитанцию, они бы решили, что я обкрадываю мертвеца, который мне доверился.
   — Пожалуй, что так, — согласился Микинс. — Во всем этом есть что-то неправильное. По-моему, это дело дурно пахнет.
   Додд поднял на помощника тяжелый взгляд.
   — Какого черта ты тут сидишь и напиваешься? Отправляйся в полицейский участок и принимайся за работу!
   — Конечно, конечно, — успокоил его Микинс. — Через минуту я уйду. Не шуми. А сам-то ты чем будешь заниматься?
   — Пошлю телеграмму ветеринару, — сказал Додд


   Додд миновал большую зеркальную витрину и вошел в телеграфное отделение. Это была длинная, узкая комната, по одну сторону которой находилась стойка с полукруглыми окошками.
   Додд нашел нужный бланк, написал сообщение доктору Герману Рэмси, а затем постучал карандашом по краю стойки. Подошла невысокая девушка в очках с толстыми линзами и с темными, гладко зачесанными волосами. Она взяла бланк и сосчитала количество слов.
   — Прочитайте, пожалуйста, — попросил Додд.
   Девушка зачитала текст телеграммы:
   — “Доктору Герману Рэмси Милсвилл Южная Дакота если Гарольд Стейси у вас пусть он телеграфирует мне номер телефона, по которому я могу немедленно с ним связаться дело срочное Уильям Додд”.
   — Совершенно верно, — сказал Додд. — Как скоро туда придет телеграмма?
   — В Милсвилле она будет примерно через полчаса. А дальше — зависит от их местной почтовой службы.
   Додд вздохнул.
   — Ладно. Я подожду. Здесь поблизости есть какой-нибудь бар?
   Девушка подняла голову.
   — Что вы сказали?
   — Бар. Винная лавка. Питейное заведение.
   — В квартале отсюда, на Шестой улице, есть заведение под названием “Кафе Енота”, — сказала девушка, и в ее голосе прозвучали неодобрительные нотки.
   — Я скоро вернусь, — пообещал Додд.
   
   “Кафе Енота” представляло собой мрачное, темное помещение, где от пивных змеевиков исходил едкий запах аммиака, а перед горизонтальными щелями, служившими окнами, лениво плясали пылинки.
   Когда Додд вошел, в заведении никого не было, кроме сморщенного человечка с обвислыми желтыми усами, стоявшего за стойкой бара.
   — Привет, — сказал бармен оживленным тоном. — Вы что-то неважно выглядите.
   — Голова болит, — буркнул Додд.
   — Все, что вам нужно, — продолжал бармен, — так это немного хереса. Ничто так не помогает от головной боли, как шерри-флип. Это вкусно, питательно и…
   — Бурбон, — перебил его Додд. — Чистый. И оставьте бутылку.
   Бармен достал бутылку виски и стакан.
   — Я говорю вам это для вашего же блага. Виски очень вреден, если у вас мигрень.
   Додд проигнорировал слова бармена, плеснул в стакан виски, выпил залпом и передернулся.
   — Вот видите? — сказал бармен, с серьезным видом кивнув головой.
   Додд налил себе еще виски, оперся локтями о стойку и мрачно уставился на столешницу.
   — Вы уверены, что не хотите хереса? — спросил бармен.
   — Нет! — яростно отрезал Додд.
   Минут десять в заведении стояла тишина; потом резко зазвонил телефон.
   — Это меня, — сказал Додд.
   Телефон находился в будке в дальнем конце зала, и Додд, протиснувшись внутрь, снял трубку.
   — Как ты узнал, где меня найти? — спросил он.
   — Ха! — отозвался Микинс. — С помощью дедукции. Я просто вспомнил, какая у тебя была кислая физиономия, и начал искать в справочнике телефон бара, который был бы ближе всего к телеграфу, и…
   — Ладно. Сообразительный ты наш. Чего тебе надо?
   — Слушай, босс, а ведь твоей конторы больше нет.
   — Что ты несешь?! — воскликнул Додд.
   — Я вышел оттуда минут через пять после тебя. Прошел примерно квартал и услышал громкое “бабах”. Я подумал, неужели Гитлер или Хирохито сбросили на нас бомбу, быстро оглянулся и увидел, что из окна идет дым. А это было как раз окно твоей конторы.
   — Что там произошло?
   — Кто-то бросил под дверь бомбу и взорвал все к чертовой матери.
   — Бомбу?! — вскричал Додд. — Ты с ума сошел?!
   — Нет, я в порядке. Как мне сказали, это была не очень мощная бомба, но она все разнесла, и если бы мы с тобой были там, нас бы размазало по стенам, как клубничный джем. Додд, ты знаешь некую высокую худую леди с толстыми лодыжками, которая носит широкополую шляпу, черную вуаль и изъеденную молью шубу?
   — Нет! Кто такая?
   — Хотел бы я знать. Думаю, это она бросила бомбу. Я покрутился вокруг и узнал, что лифтер привез эту леди на наш этаж, и она сразу двинулась к нашим кабинетам. Время примерно совпадает. И после взрыва ее никто больше не видел. Что ты об этом думаешь?
   — Не понимаю, — ошеломленно ответил Додд. — Ничего на ум не приходит... А где сейчас ты?
   — Я в приемной полицейского управления. Здесь, кроме меня, еще около двадцати копов: все бегают и суетятся. Я лично собираюсь отсидеться тут. Не хочу иметь дела ни с какими бомбами.
   — Наш архив, — простонал Додд. — Папки с конфиденциальной информацией! Ты их оставил…
   — Не переживай, босс. Я попросил Хеннесси послать туда пару его молодцов, чтобы они присмотрели за помещением.
   — Копы! — воскликнул Додд. — Ты хочешь, чтобы они рылись в наших бумагах?
   — Я все предусмотрел. Сказал, чтобы Хеннесси отправил туда Бродерика и Мейсона. Эти двое прикарманят всякую мелочь вроде авторучек, скрепок и прочего, что не погибло от взрыва, но не станут трогать папки. Они ведь не умеют читать.
   — Ты совсем спятил? — спросил Додд. — Нельзя стать копом, если не умеешь читать. При поступлении на работу они должны были сдавать письменный экзамен.
   — Не-а. Бродерик и Мейсон наняли каких-то ребят, которые все сдали за них. И теперь Бродерик и Мейсон платят Хеннесси по десять баксов в неделю, а тот составляет за них отчеты. Это факт. Слушай, босс, кто-то сыграл с тобой грязную шутку — облапошил тебя с фальшивыми похоронами Моргуна. Но бросаться бомбами — это совсем другое. Такими вещами не шутят. Тебе пока лучше затихариться...
   — К черту! — раздраженно сказал Додд. — Моргун ответит мне за все. Содрать с меня столько денег, а потом еще и взорвать мою контору. Я его найду. Я ему устрою похороны. И на этот раз лично удостоверюсь, что в гробу действительно лежит он!
   — Не руби с плеча, босс.
   — А как иначе?! — свирепо сказал Додд. — Моргун или тот, кто это сделал, хочет выставить меня дураком. И как, по-твоему, я буду выглядеть, когда эта история начнет распространяться?
   — Лучше быть дураком, чем мертвецом, — заметил Микинс. — За всем этим стоит нечто большее, чем просто чья-то шутка. Бомба — это серьезно. И еще помни, что в том гробу кто-то лежал. Тот, кого уже укокошили. Ты же не хочешь быть следующим, правда?
   — Тьфу на тебя! — в сердцах бросил Додд, повесил трубку и вернулся к барной стойке.
   — Плохие новости? — участливо спросил бармен.
   Додд молча проглотил виски, бросил на стойку полдоллара и направился к выходу.
   
   Когда Додд снова пришел в телеграфное отделение, за окошком сидела все та же невысокая девушка в очках с толстыми линзами. Она неодобрительно посмотрела на Додда и многозначительно фыркнула.
   — Учуяли виски? — догадался Додд. — Бурбон. Довольно дрянной. Пришел ответ на мою телеграмму?
   Девушка утвердительно кивнула.
   — Вам нужно заплатить один доллар и восемьдесят три цента.
   Додд заплатил указанную сумму, и девушка отдала ему телеграмму, текст которой гласил:
   
      ГАРОЛЬДА СТЕЙСИ ЗДЕСЬ НЕТ
   ВЫ МОЖЕТЕ СВЯЗАТЬСЯ С НИМ ПО ТЕЛЕФОНУ
   ПАРМЛИ 4142 БЭЙ-СИТИ.

   
   Внизу стояла подпись “Рэмси”.
   Додд почесал в затылке.
   — Этот номер кажется очень знакомым, — рассеянно пробормотал он и внезапно вскинул голову. — Это же номер телефона моей конторы!
   — Прошу прощения? — сказала девушка, с недоумением поднимая на Додда глаза.
   — Неважно, — махнул рукой Додд.
   В этот момент негромко зазвонил телефон. Девушка наклонилась и взяла трубку с аппарата, который находился где-то внизу под прилавком.
   — Почтовая и Телеграфная компания слушает, — сказала она. — Что? Кто?.. Да. Он здесь.
   Она протянула трубку через окошко.
   — Это вас.
   Додд приложил трубку к уху.
   — Чего тебе еще надо? — поинтересовался он.
   Однако на этот раз это был не Микинс. В трубке зазвучал тихий гортанный голос.
   — Мистер Уильям Додд?
   — Да, это Додд. Кто говорит?
   — Я не назову вам свое имя, мистер Додд, пока не поговорю с вами лично. У меня неприятности с законом. Я собираюсь сдаться полиции, но прежде чем это сделаю, хочу договориться о залоге.
   — Хорошо, — сказал Додд. — Я пришлю своего человека в полицейский участок.
   — Нет, нет! Только вы! Мне нужно договориться лично с вами. И я хочу говорить с вами прямо сейчас. Я звоню из магазина через дорогу от телеграфа. Если вы подойдете к окну, то сможете меня увидеть.
   Телефонный шнур был довольно длинный. Додд сделал шаг к большому окну.
   — Где вы? — бросил он в трубку.
   — Еще немного ближе, мистер Додд.
   Додд вытянул шею.
   — Не вижу я никакого магазина.
   — Еще чуть ближе...
   Додд положил телефонную трубку на стойку, вплотную подошел к окну — и в следующее мгновение бросился на пол.
   — Ложитесь! — успел он крикнуть девушке.
   Последовало несколько легких хлопков, характерных для револьверных выстрелов; зазвенело разбитое стекло.
   В глубине офиса раздался возмущенный выкрик одного из клерков телеграфа. Затем наступила тишина.
   Додд откатился в сторону и посмотрел на окно. В толстом зеркальном стекле были видны четыре неровные звездообразные дырки — все в одну линию, высотой примерно на уровне груди человека.
   Додд встал на четвереньки и, не обращая внимания на осколки, усыпавшие пол, быстро юркнул за откидную дверцу телеграфной стойки. Девушка забилась в угол. Она дрожала и с ужасом смотрела на Додда.
   — У вас есть оружие? — спросил Додд.
   — Ч-ч-что? — пролепетала девушка.
   Из задней части офиса послышался сердитый голос находившегося там клерка:
   — Что вы себе позволяете?..
   — Не высовывайтесь! — приказал ему Додд. — За мной кто-то охотится. У вас есть, чем отстреливаться?
   — Нет! — сказал клерк дрогнувшим голосом. — А вы... вы уверены?..
   — Если бы я не был уверен, то уже был бы мертв, — ответил Додд.
   На улице послышался женский крик, а потом раздался полицейский свисток.
   
   Додд снова проскользнул под откидной дверцей и на четвереньках пополз к входной двери. Осторожно высунув голову наружу, он увидел на противоположной стороне улицы возбужденных людей, столпившихся вокруг коренастого полисмена.
   Додд немного выждал, а потом встал и побежал к толпе. Он нырнул в людскую гущу и стал протискиваться к представителю закона.
   Рядом с полицейским стояла женщина в домашнем халате. Ее лицо, покрытое косметическим кремом, напоминало жуткую маску, достойную Хэллоуина. Волосы были туго накручены на металлические бигуди.
   — Прямо в моей квартире! — тараторила женщина, размахивая руками. — Там, наверху!
   Полисмен пытался призвать всех к порядку.
   — Спокойно, мэм? Расскажите толком, что произошло?
   — Говорю же вам, какая-то женщина! Появилась в моей квартире! Я была в ванной. Она открыла дверь и вошла! С пистолетом!
   — Отойдите все! — крикнул полицейский. — Итак, мэм, что было дальше?
   — Она велела мне молчать! В моей собственной ванной! Она направила на меня пистолет! Она звонила по моему телефону! А потом она выстрелила из моего окна!
   — Отойдите! — еще раз крикнул полицейский. — Хватит толкаться! Продолжайте, мэм. Она вас ограбила? Что-нибудь украла?
   — Нет! Но она зашла в мою ванную!
   — Да, мэм. И где она сейчас?
   Женщина всплеснула руками.
   — Да не знаю я! Какой вы непонятливый! Она выбежала и захлопнула дверь! И что вы тут стоите? Быстрее найдите ее и арестуйте! За что я плачу налоги?
   — Конечно, мэм, — лицо полицейского выражало страдание. — Но как она хоть выглядела?
   — Худая, высокая. На ней была такая жуткая старая шляпа, черная вуаль и какая-то облезлая шубейка.
   Додд выбрался из толпы, быстро миновал квартал, свернул за угол на Шестую улицу и опять зашел в “Кафе Енота”.
   В заведении по-прежнему был только бармен с обвислыми усами.
   — Ну, теперь вы точно чувствуете себя неважно, ведь так? — со знанием дела спросил он. — Вы весь дрожите.
   Додд сел на высокий стул, достал из кармана носовой платок и вытер лоб. Потом глубоко вздохнул, пытаясь унять бешеный стук сердца.
   — Я бы предложил вам выпил шерри-флип, — сказал бармен.
   — Бурбон, — хрипло произнес Додд. — Бутылку.
   — Вы будете опять… — начал бармен.
   — Заткнитесь, — грубо оборвал его Додд.
   Он налил себе виски и снова вытер лоб платком. Потом достал телеграмму от Рэмси и трижды перечитал ее. Сомнений не было. В телеграмме говорилось, что с Гарольдом Стейси можно связаться по номеру Пармли 4142, а Пармли 4142 — это был телефон в конторе Додда. Непонимающе покачав головой, он встал, прошел в телефонную кабинку и набрал номер.
   На другом конце провода послышались гудки, а затем чей-то бодрый голос произнес:
   — Компания “Залоговые поручительства Додда”. Обслуживаем в любое время и в любом месте! Что мы можем для вас сделать?
   — Кто это? — с недоумением спросил Додд.
   — А вы кто, приятель?
   — Это Додд!
   — О, привет, Додд, старина. Это Бродерик. Мы с Мейсоном присматриваем за тем, что осталось от твоей конторы. Я отвечаю на звонки. Как считаешь, у меня получается?
   — Вполне, — проворчал Додд. — Я думал, что телефон не работает.
   — Аппарату, конечно, досталось, но по нему еще можно говорить. Я даже могу позвонить своему старику в Мемфис в штате Теннесси, и буду слышать его так же ясно, как если бы он находился за стенкой. Слушай, Додд, а что там с Моргуном?
   — Не знаю, — осторожно ответил Додд. — А что с ним такое?
   — Ну, я думал, что ты его похоронил. Тогда почему он сюда звонит?
   Додд напрягся.
   — Мне звонил Моргун?
   — Да. Не знаю, насколько он жив, но мертвым он что-то совсем не казался.
   — Что он сказал?
   — Он спросил, на месте ли ты. Я говорю, нет. Тогда он спрашивает, где ты. Я говорю, что понятия не имею. Он говорит, что хочет оставить сообщение. Я говорю, почему бы и нет. И он мне все передал.
   — Ну, и какое сообщение? — напряженно спросил Додд.
   — Он сказал, что ты должен немедленно ему позвонить.
   — Куда позвонить? — воскликнул Додд.
   — Подожди минутку. Мейсон, перед тем, как мы заказали вторую бутылку, какой номер я тебе называл? Ах, да, вспомнил. Додд, звони по номеру Гарден 2212.
   — Хорошо.
   — И не беспокойся о делах, Додд. У нас все под контролем. Мы заботимся о твоих клиентах, как о своих собственных.
   — До встречи, — кисло отозвался Додд.
   Он повесил трубку, сунул в щель аппарата еще один пятицентовик и набрал номер Гарден 2212. Монотонные гудки на другом конце провода означали, что телефон работает, но никто не отвечал. Подождав немного, Додд повесил трубку, а затем набрал другой номер.
   — Полицейское управление, — ответил чей-то голос.
   — Свяжите меня с приемной, — попросил Додд.
   И через несколько секунд он уже говорил с Микинсом.
   — Привет, босс, — сказал Микинс. — Я как раз думал, куда ты запропастился. Ты знаешь, сколько денег лежит у тебя на личном счете в банке?
   — Я, конечно, могу ошибиться... — озадаченно ответил Додд. — А что?
   — У тебя их слишком мало.
   — Мало для чего?
   — Чтобы оплатить чек, который ты выписал за похороны Моргуна. Твой чек отклонили.
   — Не может быть! — воскликнул Додд. — Я уверен, что у меня достаточно денег, чтобы покрыть этот чек.
   — Ну, не знаю. Мне позвонил какой-то Милтгрин. Он был очень недоволен. Он пошел с твоим чеком прямо в банк и попытался его обналичить. Но ему сказали, что у тебя на счету недостаточно денег, чтобы заплатить.
   — Не понимаю, как такое может быть… — растерянно произнес Додд. — И что ты ответил Милтгрину?
   — Я даже не знал, что ему сказать, босс. Я подумал, а вдруг ты нарочно выписал фальшивый чек, или заблокировал выплату, или что-то еще. Поэтому я сказал, что ничего об этом не знаю, и что ему придется говорить лично с тобой. Я предложил ему приехать в твою контору и там ждать. Думал, что смогу предупредить тебя, если вдруг ты не хочешь его видеть. Но лучше тебе с ним встретиться. Он уж так причитал. Говорил, что теперь ему придется самому вносить деньги, а у него жена и шестнадцать голодных детей. Я чуть не прослезился.
   — Ладно, — решил Додд, — сейчас поеду в контору и встречусь с ним. А ты давай…
   — Минутку, босс, — перебил его Микинс. — Я должен тебе еще кое-что сказать. Ты когда-нибудь задумывался о том, что фамилия Тупер звучит как-то смешно?
   — Да, довольно смешная фамилия, — согласился Додд.
   — Мы тут с Хеннесси перетерли эту тему, и ему вдруг показалось, что он где-то недавно встречал фамилию, которая была похожа на эту — и такая же смешная. Ты ведь знаешь, что когда кого-то разыскивают, то повсюду рассылают листовки с фотографиями, описанием внешности, отпечатками пальцев и прочим?
   — Знаю, — терпеливо ответил Додд.
   — Сюда присылают массу таких листовок, а копы Бэй-Сити должны раздавать их патрульным и распространять другими средствами — только, конечно, они этого не делают.
   — Разумеется, не делают, — согласился Додд.
   — Хеннесси просто сдает их пачками в макулатуру. Это позволяет ему выручить пять-шесть долларов в месяц. Так вот, ему показалось, что он видел это имя на одной из листовок. Мы стали обзванивать другие полицейские управления — в Нью-Йорке, Чикаго, Майами... И, представляешь, мы его нашли.
   — Кого? — спросил Додд.
   — Парня с этой фамилией. Полковник Ханс И. Ван Тупер из Батавии, Голландская Ост-Индия. Женился на богатой вдове по имени Бланш Трилби в Лансинге, штат Мичиган, в августе прошлого года.
   Додд аж подпрыгнул на месте.
   — Бланш Трилби?!
   — Да. Не это ли имя ты произнес, когда ругался с тем железнодорожником по поводу возврата денег?
   — Точно! — воскликнул Додд. — Это она воспользовалась вторым — пассажирским — билетом и приехала сюда с телом якобы Моргуна.
   — Нет, это не она.
   — Что? — не понял Додд.
   — Это не она, потому что Бланш Трилби мертва. Полковник Ван Тупер перерезал ей горло во время свадебного путешествия и скрылся со всеми ее драгоценностями и деньгами. Он был хитер и не оставил за собой никаких отпечатков пальцев. Однако нам зачитали его словесный портрет, и мне показалось, что он очень напоминает Моргуна Тупера.
   Додд выругался себе под нос.
   — Это дело пахнет все хуже и хуже, босс, — сказал Микинс. — Тут замешано слишком много людей, которые мертвы, но сами об этом как будто бы не знают. Может, они умеют вылезать из могил, а? И вот еще что: ты знаешь лейтенанта Кастнера?
   — И даже очень хорошо, — ответил Додд.
   — Ему поручили расследовать взрыв бомбы в нашей конторе. Он недавно был здесь, очень довольный. Говорит, что ничего не будет расследовать, пока эта старушенция не сделает все возможное, чтобы стереть тебя в порошок. Потому что, если он начнет следствие сейчас, то может ей помешать.
   — Очень предусмотрительно с его стороны, — мрачно заметил Додд. — Но, возможно, он начнет расследование раньше, чем думает. У меня есть номер телефона — Гарден 2212. Выясни для меня прямо сейчас имя и адрес абонента.
   — Хорошо. Я попрошу Хеннесси.
   — Потом позвони мне в контору. Я еду туда.
   — Поосторожнее, босс, — предупредил Микинс. — Мне кажется, кто-то точит на тебя очень большой зуб.
   
   Уже смеркалось, когда Додд медленно проехал в машине мимо офисного здания, где находилась его контора. В конце квартала он развернулся и поехал обратно, внимательно наблюдая за темными дверными проемами и закрытыми витринами магазинов. Сейчас, в конце рабочего дня, улица выглядела пустынной и зловещей, и Додд чувствовал себя не в своей тарелке.
   Он остановился на углу и свистнул газетчику, сидевшему на тротуаре. Газетчик подошел и склонился к приоткрытому окну машины.
   — Привет. Чем могу помочь?
   — Я ищу одну леди, — сказал Додд, — и подумал, может, вы ее здесь видели.
   — Я видел много разных леди. Какая вам нужна?
   — Пожилая, — начал объяснять Додд, — высокая, носит старую потрепанную шубу, и у нее толстые лодыжки.
   — А, эта, — кивнул головой газетчик. — Я видел ее с минуту назад. Она прохаживалась тут, будто кого-то ждала.
   — Здравствуйте, мистер Додд, — неожиданно прозвучал еще чей-то голос.
   Додд дернулся так резко, что ударился головой о крышу салона, отчего шляпа нахлобучилась ему на глаза. Он лихорадочно приподнял поля шляпы и уставился на круглое и суровое лицо лейтенанта Кастнера.
   — Что вы так нервничаете? — усмехнулся Кастнер. — Вы что, на самом деле боитесь этой чокнутой старухи?
   — Вы просто с ней не сталкивались, — сердито ответил Додд. — Может, она и чокнутая, но она умеет стрелять и ловко обращается с бомбами.
   — Понятно. Я буду вас охранять.
   — Это очень успокаивает, — проворчал Додд. — А вот кто будет охранять вас?
   Кастнер открыл дверцу автомобиля.
   — Еще чего не хватало. Не бойтесь. Пойдемте к вам в контору. Возьмите мамочку за руку.
   Додд вылез из машины, захлопнул дверцу и зашагал по тротуару к темному входу в офисное здание. Кастнер, усмехаясь, шел сзади.
   Додд толкнул тяжелую дверь. В вестибюле горел тусклый дежурный свет, и Додд направился в сторону лифтов. Кастнер следовал за ним.
   Вдруг в тени лестницы, ведущей на второй этаж, Додду почудилось быстрое, но осторожное движение.
   — Берегитесь! — крикнул Кастнер и, развернувшись, вновь выскочил на улицу. Додд находился уже в середине вестибюля, и бежать ему было некуда. Он неподвижно застыл; его пульс стучал в висках тяжелым барабанным боем. Ничего не произошло. Через минуту, которая, казалось, растянулась на целое столетие, Додд сглотнул и сипло выкрикнул:
   — Кто там?!
   — Ох, мистер Додд! — прошелестел чей-то голос. — Мистер Додд!
   Над перилами лестницы выросла чья-то голова.
   — Милтгрин! — воскликнул Додд. — Что вы там делаете?
   — Ох, мистер Додд!
   — Вы ранены?
   — Мистер Додд, — всхлипнул Милтгрин, — я... без брюк!
   — Как это? — спросил Додд, подходя ближе.
   Входная дверь осторожно приоткрылась, и Кастнер, просунув голову в вестибюль, спросил:
   — Эй, Додд, у нее там еще одна бомба?
   — Заходите, супермен, — сказал ему Додд. — Опасности нет. Милтгрин, вы что, решили заделаться нудистом?
   Милтгрин скорчился на ступеньках, пытаясь натянуть свою рубашку на зеленые трусы и длинные худые ноги.
   — Мистер Додд, со мной никогда... никогда не случалось ничего более постыдного! Она... она забрала мои брюки!
   — Кто она?
   — Эта ужасная женщина. Это бесстыдное создание. Бланш Трилби. Она направила на меня пистолет и заставила... заставила меня снять брюки и отдать их ей.
   — Бланш Трилби! — повторил Додд. — Вы ее знаете?
   — Да, конечно, — ответил Милтгрин. — То есть я с ней встречался. Она была на железнодорожной станции, когда я приехал туда за телом мистера Тупера. Она назвала мне свое имя.
   — Вы говорите про ту самую любительницу повзрывать что-нибудь? — спросил Кастнер. — А как она выглядела?
   Милтгрин растерянно поглядел на полицейского.
   — Я не знаю. Ну, она где-то средних лет, худая и довольно высокая для женщины. Примерно вот такого роста. — Он поднял руку и коснулся своего носа. — И у нее грубый, хриплый голос.
   — Да какая вам разница? — раздраженно сказал Додд Кастнеру. — Или вы рассчитываете, что, увидев ее, сумеете по-быстрому смыться? Милтгрин, а зачем она забрала ваши штаны?
   — По ее словам, чтобы я... чтобы я не смог ее преследовать. Я как раз вошел в вестибюль и стоял у лифта, пытаясь понять, как его можно вызвать. Тут она выскочила, как чертик из табакерки, и приставила оружие прямо к моей груди. Она провела меня к лестнице и заставила… заставила раздеться. Мистер Додд, что мне теперь делать?
   — Расслабьтесь, — рассеянно посоветовал Додд. — А что она сделала после того, как забрала ваши брюки?
   — Спокойно вышла через парадную дверь.
   — Почему же вы не побежали на улицу и не позвали полицейского?
   — Без брюк?! — ахнул Милтгрин. — На улицу, где меня могли увидеть люди? О, только не это!
   — Послушайте, — робко вмешался Кастнер, — а вы не думаете, что она подложила сюда бомбу замедленного действия?
   — Рано или поздно мы это выясним, — заверил его Додд. — Милтгрин, я сожалею о том, что вы не смогли получить деньги по моему чеку. Произошла какая-то ошибка; но мы все выясним.
   — Мистер Додд, — сказал Милтгрин с печальными нотками в голосе, — я не могу не волноваться. Я не привык к таким событиям, которые происходят со мной в последнее время. Я просто не понимаю, как люди могут вести себя... таким образом. Это неправильно.
   — Да, да, конечно — кивнул головой Додд.
   Он подошел к двери, выглянул на улицу и свистнул газетчику.
   — Эй, приятель. Поймай, пожалуйста, такси.
   Затем Додд вернулся к лестнице.
   — Сейчас, мистер Милтгрин, вы сядете в такси и поедете домой. Наденете другие брюки и успокоитесь. Все будет хорошо, уверяю вас.
   — Но этот чек...
   — Я все сделаю. Теперь уже слишком поздно идти в банк. После того, как вы переоденетесь, отправляйтесь в “Ресторан Сигала” на Кэйбл-стрит и ждите меня там. Я попрошу Джо Сигала обналичить чек — мне он не откажет. А сейчас у меня есть другие дела, но я приеду, как только смогу. Можете поужинать там за мой счет.
   Перед офисным зданием остановилось такси.
   Милтгрин, как юбкой, пытался прикрыть краем рубашки свои ноги.
   — Извините, но я, вообще-то, не хочу есть. Ах, как все это ужасно! Что подумает моя жена?.. И мои бедные дети?.. Мистер Додд, я очень надеюсь, что вы сможете благополучно решить этот вопрос. Я бы не хотел прибегать к судебному иску…
   — Все будет в порядке, — повторил Додд.
   Милтгрин выглянул на улицу, посмотрел по сторонам, а потом запрыгал по тротуару, как страус. Нырнув в такси, он резко захлопнул за собой дверцу.
   Кастнер проводил взглядом отъехавший автомобиль и сказал:
   — Я, наверное, похожу тут вокруг. Эта старуха может прятаться где-то поблизости…
   — Ладно, — криво усмехнулся Додд. — Если я обнаружу бомбу, то закричу, чтобы вы могли сразу убежать.
   — Не подумайте, что я боюсь… — вскинув голову, начал Кастнер.
   — Конечно же, нет! — оборвал его Додд.
   Он вошел в лифт и нажал кнопку своего этажа. Старый механизм со скрипом повез Додда наверх.
   Еще находясь в лифте, Додд услышал пение. Два голоса, изрядно фальшивя, распевали какую-то застольную песню.
   Ругаясь про себя, Додд вышел из лифта и пошел по коридору. В двери его конторы — в матовой стеклянной панели — зияла огромная дыра с зазубренными краями. Пение доносилось изнутри.
   Додд открыл дверь и шагнул в приемную. Под ногами хрустнули осколки стекла. Комната напоминала кадры кинохроники, снятой в Лондоне. Стены были испещрены багровыми полосами, разбитый кулер для воды лежал на полу, повсюду валялись обгоревшие бумаги. У одного стула не было ножек, а у другого — сиденья. Однако массивный стол был все еще цел. На нем, как на кровати, развалился полицейский. Увидев Додда, он перестал петь и весело сказал:
   — Привет, Додд, старый ты ворчун. Эй, Мейсон, а вот и наш хозяин.
   Мейсон сидел в том, что осталось от любимого кожаного кресла Микинса. Кресло было завалено набок; обивка порвана. Мейсон сфокусировал взгляд на точке в шести футах левее Додда и важно кивнул.
   — Рад тебя видеть.
   — Да вы же пьяны, — воскликнул Додд, возмущенно глядя то на одного, то на другого.
   — Слышишь, Мейсон? — сказал лежавший на столе Бродерик. — Он говорит, что мы пьяны. И это после всего, что мы для него сделали!
   — Он просто завидует, — махнул рукой Мейсон. — Не обращай на него внимания.
   — Где вы купили виски? — спросил Додд.
   — В аптеке на углу, — ответил Бродерик. — Ты знаешь, что у тебя там кредит, Додд? Тебе надо чаще этим пользоваться. Нужно всего лишь позвонить, сказать, что ты Додд, попросить, что тебе нужно, и они отправят это прямо сюда. Хочешь, я покажу тебе, как это делается?
   — Не надо, — отрезал Додд.
   Послышался звонок телефона.
   — Твоя очередь брать трубку, Мейсон, — сказал Бродерик. — Я отвечал в прошлый раз.
   — Ерунда, — проворчал Мейсон. — Пусть себе звонит.
   Додд прошел в свой кабинет, который тоже частично пострадал от взрыва. Телефонный аппарат стоял на полу. Додд поднял трубку.
   — Слушаю? — сказал он.
   — Привет, босс, — это был Микинс. — Тот номер телефона зарегистрирован по адресу: Коттедж-Гроув-авеню, 1702. Имя — Петерсон. Телефон установили только на прошлой неделе.
   — Хорошо.
   — Есть еще одно маленькое дельце.
   — Господи! — воскликнул Додд. — Ну, что еще?
   — В управление звонили по междугородной связи. Искали лейтенанта Бартлетта из отдела убийств.
   — И что из этого?
   — Так ведь лейтенант Бартлетт — это ты, — ответил Микинс. — По крайней мере, сегодня днем ты сам так сказал оператору по телефону.
   — Черт! — Додд хлопнул себя по лбу. — Точно.
   — Ты же не думаешь, что телефонная компания преследует тебя за то, что ты выдал себя за полицейского?
   — Нет, — ответил Додд. — Но, мне кажется, я знаю, кто это. Я разберусь.
   Он разорвал связь и набрал номер междугородной линии. Связавшись с оператором, Додд сказал:
   — Это лейтенант Бартлетт из отдела убийств. Вы пытались меня разыскать?
   — Одну минуту, пожалуйста… Да, лейтенант. Оператор в Спарклинг-Фоллс, Южная Дакота, хочет немедленно с вами связаться. Вас соединить?
   — Давайте, — согласился Додд. — Я буду на линии.
   Через некоторое время из трубки донесся робкий голос Элси Бейли:
   — Добрый день, лейтенант Бартлетт.
   — Привет, Элси, — сказал Додд. — Как поживаете?
   — Хорошо. Я узнала ваше имя от оператора в Бэй-Сити. Надеюсь, вы не возражаете?
   — Конечно, нет, Элси. Что я могу для вас сделать?
   — Я подумала, вам следует знать, что у мистера Джиллиспи случился нервный срыв.
   — Что у кого случилось? — с недоумением спросил Додд.
   — Мистер Джиллиспи — гробовщик в Спарклинг-Фоллс. У него случился нервный срыв, он лежит в больнице, и к нему никого не пускают.
   — Когда это произошло?
   — Сегодня днем. Сразу после того, как я с ним поговорила.
   — Вот как, — сказал Додд. — Вы с ним разговаривали? О чем, Элси?
   — О вас. Я сказала ему, что вы звонили и спрашивали об Элвине Тупере, и сразу после этого у него случился нервный срыв.
   — Понятно, — медленно проговорил Додд. — Элси, я очень вам благодарен. Я бы хотел для вас что-нибудь сделать.
   — Ну... вы кое-что можете. В следующем месяце я еду в Бэй-Сити в отпуск и... и вы могли бы... поблагодарить меня... лично.
   — Конечно, — сказал Додд. — Но я не думаю, что это понравится моей жене. Впрочем, имеется выход. У меня есть друг. Его зовут Додд. Отличный парень. У него есть деньги, мозги, внешность… Вам он понравится.
   — Я бы предпочла... встретиться с вами. У вас такой приятный голос.
   — У Додда точно такой же, — сказал Додд. — Пришлите на его имя телеграмму — его адрес есть в справочнике Бэй-Сити, — а я попрошу его встретить вас с поезда. А теперь прощайте, дорогая Элси.
   Он положил трубку на рычаг и пробормотал себе под нос:
   — Как это я не подумал о гробовщике? Должно быть, старею.
   Додд вернулся в приемную. Мейсон что-то напевал, помахивая в такт пустой бутылкой. Бродерик дремал на столе. Додд толкнул его локтем.
   — Дай-ка мне твой револьвер.
   — Бери, если хочешь, — не открывая глаз, ответил Бродерик и расстегнул кобуру.
   Додд проверил, заряжен ли револьвер, затем сунул его за пояс и застегнул пиджак, чтобы скрыть оружие.
   — Короче, следите тут за порядком, — насмешливо сказал он и направился к выходу.
   — Можешь на нас рассчитывать, — пьяно откликнулся Бродерик.
   
   Коттедж-Гроув-авеню тянулась по окраине города к северу от залива и заканчивалась тупиком на полпути к вершине крутого холма. Последний уличный фонарь не горел. Додд припарковал машину у тротуара и побрел в темноте по каменистой, заросшей сорняками дорожке. Он успел пройти всего около пятидесяти ярдов, когда к его автомобилю тихо подъехала другая машина с выключенными фарами и припарковалась рядом.
   Додд остановился в тени дерева и стал наблюдать. Из второй машины показалась темная фигура. Человек огляделся, а затем, крадучись, двинулся вверх по тропинке.
   Додд шагнул поглубже в тень, подождал, пока человек с ним не поравнялся, а затем неожиданно крикнул:
   — Стой! Руки вверх!
   — А-а! — испуганно воскликнул Кастнер.
   Он вскинул руки так резво, что его пятки на миг оторвались от земли.
   — Ну, и кто из нас нервничает? — спросил Додд.
   — Ох! — выдохнул Кастнер. — Вы… это вы… Зачем вы так делаете? Для чего?
   — А вы тут по какому делу?
   — Ну... — замялся Кастнер, — я просто решил ехать за вами…
   — ...На тот случай, если я что-нибудь обнаружу, а вы сможете приписать все заслуги себе? — саркастически закончил Додд. — Раз уж вы здесь, то идите со мной. Мне нужен дом номер 1702. Должно быть, это вон то бунгало прямо впереди.
   Додд указал на длинное узкое здание, задней частью упиравшееся в склон холма, а с фасада подпертое бревнами.
   — Кто там внутри? — настороженно спросил Кастнер. — Не любительница ли бомб?
   — Надеюсь, что так. Я пойду вперед. Вы держитесь сзади и хватайте всех, кого я спугну.
   — Хорошо, — дрогнувшим голосом ответил Кастнер.
   Додд направился по тропинке к бунгало. Теперь он особенно и не пытался скрывать свое присутствие. Из окон не пробивалось ни малейшего лучика света. Бунгало казалось пустым и заброшенным — здесь явно давно никто не жил.
   Додд поднялся по широкой деревянной лестнице, ступеньки которой тревожно поскрипывали под весом его тела. Нащупав дверную ручку, Додд повернул ее. Дверь оказалась не заперта.
   Додд толкнул дверь и тут же прижался к стене. В правой руке он сжимал револьвер Бродерика.
   — Кто там есть, выходи! — крикнул он в темноту.
   Ответом ему была тишина. Додд задержал дыхание и, резко оттолкнувшись от стены, нырнул в дверной проем. Затхлый, неподвижный воздух, казалось, облепил его со всех сторон. Додд пригнулся и прислушался, готовый реагировать на малейший шорох. Немного выждав, он осторожно пошарил левой рукой позади себя. Нащупал выключатель, щелкнул им, и покрытый пылью шарообразный светильник, свисавший с потолка на длинном зеленом шнуре, внезапно вспыхнул ярким светом.
   Жуткая картина предстала перед Доддом. Он сглотнул подкативший к горлу комок. На полу, в нескольких футах от двери, лежал Моргун Тупер. Будучи довольно полным человеком при жизни, сейчас своим видом он напоминал сдувшийся воздушный шар. Тупер был мертв. Его горло было перерезано от уха до уха.
   Додд шагнул вперед, и в этот момент дверь в противоположной стороне комнаты резко распахнулась. Какое-то мгновение Додд смотрел прямо на бледное лицо под черной широкополой шляпой. Безумный крик разорвал тишину, царившую в доме, и дверь снова захлопнулась. Опомнившись, Додд дважды выстрелил, целясь в середину дверной филенки. В ответ послышался звон разбитого стекла, и раздался еще один вопль. Додд прыгнул вперед, ударом плеча высадил дверь и ввалился в грязную, дурно пахнущую кухню. Справа была еще одна дверь, и Додд рванул к ней.
   Сбежав по деревянным ступенькам, он, наконец-то, сумел разглядеть того, кого преследовал. Впереди, примерно в двадцати ярдах от Додда, нелепая — и даже гротескная — фигура, спотыкаясь и падая, пыталась подниматься по склону.
   Додд снова прицелился, но в последний момент передумал и выстрелил в воздух. Преследуемый вскрикнул, потерял равновесие и, упав на землю, покатился вниз.
   Продолжая держать поверженного врага на прицеле, Додд осторожно приблизился к лежавшей на земле фигуре.
   Из-за угла послышался дрожащий голос Кастнера.
   — Эй, Додд, с вами все в порядке?
   — Лучше не придумаешь, — ответил Додд.
   Кастнер подошел ближе.
   — Это вы стреляли? — спросил он и тут же воскликнул: — О! Да это же леди-подрывник! Хотя... смотрите, она вовсе не леди!
   Это была чистая правда. Из-под юбки лежавшего торчали ноги в брюках.
   — Почему он не двигается? — спросил Кастнер. — Вы его убили?
   — Нет, — ответил Додд. — Просто он пьян до потери пульса.
   — И кто это?
   — Гарольд Стейси. Полицейский из Спарклинг-Фоллс, Южная Дакота. А Моргун Тупер в бунгало. Убит.
   — Моргун Тупер, — повторил Кастнер. — Убит... А это полицейский...
   — Не ломайте над этим голову, — сказал Додд. — Я потом вам все объясню. Идите в бунгало и вызовите труповозку. Там где-то должен быть телефон.
   
   — Не хочу я идти в ресторан! — упирался Кастнер, — И есть я не хочу.
   — А я хочу! Вперед!
   Полицейский нехотя вылез из машины и потащился за Доддом.
   — Мне нужно составить полный рапорт. Я должен знать все факты.
   — Чуть позже вы все поймете.
   Пройдя через большие стеклянные двери, они оказались в огромном зале “Ресторана Сигала”. Ресторан был полон. Со всех сторон доносился звон посуды вперемешку с разговорами и смехом. За кассовым аппаратом сидел хозяин заведения Джек Сигал, похожий на большого, невозмутимого Будду. Он кивнул Додду, который внимательно осматривал зал.
   — Мистер Додд! — послышалось от одного из столиков.
   Это был Милтгрин, который вскочил с места, увидев своего должника.
   Додд сделал знак Кастнеру, и они двинулся к столику.
   — Вы же помните Милтгрина, Кастнер? Это тот парень, который остался без брюк. Это также тот, кто взорвал мою контору, стрелял в меня сегодня днем и перерезал горло Моргуну Туперу.
   Гробовщик среагировал мгновенно. Схватив со стола бутылку, он врезал ею полицейскому между глаз. Кастнер, залитый то ли кровью, то ли кетчупом из бутылки, рухнул на пол. Додд же, опрокинув ногой стул, рванулся к нападавшему. Милтгрин отскочил в сторону, одновременно пытаясь достать оружие, но Додд все-таки зацепил его левой рукой, сбил с ног, но не смог удержать. Милтгрин был гибок, как змея, и довольно мускулист. Вывернувшись из цепких рук Додда, он трижды нанес ему удары твердым, словно камень, кулаком и ткнул пальцем в глаз. Завопив от боли, Додд откатился в сторону и попытался вытащить револьвер. Гробовщик вскочил на ноги и бросился к выходу. Но ему помешал расторопный официант, стоявший возле стойки заказов и наблюдавший за происходящим. Метко запущенный им тяжелый граненый графин с водой попал Милтгрину в затылок и взорвался, словно бомба. Беглец упал, пропахал физиономией футов десять пола, ударился головой о стену и затих.
   Додд тяжело поднялся на ноги, прижимая ладонь к пострадавшему глазу.
   — Я очень извиняюсь, Джек. Никак не думал, что этот идиот устроит такую заваруху. Я думал, он сразу сдастся.
   — Оплатишь ущерб, — невозмутимо произнес Сигал.
   — Само собой, — кивнул головой Додд.
   — Тогда не о чем и говорить. Кстати, позвони Микинсу. Но сначала вызови полицию.
   И, обратившись к столпившимся вокруг официантам, Сигал скомандовал:
   — Ребята, возвращайтесь к работе. А ты, Джо, смой этот чертов кетчуп с нашего друга и приведи его в чувство.
   Вызвав полицию, Додд попросил соединить его с приемной управления, где скучал Микинс.
   — Додд! — воскликнул его помощник. — Ты куда запропастился? Я уже хотел было звонить в больницы и морги. Тут такие новости! Мы с Хеннесси болтали об этом деле, и он вдруг вспомнил, что Тупер однажды был замешан в махинациях с продажей фальшивых участков на не менее фальшивом кладбище. И у Тупера был партнер, подозрительно похожий на этого твоего гробовщика Милтгрина.
   — Ах ты черт! Хеннесси. Этот тупоголовый пьяница! Да и ты не лучше. Почему то ваши гениальные идеи появляются после того, как мне чуть не вышибут мозги, не проткнут глаз, и пока я сам не найду ответы на все вопросы!
   — Босс, да мы как-то… Что?! У тебя есть ответы? Расскажи; а то я тут в управлении с ума сойду. Поговорить не с кем. Кругом одни копы.
   — Все началось в Южной Дакоте, в городе Спарклинг-Фоллс. Моргун Тупер отсиживался там после того, как прикончил богатую вдову Бланш Трилби. Ее драгоценности принесли пройдохе неплохие деньги, и он решил “отмыть” их, купив городскую газету. И, как ты думаешь, что бы он стал делать, имея кое-какие познания в области химии и заполучив при этом в свои руки печатный станок?
   — Начал бы печатать фальшивые деньги, — ответил Микинс.
   — Соображаешь. Именно так. Я должен был сразу подумать о печатном оборудовании. Ведь сначала Туперу нужно было изготовить клише. Но это еще не все. Он подружился с констеблем Гарольдом Стейси. А этот полудурок, получив ориентировку на Тупера, еще и показал листовку своему новому дружку. Моргун сразу смекнул, что для него запахло жареным. И поэтому принял решение — разыграть собственную смерть. Чтобы, значит, концы в воду. И он втянул в это дело констебля. Ты ведь знаешь, что этот прохвост мог уговорить кого угодно. Вот и наплел Стейси байку о том, что мы с Моргуном якобы приятели не разлей вода и постоянно подстраиваем друг другу всевозможные розыгрыши. Оставалось только заморочить голову гробовщику и инсценировать самоубийство. Не уверен, но думаю, что Моргун платил за все фальшивыми деньгами. Он убедил своих подельников, что розыгрыш заключается в следующем: он сам, переодевшись в женскую одежду, поедет на том же поезде, в котором будут перевозить гроб, а потом он просто от души посмеется надо мной, якобы его лучшим другом. Причем имя женщины Тупер, очевидно, выбрал под влиянием ностальгических чувств. К тому же он решил: если все будут считать, что он мертв, то и дело об убийстве Бланш Трилби в конце концов прикроют.
   — Да уж, план был хорош. А что находилось в гробу?
   — Во-первых, клише, чтобы всегда можно было по мере необходимости допечатать фальшивок, а во-вторых, те деньги, которые уже были напечатаны. Тупер договорился с гробовщиком в Бэй-Сити, что потом заберет у него гроб и подкинет немного “зеленых” вдобавок к тем, которые заплачу я. Но вышла промашка. Милтгрин каким-то образом — вероятно, открыв гроб — узнал о его содержимом. И захотел получить свою долю, причем немалую. Гробовщик практически загнал Тупера в угол — ведь он узнал тайну мнимого самоубийства последнего. Но Моргун не зря слыл большим хитрецом. Он прислал мне в контору письмо, прекрасно понимая, что, прочитав его, я начну скакать, как блоха на горячей сковородке. И он думал, что я предприму какие-то действия; скажем, припугну гробовщика, и тот станет более сговорчивым. Но наш хитрец не учел упрямства Милтгрина. Тот пошел ва-банк и сделал свой ход: нацепил женские шмотки Моргуна и решил припугнуть уже меня, подбросив бомбу в мою контору.
   — Рисковый парень, — вставил Микинс.
   — Тем временем до Стейси — как бы глуп он ни был — начало доходить, что он вляпался во что-то крайне незаконное. Оставив номер моего телефона своему другу-ветеринару, констебль отправился в Бэй-Сити. В его планах было связаться со мной и узнать подробности аферы. Но кто-то из подельников его перехватил и отвез в бунгало, которое Моргун приготовил себе в качестве убежища. Там Стейси убедили не делать глупостей. Короче, этот простофиля оставался в бунгало, напиваясь до бесчувствия и отчаянно пытаясь придумать, как ему теперь быть. А потом ты зачем-то рассказал Милтгрину, где меня найти.
   — Я ничего ему не говорил.
   — Значит, это был Хеннесси. Так или иначе, гробовщик меня нашел и пытался пристрелить. Ублюдок промахнулся и поэтому решил попытать счастья еще раз — в моей конторе. Милтгрин, в своем женском наряде, ждал в вестибюле. Но ему опять не повезло. Со мной был Кастнер, и только слепой не увидел бы, что это коп. Гробовщику пришлось импровизировать на ходу. Он скинул с себя женскую одежду. Но вот незадача — штанов-то у него не было. Прошлось выдумывать историю про Бланш Трилби. И у него получилось довольно убедительно — я купился. Надо, кстати, отдать должное и мнимому “покойнику”. Тупер пытался связаться со мной и предупредить о гробовщике, когда узнал, что тот открыл на меня сезон охоты. Как бы там ни было, Милтгрин об этом узнал. Или же ему просто надоела вся эта возня, и он решил разом со всем покончить: убить Моргуна, а констебля переодеть в женскую одежду и оставить возле трупа. В том состоянии, до которого довел себя пьянчуга Гарольд Стейси, он вполне мог взять вину на себя. Вот такая история.
   — Додд, чуть не забыл. Я тут услышал, что Почтовая и Телеграфная компания подала на тебя в суд за злонамеренные действия.
   В этот момент кто-то тронул Додда за плечо.
   — Сэр, это вам.
   — Спасибо, — рассеянно ответил Додд и взял сложенный вдвое лист бумаги. — Микинс! Что ты там сказал? "Злонамеренные"?
   — Именно. Они утверждают, что по твоей вине разбито одно из их дорогих зеркальных стекол. Полицейские уже отправили к тебе человека с повесткой...
   — О боже… — простонал Додд и развернул бумагу.
   
   “Настоящим сообщается, что Вы назначены ответчиком по возбужденному против Вас делу...”
   
   — Босс! Когда я тебя снова увижу?
   — Седьмого мая, ровно в десять утра, — пробурчал Додд. — В зале судебного заседания
"Детектив — это интеллектуальный жанр, основанный на фантастическом допущении того, что в раскрытии преступления главное не доносы предателей или промахи преступника, а способность мыслить" ©. Х.Л. Борхес

За это сообщение автора Клуб любителей детектива поблагодарили: 6
buka (09 янв 2020, 17:23) • igorei (09 янв 2020, 18:09) • Miranda (12 янв 2020, 00:59) • Гастингс (09 янв 2020, 13:41) • Stark (09 янв 2020, 19:45) • Леди Эстер (09 янв 2020, 16:05)
Рейтинг: 40%
 
Аватар пользователя
Клуб любителей детектива
Освоился
Освоился
 
Автор темы
Сообщений: 141
Стаж: 52 месяцев и 20 дней
Карма: + 7 -
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 618 раз.


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Кто просматривал тему Кто просматривал тему?